Наташа Деспи Профессионал

Трудности перевода. О чем умалчивают в ВУЗах? Часть 1

Если переводчика не побили и не попросили уйти,
считайте, что перевод был успешным.
Ю. Новиков

Какие обычно ассоциации приходят в голову при слове «переводчик»? Элегантный костюм, большой стол переговоров, вокруг вежливые люди, внимающие твоим словам, зарубежные командировки. Или уютный диван, разложенные словари (пардон, интернет уже изобрели) и интересный роман для перевода. Все верно. Есть и такие переводчики. Но большинство выпускников ВУЗов попадают на строительные площадки. По крайней мере, карьеру начинают в каске, маске и берушах (БЕРегите УШИ).

Уже много писалось о трудностях перевода: что помимо хорошего владения языком, необходимо знать реалии страны, менталитет, да и много еще чего. Это касается непосредственно качества перевода, то есть вопрос квалификации и опыта. Я же хотела обратить внимание на трудности иного рода. Юристы называют это «неблагоприятные условия труда». На деле — это опасные для здоровья, и даже жизни, условия. Расскажу о своем личном опыте, чтоб не быть голословной.

В городе, где я жила, затеяли строительство металлургического предприятия. И поставки, и монтаж оборудования осуществлялись итальянской стороной. Понадобились переводчики, и я оказалась в числе первых. Скажу честно, при приеме на работу мне показали место моих трудовых подвигов. Что вам сказать? Завод даже не строили с нуля, а перестраивали старые, полуразрушенные, сорокалетней давности цеха. До этого они после перестройки простояли лет 10. В итоге, и цех, и окружающая территория напоминали кадры разрушений после бомбежки.

В тот момент, я готова была хоть на луну лететь, лишь бы говорить по-итальянски. Провели чисто символический инструктаж по технике безопасности, выдали каску, и вперед! Ни о какой спец. одежде речи не велось, пришлось одевать то, что принесла из дома. Цех был сталелитейный, некоторые печи работали: чтобы добраться до строящегося объекта, сначала надо было преодолеть кучи строительного мусора, умудряясь не провалиться, не зацепиться и не споткнуться. А над головой проплывали 60-тонные ковши с кипящей сталью, со всех сторон сыпались искры от сварочных аппаратов, стоял ужасный грохот от работающих электродов и отбойных молотков. И итальянец, уже знавший маршрут, не оглядываясь, исчезал в туче пыли и дыма. Страшнее только на войне.

Кое-как добираюсь до объекта. Итальянец орет: «Где тебя носит?!». Чумазый рабочий, дыхнув перегаром (вначале это как-то сходило с рук), начинает рассказывать анекдот: «Давай, переводи». При этом подтягиваются остальные, все вместе затягиваются сигаретками и пускают дым в лицо. На мои возмущения, лишь помашут руками для видимости, разгоняя облако. Анекдоты были, как правило, с русскими реалиями, которые приходилось подолгу объяснять (хорошо хоть при мне старались не использовать ненормативную лексику). Затем следовали откровения о том, как замечательно посидели вчера вечером. И снова: «Давай, переводи». Только после всех разговоров, вспоминали о деле.

На стройплощадке переводить было не сложно: у рабочих были чертежи и уже готовые инструкции, часто обходились междометиями и жестами. Тяжелее было просто стоять часами, вдыхать опасные газы, мерзнуть или мучиться от жары, ожидая умной реплики для перевода. Был у нас один геодезист, брал с собой переводчика, так на всякий случай. И приходилось часа три находиться рядом, где-нибудь на верхотуре или в яме, при любой погоде, пока он «снимает отметки».

Когда летом запустили печи и прокатный стан, температура в цехе доходила до 57 градусов. Система очистки не работала должным образом (ее реконструировали в самую последнюю очередь, сильно сэкономив на проекте). Дышать было невозможно. Мы, переводчики, менялись каждые полчаса. Нам полагались средства индивидуально защиты. Но как говорить с маской на лице или заткнутыми ушами?

Зимой приходилось работать на морозе, когда не только руки и ноги мерзли, но даже мысли «зависали» от холода. Возвращались в кабинет грязными и пропахшими. Угадайте, работала душевая? Кое-как обмывшись в раковине, приступали к письменным переводам, которые надо было сделать «вчера». А чуть позже, бежали переводить на совещания. То и дело приходили «наши» с вопросами к «иностранным специалистам», мы бросали инструкции и шли на «ту сторону». Так дни и проносились. С единственным выходным, в который, в случае чего, могли вызвать на работу. Неоплачиваемую, между прочим.

Руководство предприятия сразу установило невысокую оплату для переводчиков. Такую же, как у рядового бухгалтера. То, что мы практически целыми днями трудились во вредных условиях наравне со сталеварами, которым за это и денежку, и стаж начисляют, не считалось. Юридически наш отдел — это работники ИТР (инженерно технический). Ходили жаловаться и денег просить. Не вняли, не добавили. Сказали: «Не нравится? Вот порог». Профсоюза не было. Ну, зато было о чем поговорить потом с коллегами.

Не могу остановится. Придется написать продолжение

Опубликовано на личной странице 02.02.2011
Дата первой публикации 02.02.2011

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: