Стия Тарасова
Стия Тарасова Читатель

Странствия молоденького воробушка, или Ну как же мне найти работу?

Для начала представлюсь — Анастасия, впрочем, дома меня зовут Ванечкой. Непонятно почему, но мне нравится, ведь «Ванечка» — уменьшительное от «Ивенна», а это имя… Но лучше обо всем по порядку.

Итак, о том, как я училась в школе, равно как и о том, что случалось с искательницей приключений, то есть со мной, за четыре года, проведенные в Энгельсском педагогическом колледже, полагаю, говорить не стоит, иначе рискую не закончить и за день!

Важно вот что: прошлой весной я на отлично сдала выпускные экзамены, получила на руки красный диплом и окунулась в заслуженное лето.

Оно промчалось слишком быстро. Очнулась я, лишь когда пришлось идти на собеседование в давно уже присмотренный институт СГУ, на заочное отделение.

На филологический факультет я поступила без проблем, пройдя собеседование, а вот дальше… Поступила-то я на коммерческий! Немного денег я скопила из стипендии в училище, как раз на первые две сессии, а дальше? Надо сказать, что моя семья отнюдь не богата, и кроме меня есть еще Наташка, которая на год младше!

 — Ищи работу, — обреченно вздохнули совесть и здравый смысл.

Нет, я не лентяйка! Просто фантазерка, поэтому очень хотела найти такое дело, которое и доход бы приносило, и полету моей фантазии не мешало. Начать решила с детского садика — как никак образование педагогическое, и с детьми общаться мне всегда было интересно. Во время установочной сессии я носилась по больницам — проходила медкомиссию. У кого есть опыт, те поймут, насколько это неприятно!

И в первый же понедельник после «освобождения» из института я вышла на работу, твердо намеренная принести максимально возможную пользу. Определили меня в группу детей с нарушениями в развитии -13 человек. Скажу сразу: дети — это прелесть. Я играла бы с ними, читала бы сказки, развивала бы, проводила волшебные занятия, на которые я большая мастерица! Они такие доверчивые… Но как же я ошибалась!

На дополнительные развивающие занятия в программе садикового обучения времени не предусмотрено. Совсем. Только грибочки и дурацкие, отупляющие сказочки о «правильных» детках! Создавалось впечатление, что воспитательница и сама молью побита, и детей такими делает. Впрочем, она была еще доброй женщиной — стоило послушать, как остальные орут на детей, чтобы понять это.

Я уж не говорю о том, какая там еда! Честно — я была не в состоянии прожевать кусок белого хлеба, чуть тронутый повидлом, который полагался на полдник.

Я не ханжа — но я не могу понять, зачем ежедневно и упорно выписывать одни и те же конспекты своей работы со стандартным набором фраз — цели развивающие, воспитательные, образовательные, ход урока, оборудование… Тем более что я своими глазами видела, из какой старинной тетради моя напарница их копировала! Одно и то же с советских времен…

А ведь это время можно потратить на разработку, выдумку чего-то нового! Последней каплей стало требование вымыть посуду — огромную кастрюлю от каши, кучу тарелок, чашек, ложек в холодной воде, после чего у меня началась сильная ангина. Это — работа нянечек! Да и они тоже не должны работать в подобных условиях.

Итак, из садика я ушла на третий день, узнав попутно, что меня даже и не собирались оформлять. Долгое время мне было жалко детей из моей группы — я успела всех запомнить и к некоторым почти привязалась.

Весь листопад, все время дождей я искала другую работу. В одном месте меня элементарно «кинули» — я ведь имею право преподавать английский в младших классах, и в одном детском клубе мне пообещали такую работу. Я прождала несколько месяцев, потом приехала по вызову, и хозяйка клуба сказала, что берет меня воспитателем с окладом в 2000 тысячи на полный рабочий день. Сами понимаете, это меня не устраивало — ведь нужны деньги еще и на проезд!

Следующая попытка — компания по организации детских праздников. Были чудные перспективы, переговоры с разными сотрудниками по телефону — наконец, меня пригласили на собеседование. Вечером. На квартиру. В один их отдаленных районов Саратова, хотя объявление давалось в Энгельсе. Можете считать меня трусихой — я не поехала!

Потом… Даже теперь при воспоминании об этой неделе на глаза наворачиваются злые слезы. В газете я увидела объявление примерно такого содержания: «Молодое креативное издательство „З.“ приглашает на работу авторов художественной литературы». Я говорила, что люблю писать? Что мечтаю стать писательницей, детской писательницей?

Наткнувшись на это объявление, я поняла: вот оно! Мое! Моя мечта! Я поехала в Саратов, нашла в глубине какого-то двора указанное офисное здание, а в нем — маленькую комнатку, в которой, собственно, и помещалось «издательство». Очень милая девушка Света приветливо меня встретила, рассказала, какая направленность работы, дала пробное задание — написать аннотацию на любой учебник программы начальной школы, разработать один урок из этого учебника и написать нечто вроде сочинения на свободную тему.

Я летела домой, как на крыльях! Тут же кинулась в библиотеку, побежала к своей преподавательнице из училища за советами, подняла все свои конспекты… Я хотела сразу показать, что я на самом деле умею писать, я не графоманка! Что же касается сочинения… Скажу без ложной скромности — оно вышло чудесным. Теплым, красивым, легким и изящным. Более того, я присоединила к нему свое стихотворение, самое любимое, самое дорогое и самое лучшее.

Наконец, все было готово. Я поехала, вся обмирая в душе, навстречу своей мечте. На месте выяснилось, что следовало привести не распечатанный текст, а текст на электронном носителе. Можете считать меня дурочкой, но я в свои 19 об этом не подозревала, а меня, естественно, никто не предупредил. Что ж, Света согласилась и на такой вариант, сказав, что перезвонит через день. Прошло два дня. Я не выдержала — может, телефон потеряла?! — позвонила сама.

- Анастасия… Вы говорите с директором издательства… значит так, ваши дальнейшие действия — по этому адресу отправляете электронный вариант своей работы… для проверки на плагиат, до свидания.

Я в ужасе — ну какой плагиат?! Это было уже под вечер, но я сорвалась и помчалась лично. Привезла диск — еле успела к закрытию, путь-то по дождю неблизкий!

 — Мы перезвоним вам через день.

Я ждала неделю. Не звонила. Держалась. Потом сломалась.

 — Светланы нет на месте.
 — Светлана сейчас подойдет.

И последняя попытка.
 — Добрый день, издательство «З.»
 — Ддоббрый день, ппозоввите, ппожалуйста, Свветлану!!!
 — Одну минуту.

Ура? Как бы не так!

 — Света, тут эта звонит, будешь говорить? (в сторону)
 — Нет, скажи, я на совещании. (Ответ, который я, обладая хорошим слухом, слышу из глубины комнаты.)
 — Светлана на совещании. (Это уже мне.)
- Да? Хорошо, спасибо.

Все. Месяц я переживала сей незначительный инцидент, до боли жаль было стихотворения… Ладно, проехали.

В декабре сдавала сессию, на последнем экзамене просто срезали — ни за что поставили «4». Как раз к Новому Году! Ну, ничего, здесь стипендию не платят, пережила.

Но эта зима… Она была страшной! В моей жизни успело случиться много всякого, тяжелого, даже опасного… Но это был какой-то провал, черная, затягивающая бездна. Я ненавидела себя — и чем дальше, тем больше. Я не готовилась к мартовской сессии. Не пыталась найти работу. Жирела на глазах и скандалила с родителями по пустякам. Я казалась отвратительной самой себе — и чем дальше, тем больше, но с каким-то злорадным удовольствием загоняла себя все глубже. Серое небо, тучи, мелкая ледяная крупа, склизкие кусочки льда на тротуарах… Никому и никогда не пожелаю я того, что испытывала сама! Ни солнца, ни света, ни надежды, ни радости — только холод до самого сердца! Не знаю, чем бы это все закончилось, вполне возможно, нервным срывом, но началась весна. До сессии оставалось не больше трех недель, и мне, волей неволей, пришлось начинать делать хоть что-то. Понемногу я оживала и однажды, выйдя из дома в солнечную пыль, поняла: я вернулась. Откуда? Не знаю… из тьмы и холода, наверное.

Сессию я сдала снова с одной четверкой, но это уже была моя вина — не успела выполнить все задание.

Апрель закончился, начался май. Я съездила еще на пару собеседований, теперь жду результата. Не знаю, что буду делать дальше — но в садик точно не пойду. У меня есть три месяца, чтобы заработать несколько тысяч на оплату следующей сессии, иногда мне становится не по себе — но я не хочу, не хочу предавать свою мечту!
Жизнь прекрасна, несмотря ни на что. Солнце и звезды, ветер в лицо и плеск волн — я не знаю, что ждет меня, но я иду и буду идти, не сдаваясь!

Ах, да, «Ивенна». Это тоже я. Вернее, та, которой я хотела бы стать: веселая и смелая, красивая, независимая, удачливая… немного волшебница… Когда-нибудь я непременно стану такой. А пока побуду Ванечкой!

Опубликовано на личной странице 23.05.2008
Дата первой публикации 23.05.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Стия! На статейный формат не похоже... Скорее запись в блоге или дневнике. Оголенные нервы, крик души.

    Не оцениваю. нужно доработать. Сделать в формате проекта.

    А по существу - осилит дорогу идущий!

     
  • Людмила Есипова Людмила Есипова Мастер 23 мая 2008 в 09:50

    Всё путём. Кто-то из умных сказал, что развивает человека именно плохое. Ему виднее. Кто-то из мудрых сказал, что все дается по силам, важно только не ожесточиться.

    Оценка статьи: 5