Михаил Берсенев Грандмастер

Как обворовать босса, обесчестить его дочку, и жить при этом в шоколаде?

Вереница из блестящих Мерседесов, Аудио, Лексусов и Вольво представительского класса заехала во двор большого загородного дома, больше похожего на замок. Четыре высокие и узкие башенки венчали периметр массивного кирпичного ограждения с колючей проволокой поверху. Установленные и на башенках, и на доме, и на воротах, а также вдоль забора камеры наблюдения, следили за всем происходящим на территории коттеджа, во всех уголках двора, а так же за ситуацией за пределами домовладения.

Когда последняя машина заехала во двор, автоматические ворота сразу стали закрываться, как бы давая понять, что больше здесь никого не ждут. Шикарные авто аккуратно припарковались в ряд и из них стали выпрыгивать молодые и плечистые ребята. Они спешно и услужливо открывали двери автомобилей. Далее из салонов выходили респектабельные мужчины. Некоторые из них имели совсем седые волосы. В принципе, можно было предположить, что это на встречу приехали члены влиятельной секты. Или криминальные авторитеты. Политики высокого ранга. Или умудренные жизненным опытом и искушенные в ведении дел бизнесмены с личной охраной для проведения переговоров. Например, о поставках крупно оптовых партий подсолнечного масла. Но, когда из одной машины сначала вылез здоровенный амбал с лысым черепом, а следом за ним невысокий, щуплый, лысоватый мужичонка в очечках с толстой оправой (причем оба этих таких разных джентльмена были прикованы друг к другу наручниками), стало очевидно, что это отнюдь не простые переговоры. Амбал бесцеремонно дергал своей могучей рукой пиджак очкарика, поторапливая, таким образом, щуплого пленника, отчего тот шатался, как осенний лист на ветру, и морщился от боли, при этом ласково обращаясь к своему надсмотрщику, который вцепился в него своими огромными 'клешнями':

-Петрушенька, осторожнее! Осторожнее! Ты мне руку оторвешь своей силищей-то!

Наконец, многочисленные гости покинули салоны просторных лимузинов. Амбал посмотрел на одного из респектабельных господ и тот просто указал инкрустированной тростью в направлении парадного входа в дом. Все молча двинулись в указанном направлении.

В огромном холле за массивным дубовым столом расположились одни мужчины. То были гости дома и хозяева. Заседание вел старик, опирающийся на трость.
- Сегодня мы собрались здесь, чтобы обсудить, что нам делать с этим человеком, — самый пожилой и респектабельный джентльмен говорил плавно, но твердо.- Те убытки, которые он доставил нашему сообществу, да и каждому из нас, очень значительны. Это то, что касается финансов. Но он так же нанес нам моральный удар, что, может быть, даже более весомо, чем деньги. Об этом чуть позже. Итак, о ком же мы ведем сейчас речь? Этот человек сейчас сидит на стуле в углу, прикованный к нашему другу Петру Зарецкому. Мы говорим о Фортунатове Евгении Степановиче. Вы все его можете видеть.

При упоминании своего имени тот самый прикованный наручниками к детине мужичок заерзал на стуле. Люди видели, что он боится. Тем временем ведущий сходки открыл небольшой блокнотик и стал зачитывать список обвинений в адрес Фортунатова. Все присутствующие знали наизусть эти обвинения, ведь каждый из этих людей пострадал от действий Евгения Степановича, но порядок требовал соблюдения протокола. Итак, щуплый очкарик слушал обвинения в свой адрес. Суть их сводилась к следующим пунктам:
1) Фортунатов посмел обмануть собравшихся здесь людей и сей злой умысел зрел в его голове изначально. Он шел на обман с холодным сердцем и расчетливым умом.

2) Он втерся в доверие к присутствующим респектабельным людям улыбками, ложными бизнес — планами, радужными перспективами, красноречивыми планами и обманом. А то и откровенным подлогом. Лестью. Хитростью. А также, постыдно использовал всеми уважаемую прекрасную, невинную дочку одного из самых весомых бизнесменов из всех присутствующих и через нее обманом стал добывать секретную информацию. Подробнее об этом вопиющем факте — позже. Создав такой благостный для себя плацдарм, упросил этих господ предоставить ему крупные товарные кредиты.

3) Получив огромные партии свежего репчатого лука (сообщество бизнесменов, сидящих за столом в этом доме сейчас, занималось закупкой, выращиванием, хранением и масштабной реализацией репчатого лука), господин Фортунатов и не думал расплачиваться 'живыми' деньгами с поставщиками. А продал все сотни тысяч тонн этого 'выбивающего слезу' овоща с терпким запахом двум крупнейшим китайским фирмам по закупке с/х. продукции. По явно заниженной цене.

4) На полученные огромные деньги этот человек попытался скрыться от своих кредиторов в одной маленькой экзотической стране под чужим именем. То есть, как говорится, 'лечь на дно'. Еще проще — просто 'кинуть' собравшихся здесь респектабельных предпринимателей.

При пятом обвинении строгий мужчина из сидящих за столом джентльменов сжал кулаки до побеления костяшек. Сухой язык мини-доклада передавал следующее:

5). Фортунатов Евгений Степанович в процессе работы в качестве заместителя известного всем бизнесмена из сообщества, познакомился с его дочерью — красавицей Эльвирой. Тайно от отца девушки назначал ей свидания, читал любовные стихи, писал в ее честь восторженные оды, пел ей песни о любви. Неопытная девушка пала жертвой красноречия мошенника. Легла с ним в постель. И не раз. А хитрый сластолюб стал выкачивать из нее ценную коммерческую информацию, благо красавицу заботливый отец назначил одним из своих заместителей. Обвиняемый же продолжал всячески воспевать прелестницу. В результате этой любовной атаки юная леди 'понесла', а сам Фортунатов получил доступ к глубоко секретной деловой информации, которую стал активно использовать в своих махинациях.

В обвинении было еще несколько пунктов, уже не столь значительных, но все они дополняли образ отпетого мошенника Евгения Степановича. Когда раздался вопрос ведущего совещания, что делать с этим человеком, отец Эльвиры — красавицы, первым заговорил о необходимости 'мочить Иуду!', причем, чем быстрее, тем лучше. Многие поддержали папу Эльвиры, и Фортунатов стал совсем маленьким: он осознавал, что его карта бита, шансы спастись очень слабы и уже чувствовал запах могильной земли в воздухе.

Обсуждение длилось не очень долго, и тогда слово взял мудрый председатель собрания. Очень влиятельная персона. То, что он сказал, шокировало многих. А он предложил нечто странное. Суть звучала так: да, этот человек нас обманул, кинул, бесстрашно посчитал нас за глупцов, уговорил нас выдать ему товарные кредиты, ловко продал весь товар, влюбил в себя дочь одного из самых серьезных и уважаемых здесь людей, обрюхатил ее и уже почти скрылся. Но, все-таки, мы его нашли и вывезли из далекой маленькой страны. И вот он сидит здесь, перед нашим судом, и, спросив, какой толк будет от 'замачивания' Фортунатова, сам же ответил: 'Никакого'! Далее выступающий предложил, что раз Евгений такой оборотистый делец — дать ему не пулю в затылок, а еще денег и товарных кредитов и отправить этого пройдоху поднимать наш луковый бизнес в Сибирском регионе под пристальным нашим присмотром. И, как говорится, шаг влево, шаг вправо означает конец.
Собравшиеся задохнулись от возмущения, но, по мере того, как говорил седовласый ведущий собрания, их лица смягчались. В них появлялся интерес.

Прошло несколько лет. Евгений Степанович сидел в шикарном кабинете, обито исключительно дорогими сортами твердого дерева. Огромный офис теперь его уже собственной компании занимал целый этаж в престижном центре в деловой части крупнейшего сибирского города.
-Евгений Степанович! К Вам на прием Алексей Дмитриевич! — раздался из селектора внутренней связи голос новой секретарши Анжелы.
-Пусть войдет! — отдал короткое распоряжение Фортунатов и поправил очки на носу.

