Михаил Берсенев Грандмастер

Как украинский ушастый "Запорожец" антиалкогольное учреждение Москвы атаковал? Случай из жизни

Случилась нижеизложенная оказия в 90 — е годы прошлого столетия, в эпоху крошечных палаток по продаже спиртного, сигарет, спирта Рояль и легендарных тогда шоколадок «Сникерс». Мы, тогда новоиспеченные студенты, только недавно окончившие школу, как водится, гуляли на одной из вечеринок у нашего товарища по имени Серега. Музон на всю «Ивановскую», водка, пиво, непонятное студенческое варево в огромной кастрюле размером с ведро (помню, кипятили там окорочка куриные, или «ножки Буша», итальянские макароны, банку тушенки «китайская стена», лаврушка, какие-то специи, зачем-то залили в кастрюлю пол банки из-под майонеза томатной пасты, туда же случайно упал непогашенный бычок сигареты «BOY»). Девчонки с нами тусуются. Вообщем, все идет весело и по-студенчески отвязно. В колонках громыхает композиция (теперича уже не помню название группы), но слова там звучали такие:

«Но если ты — парень крутой!
То — сигареты „BOY“ — это выбор — твой! Твой! Твой!».

С сигаретами у нас все было нормально, запаслись тем самым «боем». Да, сейчас уже таких не продают, однако. А вот выпивки, как это обычно бывает, не хватило. Организмы юные — только наливай! И студентки пьют не слабее нашего брата.

На дворе — ночь. А тогда не было такого, как нынче, что прямо на каждом шагу по магазину круглосуточному с огромным ассортиментом, а были маленькие палатки, что торговали спиртным. Но до них еще нужно было ехать! Минут пятнадцать на машине, а пешком идти — офонареешь, да и лень топать-то было. К тому же, погода довольно неприятная: поздняя осень, идет колкий густой снежок, образуя на дороге тонкий ковер. Скользкий ковер, надо сказать. Итак, денег у нас, студентов, не очень много и на такси их тратить — жалко до чертиков. У хозяина квартиры, где мы тусим, в гараже во дворе стоит «Запорожец». Ушастый. Сын хозяина — Серега, студент, отвязный чувак. Спортсмен, не пьет, а вот «косячок» раскурить не брезговал. Отец его учил ездить на этом «Запорожце», сам же батя в отъезде в другом городе на тот момент был.

Документы на машину спрятаны, но Серега знает где. Дети почти всегда знают о тайниках неповоротливых взрослых, но не показывают вида, что знают. А родители, бабушки с дедушками как раз и пребывают в уверенности, что им удалось «объегорить» молодых и якобы молодежь не знает о «нычках» предков. Также есть запасная связка ключей от гаража и замка зажигания! Там же, где и документы. Права у Сереги свежие, красивые. Ура! Значит, транспорт есть. Деньги на продолжение гулянки, какие есть, высыпаются на стол. Все выворачивают карманы, трясут сумочками. Далее — толпой вываливаемся из подъезда, идем к гаражу, открываем ворота. Во незадача: у нас — «запор»! Не в плане непроходимости желудочно-кишечного тракта, а в том смысле, что в нашем распоряжении имеется автомобиль «Запорожец»! Ушастый! Сверкает малыш! Кажется, что подмигивает нам.

Серега уверяет, что машина на ходу, только аккумулятор старый. Пробуем завести. Эх, аккумулятор действительно дохлый. А выпить-то охота! Вечеринка только в самом разгаре! Мы, парни, заходим сзади этого чуда советской промышленности. Легко, непринужденно, аки пушинку выталкиваем «запор» из гаража и гоним вперед «ушастого». Колеса бегут легко, шуршат. Хоть и скользко, а идет машинка! И тут сзади, то есть у нас под носом, раздается мини-взрыв. Этот звук я признаю: мотор завелся! Кто не в курсе, у «Запорожца» мотор находится в заднем багажнике.

Итак, Серега за рулем, улыбается, мотор ревет на всю округу, но — не глохнет, трудяга. Я ныряю за переднее пассажирское сиденье. Мы с Серегой — делегаты, нет — гонцы. Посланцы за продолжением банкета. И мы — едем! Машин тогда было несравнимо меньше, чем сейчас. Выехали на дорогу. Красота! Свежайший снежок белым покрывалом ложится на столичные улицы. Снежинки широкие, пушистые, чистые, падают на лобовое стекло. Катимся мы не быстро, но — едем, а не на своих двоих топаем. Тем более заказ на выпивку от собутыльников поступил основательный, а тащить все на своем «горбу» тяжко и совсем не празднично. А тут — мы на колесах!

