Екатерина Колпинец Читатель

Мы все такие

Почему Москва остается единственным местом в России, куда можно уехать, в надежде стать победителем и откуда до сих пор не принято возвращаться побежденным.

НеМой город: почему и зачем?

Все города, откуда в Москву каждый день бесперебойно поступает новая партия самонадеянной молодежи, имеют в обязательном порядке свой герб, мэрию, краеведческий музей, драматический театр и день города. На этом различия заканчиваются, и начинается то, что неоднократно описывалось в русской классике 19-го века. Я говорю главным образом про центральную Россию, потому как имела возможность побывать во многих городах.

Известно, по крайней мере, два типа молодых провинциалов. Первый: патриоты. «Это мой город, я хочу здесь жить и работать, моя будущая семья и я никуда отсюда не уедут, и я буду ходить на работу, даже если мне перестанут платить и без того маленькую зарплату». Весьма многочисленная группа, но встречается по большей части среди людей рабочих профессий, гос. служащих, и прочих бюджетников. Поскольку многие выпускники местных ВУЗов имеют родительскую поддержку в виде гарантированного рабочего места, менять шило на мыло, а тем более в чужом городе, для них не имеет никакого смысла. С рабочими профессиями ситуация схожая, часто получив средне — специальное образование, человек идет работать, туда, куда посоветуют родители. У редких экземпляров просыпается самосознание, чтобы сделать самостоятельный выбор. Притом, что уровень зарплат для начинающих сохраняется стабильно низким, по неизвестным причинам. С этим типом всё понятно, работают на совесть, в выходные ездят на дачу, к тридцати годам имеют двоих детей и «Жигули». Благодаря им, наши провинциальные города ещё не вымерли окончательно.

Второй тип нам гораздо интересней: самостоятельные, амбициозные дети. Тут преобладают творческие профессии и небольшой процент будущей армии менеджмента, а также программисты. Для творческого человека, особенно если он молод, нет ничего хуже предопределенности. Родители пытаются навязать детям свои ценности, но какого-либо отклика это, как правило, не находит. Тем более если родители не соответствуют понятиям ребенка об успехе. Жизнь в провинции для многих предсказуема и расписана до самого конца (привет Советскому режиму!), в то время, как в столице, несмотря на все ужасные рассказы по телевизору, остается неизвестной и потому привлекательной. Репортажи о приехавших в Москву, со всех городов и весей, ныне успешных певцов, актеров и (в особенности!) деятелей шоу — бизнеса, молодые люди смотрят затаив дыхание. Сказки со счастливым концом и замалчиванием многих фактов, пользуются, куда большим успехом, чем кадры об очередном взрыве в метро и убийствах из-за «столичных» квадратных метров. Для тех, кто далек от шоу — бизнеса, и грезит о чем-то более высоком, Меккой был и остается Питер. Почему-то бытует мнение, что там выжить легче, чем в Москве, да и люди лучше. Ещё одним, важным преимуществом для амбициозных детей, является нереальная по своей насыщенности культурная жизнь обеих столиц. То, что в твоем городе может случиться раз в год, в Москве происходит, чуть ли не каждый день. И ты сможешь увидеть это не по телевизору, а вживую. А может быть (если повезет) и сам поучаствовать в очередном шоу.

Для начинающих белых воротничков, Москва в первую очередь остается местом, где делают успешную карьеру в крупной компании, знакомятся с «нужными» людьми. В то время как в своем родном городе, можно безвылазно просидеть на должности младшего менеджера или «сисадмина», пока тебя за ненадобностью не уволят без выходного пособия. Основным мотивом тут служит растиражированное и давно потерявшее свой прежний лоск слово «успех».

И, конечно же, деньги. Об уровне провинциальных окладов давно уже принято сочинять несмешные анекдоты. Если работа не связана напрямую с добычей и продажей сырья, а также с управлением чем-либо, то зарплаты, как правило, хватает на то, чтобы просто не протянуть ноги.

Итак, выбор, прямо скажем не большой, ждать с моря погоды в осточертевшем, но таком родном городе, или пуститься в рисковое путешествие на своей маленькой лодочке в это самое неизвестное и опасное море. Море призрачных возможностей, денег и успеха. Ведь в Москве, у тебя есть хотя бы шанс, в твоем городе у тебя нет ничего.

Мифы о «не резиновой»

Пока твоя нога не ступит на перрон Казанского (Ярославского, Курского) вокзала, и ты первый раз не спустишься в метро волоча за собой огромный чемодан, можешь считать все свои предположения об этом городе ложными. Даже если друзья во всех подробностях рассказывали тебе про столичные подводные камни и о том, как их обойти, можешь быть уверен, пока не ударишься о каждый из них своей головой, эти советы не подействуют.

Многие приезжают в Москву сначала на разведку. Посмотреть, как живут друзья и знакомые, погулять по центру, примерить на себя здешний образ жизни. При этом, трезво оценивать свои возможности, живя в другом городе, очень трудно. Но приехать сюда на пару дней, и переехать сюда жить — между этими двумя понятиями лежит большая пропасть, которую многие склонны не замечать, за маячащими на горизонте «большими возможностями».

Ни смотря, ни на что, каждый новоприбывший, неважно претендует ли он на вакансию дворника или директора корпорации, почему-то думает, что не встретит на своем пути препятствий в виде других кандидатов. А если и встретит, то малочисленные, которые сможет легко обойти. Так было два года назад, когда кризис заставил многих, даже самых закоренелых патриотов, покинуть насиженные места и отправится на поиски лучшей жизни в столицу. К вездесущей давке, будь то метро, общепит или очередь на рабочее место, привыкнуть довольно тяжело, особенно после «уютного болтца» маленьких городов. Здесь никому нет дела до того, с кем ты был у себя в городе на короткой ноге и сколько висит макулатуры в рамочках над твоей кроватью. Даже если у тебя блестящее резюме, рекомендации и 150 дипломов за отличную работу, всегда найдется человек, с 151 дипломом, с рекомендациями и резюме, которые вызовут у тебя припадок неконтролируемой зависти, с последующей капитуляцией.

В отличие от города, откуда приехал ты, здесь работодатели никому не перезванивают, а наоборот вынуждены держать оборону от многочисленных неподходящих, но очень назойливых кандидатов. Разбросанное на десять сайтов резюме, срабатывает далеко не всегда, поэтому если есть возможность, нужно везде ходить самому и держать осаду кабинета до конца.

Также наивно думать, что здесь нет «кумовства» и можно быстро сделать карьеру на голом энтузиазме. Быстро здесь спускаются только деньги, все остальное происходит крайне медленно.

Москва, это не то место, где стоит строить долгосрочные и вообще какие-либо планы. Особенно если это касается сроков, за которые ты хочешь найти работу и начать зарабатывать на свой хлеб с маслом. Время тут летит с такой скоростью, что даже самым активным приходится ускорять свой темп и менять график. Даже тем, кто отчаянно молод и ужасно энергичен, после двух-трех недель в бегах, внутренний голос подсказывает, что розовые очки нужно было оставить дома на серванте.

Если в твоем городе ты работал много, а получал мало. То здесь работать нужно очень много, прежде чем получить хоть что-то. И это касается не только горящей молодежи, склонной к преувеличению своей значимости.

Единственный миф, имеющий под собой реальные основания, это проживание в однокомнатной квартире в Медведково вшестером и все в том же духе. Применительно к выходцам из азиатских республик это не вызывает такого шока, в отличие от приехавших на заработки студентов. Места, где, живут большинство москвичей, мало чем отличаются от твоего города. В спальных районах вообще невозможно понять, в каком городе ты находишься. Вроде и не Москва, и не провинция. Идентичность, как и любая индивидуальность, там напрочь стерта. Цены на недвижимость в Москве, пугают даже тех, кто сюда не собирается. Но эти знания все равно не отменяют первичного шока при столкновении с реальными квартирами и агентами, требующими 100% предоплаты. Жить нужно всем.

О концертах и прочих приятностях ты просто не будешь вспоминать, как минимум, первые недели две. Потому что просто будешь приходить и падать без сил на свое арендованное койко-место.

Для тех, кто приезжает сюда учиться, живет на родительские деньги у родственников, и может пока не думать о темном будущем, все вышеперечисленное будет пустым звуком. Как для жителей России новости о катастрофе где-нибудь в Африке или Гаити. Да, страшно, но от нас пока далеко.

Я и она.

Как можно догадаться, я тоже приехала сюда из города, жизнь в котором временно, но серьёзно остановилась. Догадаться можно и о моем, 100% амбициозно-самостоятельном статусе. И о том, что в Москве я недавно. И о том, что с работой у меня пока все туманно. Как и все, я надеюсь, что долго это не продлится.