В кабинет медведем ввалился начальник службы безопасности компании Фортунатова Алексей Дмитриевич Стебихов и передал досье с различными бухгалтерскими документами, схемами и фотографиями. При этом 'силовик' сообщил Евгению Степановичу:
- Этот ловкий бухгалтер увел у вас порядка двух миллионов долларов в нашем Дальневосточном филиале. Купил на эти деньги оптовые партии промышленного титана в качестве лома на черном рынке по дешевке. Потом продал его индийской фирме, занимающейся закупкой металлов для военной промышленности индусов. Так гаденыш получил еще около одного миллиона долларов чистой прибыли, потом…
-Достаточно, — перебил его Фортунатов. — Достаточно. Я вижу, он принес нам много убытков. Я сам ознакомлюсь с досье. А куда безопасность смотрела?
-Так хитер, гаденыш! Такие схемы создал! Сами посмотрите! Да и филиал далече -Дальневосточный!
.
Евгений Степанович задумался. Он посмотрел на фото в рамке на рабочем столе, где на лужайке перед его собственным особняком красавица жена Эльвира неспешно прогуливалась с их сыном. Сейчас сын с супругой вновь отдыхают на Карибах. Жена обожала Фортунатова, называла любовно 'тушканчиком'. Боготворила их ребенка, зачатого при несколько пикантных обстоятельствах. Она простила Евгению Степановичу, что тот когда-то просто использовал ее для добывания ценной коммерческой информации. Отказалась от аборта. Жестко потребовала у отца, чтобы тот благословил их брак и простил будущего зятя. И любящий отец не смог ей отказать. Сам же Евгений Степанович с большой охотой и радостью женился на обольщенной дочке своего босса. Зятя уж тот бы 'сливать' точно не стал. Настрой папы мог измениться, и тогда Фортунатову пришлось бы плохо. А так — зять есть зять. Родственник. Отец внука. Тогда после свадьбы все улеглось.
Фортунатов уже давно расплатился со всеми долгами перед теми людьми, что решали его судьбу несколько лет назад. Стал сам известным бизнесменом, одним из 'луковых королей' сибирского региона, имел мощную фирму с многочисленными филиалами по стране и за рубежом, и даже собирался стать депутатом городского совета.
Хозяин кабинета взглянул на фото бухгалтера. На него смотрел лысоватый, не очень красивый мужичок в очках в толстой оправе. Нос картошкой, слегка лопоухий. Но в глазах этого простодушного мужичка была какая-то хитринка. Евгений Степанович поймал себя на мысли что смотрит в зеркало и бросил досье на стол. Видел того пару раз мельком в офисе во Владивостоке. Спросил главного по безопасности компании:
- Где он сейчас?
-Он спрятался, и думает, что мы не знаем об этом месте. Но я-то знаю, я его вычислил!
'Бабки' с него стрясем. Не впервой. А после 'сливаем' его? — 'силовик' громыхнул уверенным голосом.
-Да погоди ты! Что ты все одно: 'Сливаем! Сливаем!' Ты что, сантехник, что ли? Ознакомлюсь с бумагами, решу что с ним делать! Это все.
Стебихов покорно качнул головой и покинул кабинет шефа. Фортунатов почувствовал першение в горле, прокашлялся и нажал кнопку связи с секретариатом через селектор.
-Анжела! Кофе мне сделайте!
-Сию минуту, Евгений Степанович! — мурлыкнуло из мини динамика в ответ.

Через несколько минут в кабинет грациозно вплыла девушка с подносом, на котором красовалась миниатюрная кружечка на блюдечке. Аромат дорого, терпкого кофе тут же наполнил пространство помещения. Фортунатов присмотрелся к новой секретарше. Стройные ноги, обтянутые в строгие плотные колготки. Черная юбка чуть выше колен. Нет, не мини, но и не слишком уж длинная. Со вкусом подобранный легкий пиджак темно-синего цвета с глубоким вырезом на груди. Светлые волосы, лежащие на голове шапочкой и поддерживаемые игривым по расцветке обручем для фиксации прически.

'Интересно! Это ее родные 'буфера' под пиджаком, или она там накладки прячет? Надо будет проверить!'- рассудил 'луковый король' сибирского региона.
-Сюда, Анжелочка! — хозяин кабинета деловито указал на пятачок рядом с пепельницей, куда следовало поставить чашечку с ароматным напитком. Секретарь обогнула стол и зашла немного сбоку от кресла босса, наклонилась, чтобы поместить посуду с кофе на указанное место. При этом к глазам Фортунатова приблизился откровенный вырез на пиджаке прелестницы. Евгений Степанович быстро просунул руку под юбку девушке и провел по внутренней поверхности бедра.

-Ой! — вскрикнула Анжела с деланным удивлением. — Вы меня напугали, Евгений Степанович!
Фортунатов ехидно улыбнулся и даже пошевелил слегка оттопыренными ушами.
-Анжелочка! Вы меня плохо знаете, милая! Когда вы узнаете меня поближе, то сразу поймете, что я вовсе не страшный, а очень даже ласковый и пушистый!
-Озорник Вы, Евгений Степанович! — вытянула пухленькие губки вперед секретарь. — Ох! Озорник!
-Есть немного! Иди, Анжелочка, за рабочее место. Иди, лапушка. Мне тут поработать надобно.
Прищелкивая каблуками, девушка покинула кабинет начальника.

Фортунатов пригубил кофе и углубился в изучение досье ловкого мошенника, 'кинувшего' уже теперь его собственную, Фортунатова, фирму. Евгений Степанович читал и с профессиональным удивлением подмечал все мошеннические ходы, бухгалтерские проводки, переброску денежных средств со счетов на счета, из фондов в фонды, переводы из одних экономических зон денежных потоков в другие. По мере продвижения в изучении материалов досье глаза мужчины за толстыми стеклами очков не раз округлялись, а из уст вырывалось невольное: 'Нда-с!', 'Недурно-с!', 'Этот парень не промах!'. 'Ишь, бестия!'.

Через три часа интенсивной работы хозяин кабинета через секретаря вызывал к себе начальника службы безопасности компании. Спустя несколько минут Алексей Дмитриевич Стебихов исполином высился над рабочим столом Генерального Директора.
-Алексей Дмитриевич! — прокашлялся Фортунатов. — По поводу нашего вора. Не нравится он мне, знаете ли. Не нравиться!
-Я 'бабки' с него стрясу, и будем его 'сливать'? — слегка обрадовано предположил собеседник возможной простоте предстоящего дела.
-Да нет! Не сливаем! Тащи его ко мне! У меня к нему будет предложение! — 'луковый король' загадочно улыбнулся.
- Предложение?- удивился Стебихов. — Какое здесь может быть предложение?! Какого цвета последний ящик в его жизни он предпочитает?
Но Евгений Степанович сделал знак рукой, означающий, что аудиенция окончена. Он уже потерял интерес к разговору. Начальник же службы безопасности уходил, чтобы дать необходимые распоряжения по поимке и доставке проворовавшегося бухгалтера из досье для внесения тому непонятного для 'силовика' предложения.

Хозяин кабинета встал, размялся, походил неспешно по сверкающему паркету. В углу, в свете двух неярких светильников, стояла мини скульптура, изображающая обнаженную красотку, танцующую танец живота. Эту вещицу мужчина купил в одной из своих многочисленных поездок по странам и весям. Бизнесмен вспомнил об упругих бедрах новой секретарши, немного подумал и нажал кнопку селекторной связи с приемной.
-Слушаю, Евгений Степанович! — игриво зазвучало из динамика.
-Анжелочка! Закажи двухместный номер на эти выходные в гостинице Рэдиссон Славянская Новосибирск. С пятницы. На двое суток. Телефон в базе данных. А также столик на пятницу же в ресторане. Там же. Часиков, так, на семь вечера.
-Записала. На чье имя бронировать номер?
-На имя нашей фирмы. Пусть отель выставит счет, наша бухгалтерия его завтра же оплатит.
-Сделаю. Это все?
-Не совсем. Ты, Анжелочка, что в эту пятницу вечером делаешь? Свободна?
-Ну…А что Вы предлагаете, Евгений Степанович? — кокетливо поинтересовалась девушка.
-Этот номер и этот столик, милая, я хочу заказать для нас с тобой, Анжелочка! Я покажу тебе, какой я ласковый и не страшный. Там, в отеле, есть и боулинг, и массаж, и казино, и модные бутики, и бассейн, и сауны, и салоны красоты и еще очень много всего! Красота! И всю эту красоту я хочу бросить к твоим ногам, Анжелочка! Как рыцарь. Ты согласна, Анжелочка?
-Да Вы рыцарь еще к тому же, Евгений Степанович! — жеманно рассмеялась секретарь.
-Так что, прелестница? — Фортунатов смотрел на динамик селектора.

Прелестница не заставила себя долго ждать.
-Ох! Все же озорник Вы, я же говорила! Я с удовольствием проведу эти выходные с Вами, Евгений Степанович!
-Отлично, Анжелочка! Отлично! Ты не пожалеешь!
-Так я делаю заказ в отеле? — уточнила девушка.
-Обязательно, милочка! — хозяин кабинета нажал кнопку отбоя связи.

Спустя пять минут мобильный телефон на столе зазвонил. Фортунатов посмотрел на определившийся номер. Его супруга Эльвира желала слышать голос своего 'тушканчика'.
'Тушканчик' поднял дорогую, инкрустированную золотом и драгоценными камнями трубку и, нажав кнопку приема сигнала, проворковал:
-Мое солнышко звонит! Как я рад! Да. Привет… Как я рад за вас! Как вам хорошо там, моим солнышкам, греться на Карибском солнышке! А? Конечно! Твой 'тушканчик' по тебе очень скучает! Повторить? Очень скучаю! Еще? Очень — преочень…

Потенциальный депутат городского совета, крупный бизнесмен Сибири тоненьким голоском продолжал ласковую беседу с родными.

Опубликовано на личной странице 02.10.2009
Дата первой публикации 02.10.2009

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: