Сергей Курий   Грандмастер

Кто вы - Игорь Акимушкин? Ко дню рождения великого популяризатора

Есть писатели, имя которых знакомы тысячам (а то и миллионам людей), их книги не залеживаются на полках, их любят и перечитывают. И при этом о самом писателе мы не только не знаем почти ничего, но и лишены возможности узнать что-то внятное.

Среди советских читателей 1960−80-х годов трудно найти того, кто, увлекаясь зоологией, мог пройти мимо книг Игоря Ивановича Акимушкина. Его шеститомный «Мир животных» до сих пор красуется у меня на видном месте рядом с такими великими популяризаторами, как Брэм, Даррелл и Гржимек. Однако, в отличие от них, о биографии Акимушкина известно до обидного мало — невозможно найти даже точную дату смерти писателя.

С датой рождения дела обстоят получше — почти во всех источниках указано 1 мая 1929 года (правда, один раз говорится о 1 марта и это, скорее всего, опечатка). Родился будущий популяризатор в Москве, и, подобно Дарреллу, уже в детстве стал испытывать целенаправленный интерес к братьям нашим меньшим. Еще маленьким мальчиком он очень любил бывать на даче, где наблюдал за окружающей живностью и тут же придумывал жучкам-паучкам собственные названия. Вскоре он узнал, что есть такая наука зоология, где над названиями успели потрудиться и до него. Отныне вопрос «Кем быть?» отпал у Игоря сам собой.

Игорь Иванович Акимушкин (1929-1993) (Книга "Мир Животных") Он посещает кружок юных биологов при Московском зоопарке, с отличием оканчивает школу и тут же — в 1947 году — поступает в МГУ на биолого-почвенный факультет. Окончив его в 1952-м, Акимушкин устраивается на работу в Институт океанологии при АН СССР. Именно там он защищает диссертацию об осьминогах Тихого океана и получает звание кандидата биологических наук. Недаром одна из его первых книг — «Приматы моря» (1963) — будет посвящена именно головоногим моллюскам — одним из самых разумных существ среди беспозвоночных. Но мог ли подумать Игорь, сочиняя в детстве имена для животных, что в 1968 году в названии недавно открытого кальмара увековечат и его фамилию — Cycloteuthis akimushkini Filippova?

Круглоперого кальмара Акимушкина я не нашел, но вот его ближайший родственник - Cycloteuthis sirventyi Впрочем, к 1968 году фамилия Акимушкина была уже широко известна не только в научном сообществе. Печататься наш герой начал еще в 1956 году, но в 1961-м он решает попробовать себя на ниве популяризаторской литературы для детей и юношества. В том году выходят сразу две книги — «Следы невиданных зверей» и «Тропою легенд» — о том, как легенды и слухи о невероятных животных порой оборачиваются вполне реальными открытиями новых видов.

Книги имели просто бешеную популярность. Внятный язык, интригующая манера повествования, эрудиция не только в профессиональной сфере, но и в искусстве, истории, мифологии — делали книги Акимушкина безумно интересными даже для людей, далеких от зоологии. К тому же Акимушкин широко пользовался зарубежными источниками, и многие факты советский читатель впервые узнавал из его книг.

Маленький пример. Меня недавно спрашивали по поводу статьи о детях-волках — откуда пошла история Амалы и Камалы? Так вот, записал ее, якобы очевидец, — священник Дж.Э. Л. Сингх, после чего она в 1927 году попала на страницы газет. Ну, а до нас эту историю донес именно Игорь Акимушкин.

Обложки книг В. Флинт, из предисловия к книге И. Акимушкина «Куда и Как?» (1965):
«Только что в главе „Разведка звуком“ мы с захватывающим интересом прочитали об удивительном явлении — эхолокации летучих мышей и дельфинов, прочитали как некое откровение. А между тем для советского читателя это не должно было быть новостью! Ведь уже три года назад Государственным издательством физико-математической литературы была переведена на русский язык и выпущена пятидесятитысячным тиражом книга одного из основателей учения об эхолокации в животном мире, Дональда Гриффина, „Эхо в жизни людей и животных“. Книга серьезная, умная. Сведения, сообщаемые в ней, получены, что называется, из первых рук: ведь автор сам проделал тысячи экспериментов, проанализировал десятки гипотез. Да и написана она, казалось бы, популярно. И все же книга запомнилась только специалистам, прошла мимо массового читателя! В чем же здесь дело? Да именно в этом самом „правильном ритме“, о котором говорилось и который Д. Гриффин, видимо, не нашел».

С 1960-х годов книги Акимушкина выходят с заметной частотой — «Занимательная биология», «Куда и Как?» (об ориентации животных в пространстве), «Трагедия диких животных» (об истребленных и вымирающих видах), «Первопоселенцы суши» (о пауках), «Невидимые нити природы» (об экологии), «Причуды природы»… Кроме того, наш герой успевал писать и сценарии научных документальных фильмов, и книжки для совсем маленьких читателей («Жил-был бобр», «Кто без крыльев летает?» и т. п.).

На фоне всенародной популярности Акимушкин в 1963 году вступает в КПСС, а в 1971 году становится лауреатом премии Всесоюзного общества «Знание». Через 8 лет его даже примут в Союз писателей СССР, а он за это время напишет свой главный труд…

Речь идет о знаменитой шеститомной серии «Мир Животных», которая стала настоящим дерзновением даже для такого талантливого популяризатора, как Акимушкин. Казалось бы — под силу ли одному человеку написать практически о всех-всех тварях, населяющих землю? Да и стоит ли соперничать с такими авторитетными изданиями, как «Жизнь Животных» — будь то работа легендарного Брэма, или основательный (под тем же названием) семитомник изд-ва «Просвещение» где поработали десятки авторитетных ученых?

Страницы "Мира Животных" (издание 1970-х годов). Конечно же стоило — архаичность Брэма и научный академизм «Просвещения» проигрывали стилю Акимушкина — живому, захватывающему, и при этом умело балансирующему на грани занимательности и научности. Этому служило и обилие фотографий, и гениальный (на мой взгляд) дизайн книги. По бокам шли белые поля, украшенные то забавными, то дополняющими текст картинками кисти А. Блоха и Б. Жутовского. Основной текст шел крупным шрифтом, а цитаты или дополнительные сведения (которые можно было пропустить) шрифтом поменьше.

К слову, писатель не только цитирует других, но и вспоминает свои встречи с миром природы. Знакомые Акимушкина не раз отмечали его, как хорошего спортсмена и охотника, который, хотя и не выезжал за рубеж, но вдоволь объехал многие уголки обширного Советского Союза.

Популяризация (если она научная, а не псевдонаучная) — очень сложный жанр. Ведь популяризатор — даже ученый — не может быть доскональным специалистом во всех областях. Были промахи и неточности и у Акимушкина, но что они на фоне современного научпоповского ширпотреба, завалившего прилавки.

И. Акимушкин:
«Я пошёл по пути обобщений, выборности, хотя всеми силами стремлюсь сохранить за книгами значение их как справочной литературы».

В СССР считалось, что научно-популярная литература призвана расширять кругозор людей, чувствовать свою причастность к другим сферам жизни и, желательно, стимулировать их к дальнейшим познаниям.
Однако, за редким исключением, масса популярных изданий сейчас не дает никаких реальных знаний, или дает их только лишь как набор интересных фактов, вырванных из общего контекста в угоду моде. То есть, в изложении информации нет последовательности, она фрагментарна и не претендует на то, чтобы дилетант или ребенок стремился учиться и расширять свои познания. От читателя/зрителя требуется лишь восклицание «Waw!» и больше ничего. Например, количество популярных книг про динозавров занимает «львиную долю» общего количества подобных изданий про весь животный мир. И в большинстве своем они не вызывают у читателя желания познакомиться поподробнее с биологией, зоологией, геологией. Они лишь призваны потешить его любопытство, порадовать глаз, развлечь.

Однако вернемся к Акимушкину.
Его «Мир животных» стабильно издавались с 1971 по 1975 год, пока, как мне кажется, автор просто не устал. Пятый том — про насекомых — был меньше по объему и по информации, что незаслуженно по отношению к самому многочисленному классу животного мира. Однако в 1981 году серия дополнилась еще одним томом, в котором, по утверждению писателя, он впервые (!) в мировой научно-популярной литературе объединил под одной обложкой сведения о домашних животных. Надо сказать, в своем жанре писатель не раз оказывался пионером — те же «Следы невиданных зверей» и «Тропою легенд» — были одними из первых книг по криптозоологии (сфере поиска животных, считающихся легендарными или несуществующими).

В 1993 году Игорь Акимушкин скончался в возрасте 64 лет. Но его книги не забыли — в 1998 году — вышло переиздание «Мира Животных» — на этот раз в 4-х томах и дополнением про недостающие типы беспозвоночных. На этот раз книгу украсили цветные фото, но, к сожалению, исчезли картинки, поэтому старое издание до сих пор эстетически смотрится намного выигрышней.

Я тоже мечтаю когда-нибудь издать подобие «Мира животных» — но в несколько ином направлении (уделить, прежде всего внимание, роли животных в нашей культуре). И если мне это удастся, то я обязательно посвящу книгу Игорю Ивановичу Акимушкину — лучшему советскому популяризатору зоологии из всех, мною читанных.

Опубликовано 1.05.2011
Дата первой публикации 27.04.2011

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сейчас читаю книгу "Следы невиданных зверей". Хороший писатель. Хорошо, что когда-то в школьной библиотеке мне всучили его книгу "Проблемы этологии", хотя я отказывался. А сейчас Игорь Акимушкин - мой любимы писатель.

     
  • А меня за победу в областной олимпиаде по биологии в школе наградили однотомным изданием части "Мира животных" Акимушкина - про рыб, амфибий, пресмыкающихся и птиц, уже с другим дизайном (более современным, без рисунков, но с цветными фотографиями)... до сих пор цело.

     
  • Василий Егоров Василий Егоров Читатель 16 июля 2012 в 08:33

    Спасибо Вам за умную и добрую статью. Я в детстве прочитал только один том «Мир животных» и этого было достаточно, чтобы всю жизнь внимательно и с научной точки зрения смотреть на животных. Биология как хобби осталась у меня на всю жизнь, на мой взгляд, благодаря Акимушкину. Для меня до сих пор удивительным остается то, что большинство окружающих не знают или не понимают животных.

     
    • Василий Егоров,

      Спасибо! Мне с окружающими повезло больше - большинство из них в детстве тоже прошли увлечение зоологией (кое-кто с моей подачи). Животные - это целые чужие "вселенные", которые вот - прямо перед тобой.

       
  • Шеститомник Акимушкина - любимейшее детское чтение. Лет до 15 всерьез мечтала стать биологом (конкретно - океанологом). Давно искала информацию об авторе, но ее, как Вы справедливо заметили, было мало. Спасибо, что нашли и поделились с другими

     
    • Сергей Курий Сергей Курий Грандмастер 19 июля 2011 в 17:55 отредактирован 19 июля 2011 в 17:56

      Елена Родина,

      В детстве (лет с 5-ти) мечтал стать, то писателем, то палеонтологом. Но потом решил, что живая собака лучше мертвого динозавра и переключился на зоологию. Акимушкин, Даррелл, Гржимек и советский 7-митомник "Жизнь Животных" были культовыми книгами. После школы все-таки поступил на биологический, хотя и в пединститут. А потом задули "ветры перемен" и сдули все детские мечты и иллюзии.

       
      • Сергей Курий, а меня от биофака отвернул, стыдно сказать, страх, что не сдам математику честно говоря, до сих пор жалею, что не стала заниматься обитателями моря, особенно китообразными... Даррелл, Конрад Лоренц, изумительно писавший о собаках, Ян Грабовский, знаток животных и чудесный рассказчик, "Жизнь Животных" 50-х годов издания, а еще восхитительная энциклопедия "Вселенная и Человечество" 1901-04 гг. - без всего этого я наверняка была бы другим человеком. Как, впрочем, и без Летова...

         
        • Елена Родина, Насчёт Летова целиком и полностью поддерживаю))) Он мне глаза разлепил на этот мир. А в детстве у меня были всё те же чудесные книги: Даррелл, Акимушкин и 5 томов "Жизни животных", которые я, каюсь, украл в библиотеке. Но мне они оказались нужнее чем кому бы то ни было. Только благодаря всему хорошему что я вовремя впитал в себя, я стал таким как есть, и нисколько ни о чём не жалею, хотя раньше закрадывались сомнения. Спасибо всем моим Учителям!

           
  • Татьяна Зимина Татьяна Зимина Профессионал 14 мая 2011 в 15:23 отредактирован 14 мая 2011 в 15:28

    Сергей Курий, причуды памяти - в голове броненосец остался , а книжка не моя была (регулярно бралась у родственников почитать), так что давненько уже ее (именно это издание) не видела.

    Оценка статьи: 5

     
  • Татьяна Зимина Татьяна Зимина Профессионал 14 мая 2011 в 09:54 отредактирован 14 мая 2011 в 10:05

    Сергей Курий, спасибо за замечательную статью. Книга Акимушкина "Причуды природы" (мягкий переплет, свернувшийся в клубочек броненосец на обложке) была у меня в детстве одной из так называемых настольных.

    Оценка статьи: 5

     
  • Мир животных - шикарный четырёхтомник - любимая книга детства. Правда у меня было только 2 тома: микроорганизмы-беспозвоночные-динозавры и насекомые. Много раз перечитывал, даже подумывал стать энтомологом ))
    Светлая ему память.

     
    • Тимур Шакиров,

      А у меня в детстве, как раз, было старое издание - там не было динозавров и беспозвоночных, кроме насекомых. Не скажу, что именно Акимушкин повлиял на мой выбор (биофак), но без него не обошлось.

       

Популярные видео