Иван Янушкевич
Иван Янушкевич Читатель

Как оценивать достоверность мнений?

Значительная часть наших представлений об окружающем мире основывается на чужих суждениях, которые мы принимаем на веру или отвергаем. Само первичное суждение генерируют специалисты, непосредственно знакомые с существом вопроса, а далее оно посредством книг, профессиональных изданий, СМИ и системы образования доводится до сведения общества. Когда тема интересна широкой аудитории, мнения экспертов подхватываются и транслируется журналистами, которые не обходятся без преувеличений, смещения акцентов и того, чтобы что-то не напутать или переврать. При этом ссылки на мнения специалистов превратились в заезженный штамп, прикрывающий и обосновывающий политические или экономические цели. Нередко достаточно упомянуть, что «по мнению экспертов…», и все — эффект достигнут. Впрочем, для непосвященных имена все равно мало значат — откуда им знать, что цитируемый гуру славен лишь тем, что превратил себя в иконостас.
Сегодня идет много разговоров о проектах по модернизации экономики, технологического оснащения предприятий и т. д. А кто эти идеи оценивает и выносит заключения? Разумеется, те ученые, которых приглашают в качестве экспертов. Ведь демократия в том и состоит, чтобы власть обходилась с подданными ласково, управляя их поведением посредством СМИ и экспертных оценок. Бизнес также не может обходиться без этих инструментов, а поэтому наше сознание наполнено сказками и мифами, возможно, ничуть не меньше, чем у древних греков.

Блоки, школы, парадигмы, эксперты, наука

Развитие науки сопровождается сменой парадигм, т. е. совокупностей представлений, законов, принципов, применяемых в процессе познания окружающего мира. При этом новая парадигма обычно, отрицает старую, а сменив, не отменяет, но совершенствует и дополняет то, что предыдущей было завоевано. В свою очередь, существование не схожих представлений ведет к появлению конкурирующих друг с другом научных школ.
Отношения в мире науки запутаны, зависимы не только от научных взглядов, но и личных симпатий, политических и экономических интересов, а это выливается в формирование блоков, по своему усмотрению генерирующих и направляющих информационные потоки. Когда определенная точка зрения отвечает потребностям группы, лидеры которой достаточно влиятельны, их суждения навязывают всему обществу. А, чтобы еще больше укрепить свои позиции и растоптать соперников, иногда выносится «из избы сор» и на помощь призывается общественное мнение и государство.
История науки дает массу примеров острой борьбы между сторонниками и противниками разных теорий и учений. Давно подмечена цикличность, с которой новые идеи сначала преодолевают сопротивление старых, а спустя какое-то время сами начинают тормозить прогресс. Это происходило во все века и мало зависит от политических режимов. Само собой, имеет место и сегодня, свидетельство чего — война с альтернативными научными направлениями: теориями физического вакуума, торсионных полей, парапсихологией и т. д.

Среда обитания

Научное сообщество неоднородно, а в его секторах происходит доминирование тех или иных научных школ. В свою очередь, внутри самих школ идет естественный отбор и борьба за выживание, причем наличие специальных умений и талантов — далеко не главный залог успеха и карьерного роста. В тоже время, весомость ученого, как эксперта в конкретной области, прежде всего, определяется его регалиями.
Границы между дисциплинами искусственны, а, формирующие структуру Академии Наук, — это, в первую очередь, бюрократические институты. При этом авторитет и известность ученых основываются не столько на совершенных открытиях, сколько на числе публикаций и цитируемости в рецензируемых изданиях. Само собой, что главные преимущества, как правило, на стороне представителей ортодоксальных школ.
Но как бы то ни было, все, кто в России занимается наукой, стремятся обрести официальное признание и вписаться в существующую ВАКовскую систему. Хотя бы затем, что только так и можно получить преференции от государства. Сама целесообразность применения стандартов и контроля качества по отношению к ученым, наверно, не подлежит сомнению. Однако бюрократический подход позволяет расправляться с неугодными, и причесывать всех под одну гребенку. А изгои, понятное дело, в качестве экспертов не котируются. Ну, а чтобы отделять зерна от плевел, то есть, «своих» от «чужих», РАН создала Комиссию по лженауке, предназначенную исполнять миссию, которую в средние века играла Святая инквизиция.

Информационные протуберанцы

Федеральная антимонопольная служба в дела ученых не суется, законодательно права «научных меньшинств» не защищены, а поэтому господствующие школы по максимуму выжимают преимущества из своего доминирующего положения. Иной раз это приводит к казусам, наподобие того, как, даже спустя сотню лет после открытия Коперника, обучение астрономии в университетах продолжалось вестись по Птолемею.
Перечислю те преимущества, о которых идет речь. Прежде всего, это председательство в академиях и комитетах, руководство редакциями рецензируемых научных изданий, распределение финансирования исследовательских программ, должности в ведущих НИИ и учебных заведениях. Отсутствие внимания со стороны общества порождает дискриминацию ученых, высказывающих спорные мнения, тогда как обсуждение диссидентских точек зрения ведется очень не корректно. Однако, принимая во внимание закрытость сообщества, информация о существующих противоречиях малоизвестна широкому кругу людей.
Но иногда ситуация перегревается и из сообщества вырывается «информационный протуберанец», запускающий механизм, когда у журналистов срабатывает стадный инстинкт, и они пишут статьи, не припадая к первоисточникам, а пересказывают мысли, подмеченные у предыдущих авторов. Неважно, что эти материалы друг друга повторяют. Главное, что они порождают явление, именуемое «кумулятивное преимущество». В данном случае — это появление вала все новых и новых публикаций, задача которых — посредством СМИ убедить широкую аудиторию в истинности определенной точки зрения.
За примерами далеко ходить не надо — взять хоть ту же истерию вокруг академика РАЕН Виктора Петрика. Скандал имеет ярко выраженную политико-экономическую подоплеку, а в качестве главного козыря раскручивался тезис, что, дескать, Петрик — аферист и то, чем он занимается — аферы. В этой баталии весомость доказательств подменена эмоциями и массированностью атак — за сравнительно короткий промежуток времени десятки изданий, поторопились навесить на ученого множество едких ярлыков. Однако когда дойдет до суда, а именно этим, скорей всего, и закончится, журналисты смогут «ответить за базар», разве что, указывая друг на друга.