Весело трещим с Серегой. Скорость он, очевидно, прибавил. Ну, и ладно. Машин особо не видно, прохожих — также. Город спит, осень. И вот тут развивается молниеносный калейдоскоп событий. Я не помню, я не видел, как все произошло, но Серега потом говорил, что «нечто выскочило сбоку» и ему пришлось отвернуть в сторону. Это «нечто» могло быть автомобилем или человеком. Животным. Хотя, вряд ли. Серега упоминал после какие-то «усы». Так что, навряд ли то был автомобиль или собака, ведь они сильно усатыми не бывают. Так сие и осталось загадкой, также как и ответ на вопрос, а выскакивало что-либо наперерез нашему украинскому — советскому «танку» с мотором сзади, или нет. Я смеялся и прикуривал в тот самый момент, поэтому ничего не видел.

Итак, некий прыжок, молниеносный полет и удар. Я разбиваю лбом зеркало заднего вида. Такое, которое навешивается дополнительно на заводское, так как штатное зеркало — махонькое, а навесное — широкое, длинное, в общем, многие такое используют. Лбом разбиваю это зеркало, угол которого рассекает мне кожу в верхней части лба. Серега бьется об руль, из носа хлещет кровь. Прикуренная сигарета от удара падает на днище на какую-то тряпку. Кровь со лба течет мне по лицу и капает на новую дубленку. Я в шоке, а Серега безумными глазами глядит на меня, но видит теперь уже не приятеля, а окровавленного Фреди Крюгера. Серега не выдерживает всего этого и дико кричит слово «Мама!». Видимо, все равно человек в минуты дикого отчаяния и шока зовет нечто дорогое, а не ругается матом. Этот вопль приводит меня в чувство. Я пытаюсь открыть дверь и вылезти из салона, но она лишь слегка приоткрывается и упирается… в некую стену!

Окурок на тряпке начинает вонюче тлеть вместе с тканью, наполняя пространство внутри машины едким дымом. Блин, мы врезались в здание! Стена, что не пускает меня наружу, странного цвета — коричневая. А Сереге удалось со своей водительской стороны открыть дверь. Он выпадает на мягкий, чуть ли не первый снег. Я следую за ним, перелезаю через его сиденье, параллельно соображая, что нужно выкинуть дымящуюся тряпку из салона. На «автомате» цепляю ее, тлеющую, кидаю на снег, выползаю из «запора». Мы стоим с Серегой, шатаемся. Как в фильме «Скала» с Николасом Кейджем, а рядом с нами дымит тряпка (у Кейджа, правда, была дымовая шашка по сюжету. Но у Николаса — то ведь и не было никогда «Запорожца»)! Мы глядим по сторонам, как бойцы после боя.

«Голова обвязана
Кровь на рукаве» — есть такая песня.

Серега глядит на меня, кровь течет по моему лицу. У него под носом — тоже красно. Мы — в ступоре. Хорошо, мир тогда был не без добрых людей. Остановилась машина, парень с мамой. Очевидно, ехала семья домой. Увидал наше несчастье, и просто остановился помочь. Женщина мне пластырем с антисептиком залепила рану. Сереге ватку под нос дала. Сказала, что сейчас они до поста ГАИ доедут, сообщат об аварии. Мы стоим, молчим, ждем, осматриваемся. Оказалось, что мы по мокрому снежку слетели с дороги, перелетели через бордюрный камень, который сыграл роль трамплина и носом «Запорожца» воткнулись в придорожное здание! Врезались мы в угол огромного дверного проема передней левой фарой. Соответственно силой инерции машина продолжила движение и почти прижалась правым боком вплотную к стене.

Так был заблокирован выход со стороны пассажирского сиденья, отчего я и не мог вылезти. А тут мимо ехала машина милиции. Район патрулировали. Остановились. У меня кровь вновь начала сочиться из-под пластыря на лбу и милиционер (сам!) сделал мне перевязку головы, причем основательную такую, даже можно сказать — профессиональную. Удивительный тогда милиционер попался! Медик бывший, наверное. Итак, я стал похож на Шарикова после вмешательства на мозг с этой массивной повязкой из белоснежного бинта на голове. Обидно так стало, что хоть по-шариковски на луну вой!

Милиция по рации вызвала медиков и вскоре приехала «Скорая». Мы с Серегой от госпитализации отказались. А милиционер шутил все, что ж мы, дескать, во внутрь здания прямо не въехали в нужный нам кабинет! Весело ему было. А Серега ведь не пил спиртного совсем. Он же спортсмен! А если и выпивал, то плохо ему становилось. Оказалось, что наш «запор» протаранил здание городского наркологического диспансера! А коричневая высокая стена была не чем иным, как массивными дверьми входа в это государственное антиалкогольное заведение!

Да, получалось, что мы практически чуть ли не влетели внутрь наркодиспансера на нашем украинском ушастом «танке». Милиция замеры кое-какие сделала, тогда она также право имела оформления ДТП. И тут вопрос возник — завтра ж рабочий день. Придут доктора, уважаемые наркологи на свое рабочее место, причапают их пациенты, а вход-то в диспансер напрочь нашим «запором» перегорожен! Срыв работы госучреждения, понимаешь ли! А эта улица относится к их отделению милиции, это их зона ответственности. Вообщем, говорят милиционеры, надо бы убрать наш «Мерседес» от входа и не мешать нормальному функционированию государственного аппарата, и наркодиспансера — в частности!

«Танк» наш «ушастый» не заводится, «морду» ему всю сплющило. Так получается, что не за что «Запорожец» сзади зацепить тросом милицейским. Да и не хотели они на своей «пятерке» (ВАЗ-2105) через бордюрный камень прыгать, да лавировать меж развороченных нами металлических перил, чтобы нас оттащить от здания. Просит милиция пособить им всем, кто может, кроме меня. Я же — раненый, нельзя мне по медицинским показаниям тяжести поднимать. Так вот, два милиционера, Серега, водитель «Скорой», доктор и два мужика из числа прохожих как хвать «запор» наш под днище — и на руках отволокли его в сторону, метра на три- четыре от здания! Вручную! Поглядели мы на вход в диспансер: «Запорожец» наш каменный угол дверного проема отбил, да коричневую деревянную дверь ободрал. Серега бумаги подписал, «Скорая» констатировала, что он трезв. Нас «Скорая» отвезла недалеко до травмпункта, где мне шовчик на рану положили.

Через три дня в газете МК в рубрике «Происшествия» мы с удивлением прочитали заметку, где говорилось, что такого-то числа в Юго-Восточном округе столицы двое студентов, будучи в нетрезвом состоянии, на автомашине «Запорожец» врезались в наркологический диспансер округа. Здесь ошибка — нетрезв был только я. Написали, что обошлось без серьезных травм и молодые люди, то есть — мы, от госпитализации отказались. Это — верно. Зачем-то подчеркнули, что «Запорожец» в результате аварии превратился в груду металлолома, хотя это было не совсем так. Потом «запор» подлатали и он еще поездил.

Написали, что нам была оказана медицинская помощь. Это — правда. Непонятно, как тогда информация об этой аварии попала к журналистам крупнейшего городского издания. Очевидно, редакция получала сводки дорожно-транспортных происшествий и обратила внимание на нашу аварию потому, что было «атаковано» здание наркодиспансера. Почему информация пришла к газетчикам несколько искаженной — загадка. «Запорожец» вообще — весьма таинственный автомобиль. Недаром про него столько анекдотов придумано.

Теперь, спустя много лет, в этом доме сделали большой магазин «Книги» с красивым стеклянным входом, а диспансер переехал по другому адресу. И каждый раз, проезжая мимо этих ставших родными стен, я вспоминаю Серегу, тот «Запорожец», что «танком на воздушной подушке» вклинился в наркодиспансер. Атака та стала журналисткой новостью. Я понял тогда, что встречаются нормальные милиционеры и врачи. На лбу у меня остался маленький шрам от зеркала заднего вида того «Запорожца». До сих пор остается загадкой, как «запор» перелетел довольно высокий бордюрный камень. Также доподлинно неизвестно, был ли усатый мужик (или женщина!) на той дороге в ту ночь, или он просто привиделся Сереге.

Я еще раз тогда убедился, что «Запорожец» — мистическая машина. Говорят, в нее влезает больше двадцати человек! Да, мотор в «заднице», «уши» как будто слышат и слушают всю улицу, разговоры людей снаружи и внутри салона. Эх, что-то не понравилось «Запорожцу» в ту ночь и он решил «прыгнуть» на наркодиспансер. Не понравились, очевидно, две вещи: «прокладка» между водительским сиденьем и рулем и нетрезвый напарник «прокладки»! Что ж, справедливо. Кто его разберет, этот «Запорожец»! Сейчас этих машинок почти не видно на дорогах, а жаль. Это очень мудрый и своевольный агрегат — ЗАЗ советской сборки.

22/10/09, М. Берсенев

Опубликовано на личной странице 22.10.2009
Дата первой публикации 22.10.2009

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: