Юрий Москаленко Грандмастер

Эрмитаж: с каких картин началась жемчужина художественного искусства России?

7 декабря 1764 года, 245 лет назад, императрица Екатерина II повелела открыть для осмотра приобретенную ею у берлинского купца Иоганна Эрнста Гоцковского коллекцию картин фламандских и голландских мастеров. Это собрание состояло из 225 произведений искусств. День для открытия галереи был выбран отнюдь не случайно: именно на 7 декабря (24 ноября по старому стилю) приходится день святой великомученицы Екатерины.

О том, как попали к императрице картины, существует, по крайней мере, три версии. Согласно первой — коллекция была взята у Иоганна Гоцковского в счет контрибуции, которую Пруссия должна была выплатить России за потери в ходе семилетней войны. Так что ни о какой плате за собрание картин речи не было.

Из коллекции Гоцковского. Франс Хальс. Портрет молодого человека с перчаткой в руке. Около 1650 г. Вторая версия — Екатерина II хотела продемонстрировать всей Европе, что Россия в войне с Пруссией вышла победительницей, и в пику разоренному войной противнику имела средства для того, чтобы вкладывать их даже в покупку предметов искусства. Сколько уплатила за «голландцев и фламандцев» набиравшая «силу» Екатерина II — историческая загадка. Во всяком случае, какой-то конкретной цифры мне найти не удалось.

И, наконец, третья, самая «экзотическая» версия. В 1764 году в Северную Пальмиру приехал Иоганн Гоцковский. Гость получил аудиенцию у императрицы, и после разговора, показавшегося сановной особе интересным, был приглашен составить ей партию в винт. А дальше то ли императрице очень повезло, то ли немец специально поддавался, но он проигрался в пух и прах. Крупную сумму денег он выплатить не смог бы, а был вынужден компенсировать долг живописными полотнами.

Как бы там ни было, в феврале 1764 года картины из коллекции Гоцковского де-юре стали принадлежать Екатерине II, но только к концу года, когда все было доставлено в столицу российской империи, «Эрмитаж» можно было открыть. Кстати, это слово французское и означает «уединенный уголок» или «приют отшельника». Именно так в Версальском дворце и некоторых других королевских резиденциях называли помещение, где титулованные особы отдыхали в интимном кругу.

Нельзя не рассказать о самом Иоганне Гоцковском. Известно, что родился он в 1710 году. Получил очень неплохое образование. Еще в молодости познакомился с будущим наследником прусской короны Фридрихом. Фриц был натурой увлекающейся. И хотя его властный отец требовал, чтобы сын с малолетства учился искусству войны, наследник выбрал иной путь. Он учился играть на флейте, с упоением читал французских философов, а в свободное время очень любил танцевать. Словом, не был равнодушен к искусству.

Из коллекции Гоцковского. Ян Стен. Гуляки. Около 1660 г. В начале 30-х годов принц совершил очень дурной поступок — сбежал в Англию, которая была заклятым врагом Пруссии. Но он привык жить на широкую ногу, а потому Фрицу пришлось возвращаться на родину. Чтобы молодой человек больше «не дурил», его срочно женили. Правда, к своей невесте, а потом супруге он был равнодушен. Но в 1740 году Фридрих Вильгельм скончался от порфирии, и его сын занял трон. Одним из первых дворян, которых Фридрих II призвал на государственную службу, был как раз Иоганн Эрнст Гоцковский. Ему молодой король поручил пригласить в Пруссию искусных мастеров и художников.

Было это в 1740 году. Иоганн с блеском справился с поручением. Его близость к королю открывала любые двери, а что до того, что при заключении контрактов к ладоням Гоцковского всегда «прилипала» изрядная сумма денег, то ему благородно прощали эти мелкие «прегрешения».

В 1755 году Фридрих II поручил своему «выдвиженцу» подобрать коллекцию художественных полотен для своего дворца. Но средства на покупку выделял крайне скупо. Это и дало Гоцковскому моральное право собирать картины у себя. А начавшаяся вскоре Семилетняя война отложила передачу картин королю на неопределенное время.

Из коллекции Гоцковского. Хендрик Голциус. Адам и Ева. 1608 г. Между тем именно Гоцковский отличился в середине этой войны, в октябре 1760 года, когда Берлин захватили русские войска. Впрочем, город в равной степени могли занять и австрияки. Проницательный Иоганн справедливо рассудил, что снисхождения можно ждать прежде всего от русских, а потому уговорил городской магистрат не посылать военные силы для оказания сопротивления русскому генералу фон Тотлебену (немцу по рождению), а сдать город без единого выстрела.

Справедливости ради следует заметить, что Иоганн, как хороший шахматист, видел все на несколько ходов вперед. Еще в августе 1758 года после битвы при Цондорфе, когда прусские войска захватили в плен русских солдат и офицеров, именно Гоцковский стал ангелом-хранителем для русских, добивших их вполне сносного их содержания, а потом и обмена. Так что в русской армии Иоганна хорошо знали.

Берлин был спасен от разорения. Этот подвиг Фридрих II вполне оценил, вручив в знак признания своему протеже 150 тысяч рейхсталеров. Но король искусно вел свою игру, практически заставив Гоцковского основать новую мануфактуру по производству изделий из фарфора. Последний вложил в нее эти средства, организовал производство, а как только весь процесс был отлажен, в 1763 году монарх заставил продать завод государству.

Из коллекции Гоцковского. Якоб Йорданс. Семейный портрет. Начало 1650-х г.г. Передав в 1764 году свою коллекцию предметов искусства Екатерине II, Иоганн Гоцковский опять отправился в Голландию, надеясь собрать коллекцию и для своего короля. Зная скупость Фридриха II, он решил опять вкладывать в картины свои деньги. А для того, чтобы поднакопить средства, он выгодно, как ему показалось, разместил свои активы в ведущих голландских банках. Но даже такой проницательный человек, как Гоцковский, не смог предусмотреть большой финансовый кризис, который поразил Голландию. Практически все его средства «сгорели».

Иоганн вернулся в Берлин, где и скончался в 1775 году если и не в полной нищете, то в крайней бедности. А Эрмитаж, к открытию которого он «приложил руку», уже через 10 лет после своего открытия, к 1774 году, имел в своих фондах уже 2080 картин…

Опубликовано 7.12.2009
Дата первой публикации 29.11.2009

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Виктор Кухновец Виктор Кухновец Профессионал 13 декабря 2009 в 20:58 отредактирован 13 декабря 2009 в 21:00

    Юрий Москаленко, а мне было интересно узнать о роли Иоганна Гоцковского в этом деле. Какое странное стечение всех обстоятельств. Явно, умнейший человек. Но, жизнь копейка, судьба злодейка. Умер в бедности...

    Оценка статьи: 5

     
    • Да, Виктор, мне самому она показалась интересной. Богатейший человек, миллионами ворочал, а поди ж ты. Тогда был тоже кризис, скорее европейский.

      Оценка статьи: 5

       
  • Спасибо Екатерине, не просто собирала, но и показывала народу свои коллекции. 5

    Оценка статьи: 5

     
  • Юр, понравилась статья

    Оценка статьи: 5

     
  • Даже если в карты продул, то оставил свое имя в истории. Играл-то с самой Екатериной!

    Оценка статьи: 5

     
  • Отличная статья.

    Оценка статьи: 5

     
  • Ну и? таки уплатил державный долг, продал или в карты продул?

    Оценка статьи: 5

     
  • Юрий, прочла Вашу статью с огромным удовольствием, спасибо! Крошечный грамматический нюанс - мне кажется, фамилия Хендрика Гольциуса пишется с мягким знаком.

    Оценка статьи: 5

     
  • Люба Мельник Люба Мельник Бывший модератор 30 ноября 2009 в 07:01 отредактирован 30 ноября 2009 в 07:07

    Вот здесь можно прочитать, что Михаил Светлов писал о пристрастии к кавычкам.
    Жемчужина худ. искусства -
    это какое-то из произведений этого самого искусства, но никак не собрание картин. Которое, если продолжать упражнения с ювелиркой, прилично сравнивать уже с ожерельем))
    Версий не три, а одна, поскольку все изложенные (а также - и не изложенные)в качестве версий причины в истории Эрмитажа сплетаются воедино: работали все факторы: и стесненное положение Фридриха, и долг Гоцковского, и мода на коллекционирование, и стремление следовать примеру Петра 1, и политический расчет Екатерины на рост авторитета России от затрат денег на произведения искусства.