Предприниматели

Бизнес и инновации сегодня тесно переплетены, но, в тоже время, от предпринимателей не следует ждать, чтобы они разбирались в сугубо научных вопросах. К тому же, все что не вписывается в формат необходимых знаний, ими воспринимается как нечто малозначительное. Ну, какое, спрашивается, дело владельцу бетонного завода до теории физического вакуума! Однако все поворачивается иначе, когда достижения прикладных наук реализуются в технических новинках, находящих применение в бизнесе.
В этом случае есть те, кто извлекает доход, и те, кому инновация не выгодна. Так, к примеру, инициативы Эдисона едва ли были по сердцу производителям газовых рожков. Изобретателя высмеивали и обвиняли в мошенничестве, однако его противники так и не сумели найти достойных возражений, чтобы возвести преграды на пути прогресса. В то же время, можно привести массу обратных примеров, когда технологии не получали распространения только потому, что в этом кто-то могущественный был заинтересован.
Предпринимателям, и особенно тем, кто занимается производством, также присуща инерция мышления, создающая психологический барьер в восприятии принципиально новых идей, а тормозом является размах вложений в морально устаревшие средства производства.

Так можно ли полагаться на мнения экспертов?

Итак, мы знаем, что политики и корпорации посредством подобранных экспертов стремятся нами управлять, а, значит, доверять экспертным оценкам надо с большой осторожностью. С другой стороны, мы вынуждены опираться на суждения специалистов. В тоже время, о том, что мнения экспертов могут кардинально различаться, мы можем ничего не знать. Тогда как оценивать достоверность экспертных мнений? В каких случаях им можно доверять, а в каких — нет? Есть ли иной путь, кроме как дожидаться свершения сделанных ими прогнозов?
Понятное дело, когда что-то затрагивает наши интересы, то мы не основываемся на мнении какого-нибудь одного эксперта и, тем более, не принимаем решений под впечатлением публикаций в СМИ. Тогда мы стремимся вникнуть в суть и получить новые знания. Однако это во всех отношениях затратно, а поэтому идет против природы, побуждающей нас свои усилия минимизировать. При этом все определяется тем, насколько для нас важно решение задачи и, конечно же, соответствующими личностными характеристиками. Так, к примеру, среди тех, кому на своем опыте довелось сталкиваться с судопроизводством, встречаются люди, изучившие законодательство не хуже адвокатов.
Ну, а как быть с инновациями? Ведь это — вопрос, который сегодня затрагивает многих. К тому же, принимая во внимание темпы технического обновления, даже те, кто не проявляет интерес к новшествам, все равно неизбежно сталкиваются с новыми технологиями и продуктами. Правда, уже только в качестве потребителей. Поэтому тем, кто намерен преуспеть, полезно отслеживать течение этого процесса. А как еще это можно сделать, если не опираться на мнения экспертов? Тогда встает вопрос оценки достоверности оценок. Но что есть достоверность? Словари определяют, понятие «достоверный» как «соответствующий действительности, несомненный, обоснованный».
Что касается обоснований, то, понятное дело, грош цена тому эксперту, который не в силах пояснить, как и почему он к своим выводам пришел. А вот что касается несомненности, то с этим могут быть проблемы, поскольку, как уже говорилось, нельзя исключать существования противоположных мнений. В свою очередь, соответствие действительности также может быть различным и содержит искажения, накладываемые особенностями человеческого восприятия.
Нельзя исключать и того, что эксперт может добросовестно заблуждаться или обманывать ради достижения корыстных целей. Но в этом случае, оценить его мнение, вероятно, сможет только другой эксперт. Кроме того, большое значение имеет мотивация. И поэтому прежде чем оценивать мнением эксперта, не помешает разобраться с тем, что его побудило изучать вопрос и выносить по нему свое суждение.

Опубликовано на личной странице 11.01.2010
Дата первой публикации 11.01.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Вячеслав Старостин Вячеслав Старостин Грандмастер 13 января 2010 в 15:40

    Тема и содержание очень понравились, но форма... оставляет желать лучшего.

    Оценка статьи: 5

     
    • Иван Янушкевич Иван Янушкевич Читатель 13 января 2010 в 15:49

      Вячеслав Старостин! Форма? Что вы имеете в виду?

       
      • Вячеслав Старостин Вячеслав Старостин Грандмастер 13 января 2010 в 15:53

        Иван Янушкевич,... текст. Очень сложно читать. Приходится чуть-ли не пальцем водить по монитору - одна сплошная масса.

        Оценка статьи: 5

         
        • Иван Янушкевич Иван Янушкевич Читатель 13 января 2010 в 16:22

          Вячеслав Старостин, это исправимо? Что посоветуете сделать?

           
          • Вячеслав Старостин Вячеслав Старостин Грандмастер 13 января 2010 в 16:27

            Иван Янушкевич, мне ОЧЕНЬ нравится тема и содержание. Придать удобочитаемость тексту вы сможете самостоятельно - изучайте аналоги. (посмотрите рекомендации редакции и статьи других авторов)

            Оценка статьи: 5