София Варган Грандмастер

Сталинские методы руководства. Как создать образ Вождя? (Часть 1)

Главная задача любого руководителя — управлять. Это очевидно. Не очевидно другое — как нужно управлять. Приходится пользоваться методом «научного тыка», пытаясь нащупать единственно верный, эффективный путь.

Но, если рассмотреть вопрос о руководстве внимательнее, то выяснится, что вопрос «как командовать?» следует за вопросом «кто командует?». То есть, создание имиджа Вождя является той самой первоочередной задачей, при грамотном решении которой можно избавиться от многих проблем.

Основной принцип успешного управления прост: руководитель знает лучше. Это должно быть аксиомой для каждого сотрудника. Следование этому принципу позволит достичь необходимого уровня лояльности сотрудников, уважения с их стороны и подчинения приказам руководителя.

Данным методом широко пользовался Сталин, этот принцип поддерживался всем созданным имиджем Вождя (собственно, имидж для того и создавался, чтобы утвердить идею руководитель знает лучше). Ведь именно таким образом можно добиться беспрекословного подчинения приказам.

Кроме того, принцип руководитель знает лучше помогает использовать «наши идеи». В том случае, если руководитель знает лучше, представление чьей-то идеи как совместной («мы здесь в ЦК»), автоматически делает эту идею безошибочной и безупречной — ведь одним из ее авторов является руководитель, который знает лучше.

Руководитель обязан принимать решения сам — иначе какой же он Вождь, тем более, что только лишь он сам способен оценить в полной мере, насколько это решение соответствует общему направлению политики компании и какие оно будет иметь последствия в будущем (ведь именно глава компании определяет пути дальнейшего развития).

Однако, принимая решения самостоятельно, руководитель вовсе не обязан сам их озвучивать и даже подписывать соответствующие данному решению документы. Особенно, если есть вероятность, что данное решение будет непопулярным, либо по каким-то причинам приходится взять на себя обязательство, которое придется нарушить, возможно, что и не по своей вине.

Вспомним знаменитый пакт Молотова-Риббентропа. Почему «Риббентропа» — это понятно, ведь Риббентроп лично присутствовал при подписании документа, и не только присутствовал, но и подписывал, имея на это соответствующие полномочия. Но вот отчего — «Молотова»? Ведь присутствовал при подписании этого пакта Сталин, более того — само возникновение этого документа являлось сталинской инициативой. Отчего же не подписал?

Можно, конечно, сказать, что на тот момент Сталин не имел никакой официальной должности: он был Генеральным Секретарем компартии, но и не более того (и не менее). То есть, не являлся руководителем страны — де-юре. Но, если принять за истину, что пакт не был подписан Сталиным именно потому, что у него отсутствовал официальный повод подписать, то сразу же возникает следующий вопрос: почему же тогда впоследствии Сталин все же принял официальное руководство государством (то есть, уже не только де-факто, но и де-юре).

А ведь ларчик открывается чрезвычайно просто: подписание пакта о ненападении с Германией было необходимым на тот момент, но непопулярным решением (как в глазах собственного народа, так и с точки зрения внешней политики государства). Быть ответственным за непопулярные решения Сталин не хотел. И, собственно говоря, был совершенно прав. Ведь для того, чтобы за руководителем пошла хоть страна, хоть компания, у людей (неважно, являются ли они населением целой страны либо немногочисленными сотрудниками небольшой фирмы) должна быть уверенность в верных методах руководства.

То есть, должен присутствовать образ непогрешимого руководителя, который «знает лучше». В противном случае, не избежать мелкой подправки его решений на каждом уровне компании (или страны). Подобные правки заканчиваются лишь тем, что первоначальное решение руководителя невозможно узнать, когда оно доходит до непосредственных исполнителей.

Кроме того, возвращаясь к пакту Молотова-Риббентропа, с точки зрения прошедших лет можно увидеть: соблюдать условия данного документа никто и не собирался. Но, не приняв на момент подписания пакта официальной должности главы государства, и, как следствие, не подписав этот документ, Сталин сохранил в неприкосновенности образ честного и непогрешимого руководителя. И сохранил бы его даже в том случае, если бы не Германия объявила войну Советскому Союзу, а напротив — Советский Союз Германии. Ведь Сталин-то не подписывал пакт, однако вполне мог подписать приказ о начале военных действий. В результате же того, что пакт был подписан Молотовым, получилось, что это Молотов совершил ошибку, Молотов поверил сладким словам лисы-Риббентропа, поддался обману и заключил непопулярный союз. Молотов, но не Сталин!

Популярность руководителя не является незначащим, маловажным вопросом. За непопулярным руководителем не пойдут, ему не поверят, его решения будут переиначены и перекроены (ведь в данном случае «знает лучше» не руководитель, а кто-то другой). И в результате непопулярный руководитель в один отнюдь не прекрасный день обнаруживает, что руководство компанией по-прежнему принадлежит ему де-юре, но де-факто управляет компанией тот, кто «знает лучше». А этим «кем-то» может оказаться кто угодно, вернее, тот, кто будет популярен среди сотрудников, в чью непогрешимость они будут верить.

Опубликовано 12.07.2008
Дата первой публикации 13.05.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • коммент

    Видете ли, г-жа автор, принцип "руководитель знает лучше" срабатывает только тогда, когда он действительно "знает лучше и больше". На практике же оказывается, что всегда найдутся люди более компетентные (или хотя бы один человек). Так вот, умный руководитель (или вождь, если хотите) использует знания нижестоящего на пользу общества, либо в свою пользу. А человек, считающий себя верхом совершенства (т. е. ущербный), пойдет по пути устранения помехи либо обычным увольнением (как сейчас), либо физическим устранением (как при Вашем обожаемом И. В.)

     
    • Ежели историю не знаете - не беритесь комментировать. А уж тем более судить. При Сталине не было физического устранения специалистов, которые действительно "знали лучше". Кузнецова устранили, что ли? А ведь было прямое неподчинение приказу. Прямое! Не просто возражение. Это вам так, пример навскидку, для подумать. Хотя, вряд ли вы это умеете. Особенно с учетом того, что даже не умеете читать. Вы тренинг для руководителей упорно принимаете за восхваление лагерной системы. Хотя речь идет совершенно о другом. Вы готовы зачеркнуть и выбросить на помойку всю российскую историю, потому что она не удовлетворяет вашему мнению о том, как это должно быть. Более того - вы даже не знаете этой истории! Но все равно готовы выбросить. В давние времена таких людей называли "послух" - то есть, тот, кто говорит не на основании фактов, а на основании слухов. Вы тоже - звон слышали, но даже не задумались откуда он и почему.

      Оценка статьи: 5