Ещё на первом курсе у нас ходили легенды о выпускниках, якобы организовавших собственный клан в Москве. Под романтическим соусом, но без подробностей, говорилось, что все пристроились, нормально работают, и назад возвращаться не планируют. Почти половина моих приятелей решилась рвануть на заработки, не дожидаясь получения диплома или не имея его вовсе. Истории о «наших людях» на центральных телеканалах и в качественной прессе, гуляли по нашему журфаку как сквозняки. А вне стен университета, все мои знакомые считали своим долгом рассказать мне, как устроился их друг в столице, сколько получает и какие мы по сравнению с «ними» лохи, что все ещё сидим здесь. Причем о тех, кто вернулся в родные пенаты без денег и славы, как-то замалчивалось. Все хотят быть знакомы с успешными людьми, неудачников же избегают любыми способами.

Работать у нас и впрямь было негде (несколько официозных газет и парочка развлекательных журналов), а попытки получить хоть сколько-нибудь приличный гонорар за публикацию, обычно терпели провал. Так что уехавшие, для нас мальков, носили статус героев, и мы, сидя на лекциях, тоже втихаря мечтали о подвиге.

Все изменилось, когда я приехала в Москву сама и лично пообщалась с теми, чью «громкую» славу у нас тиражируют из года в год. И как всегда, правду оказалось легче увидеть, потому как услышать её сложнее. Тем более от тех, кто её видеть не хочет.

Из всего «нашего» клана, только два человека работали по специальности, на которую учились. Действительно, одна девушка на федеральном канале (редактором утреннего телевещания) и один молодой человек в крупном деловом издании внештатным журналистом. Остальной разброс профессий поражал своим разнообразием: от уборщиц до мерчендайзеров, от аниматоров, раздающих листовки у метро, до диспетчеров такси, от моделей до продавцов-консультантов косметики, декораторов штор и маляров. Причем все вышеперечисленные люди считают, что им дико повезло, потому как некоторым приходилось до этого сидеть полгода без работы. А полгода без работы в Москве, это если не катастрофа, то уж точно большая жизненная неприятность.

Еще один миф, касающейся исключительно творческих профессий — если ты был вялым и апатичным в своем городе, думать, что при переезде сюда, твои дела пойдут в гору. Что здесь можно вести такой же свободный образ жизни, выпивая по знакомым, как в родном городе и ожидая, пока тебя заметят. Рассчитывать, что «талантам кто-то поможет», равносильно сидению на одном месте и банальной лени. Среди моих знакомых, уехавших вести богемный образ в обе столицы, в скором времени сошли с дистанции почти все, кроме одной девочки, которой родители бесперебойно шлют мат. помощь в размере средней питерской зарплаты.

Бесконечные инфантилы, свободные художники и просто романтики «от нечего делать», едут сюда в надежде на участие в культурной жизни и получении за это зарплаты. Но в итоге не находят даже элементарного общения, потому как здесь все заняты превращением своего времени в деньги.

Превращение в деньги чего бы то ни было, это первое, что бросилось мне в глаза. Ни в одном городе я не видела, такого количества ненужных людей торгующих таким количеством ненужного товара.

Бросив вещи в своей временной комнате, я тут же побежала к своему давнему другу, который тоже был героем наших студенческих баек, уж у него-то, думалось мне, все должно быть хорошо.

Он назначил мне встречу у одной из центральных станций метро. В назначенный час, я стояла и озиралась по сторонам, ища в хлынувшем с рабочих мест людском водовороте, знакомое лицо. Неожиданно, кто-то сзади глухо назвал меня по имени. Я обернулась. Не заорать во весь голос мне стоило больших усилий. Заикой я не стала только потому, что в течение трех секунд сумела идентифицировать знакомые серо-зеленые глаза. Рядом со мной стояла огромная ростовая кукла в виде бегемота, с пачкой листовок в руке. Придя в себя и потрогав рабочий костюм друга (на улице было +28) я приступила к расспросам. В Москве он уже два года, и поработать за это время успел практически во всех отраслях, кроме, непосредственно, журналисткой. После скандала в какой-то желтой газетенке, где его материалы попросту вышли под другой фамилией, а значит и не были оплачены, он решил на некоторый срок сменить область деятельности. И с тех пор меняет её постоянно. Дома у него остался больной отец, всю жизнь проработавший на заводе, сейчас на пенсии. Помощи ждать, понятное дело, не от кого. Помимо стояния на жаре в виде бегемота, мой друг, работал ещё на двух работах — раскладывал канцтовары на полках в магазине и поливал цветы на даче у какого-то бизнесмена. Денег все равно не хватает. Снимают с другом однокомнатную квартиру в Митино, плюс висит кредит на ноутбук.

На вопрос, не тяжело ли ему и не собирается ли он назад, из нутра гигантской куклы донеслось: «Ты спятила, это же Москва, здесь же всё! Как отсюда можно куда-то уехать?».

Опубликовано на личной странице 17.07.2010
Дата первой публикации 17.07.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: