Игорь Ткачев Грандмастер

Работа, или вы еще помните, что у вас были крылья?

Снова серое утро… снова ставшая уже привычной разбитость во всем теле и нежелание тащиться в долину вечной скорби под названием «Работа — как я тебя ненавижу»… снова всем недовольный начальник-черный скорпион с жалом наперевес, снова коллеги-ядовитые обитатели вашего рабочего террариума, снова убивающая все человеческое конкуренция-«движитель прогресса и закон современной жизни». Снова идиотские отчеты, высосанные из пальца циферы, канцелярское словоблудие… снова ложь — «производственная необходимость», снова обман — «маркетинговые ходы», снова лицемерие — «корпоративная этика»… И снова вопрос: ДОКОЛЕ? (А так все хорошо начиналось).

Шесть лет всего этого «неземного счастья» — и я почти поверил, что так и дОлжно, так и нужно, так тому и быть. Пока в один, такой же серый, и, тем не менее, прекрасный день, после очередного, почти привычного шизофреничного пароксизма нашего «дорогого шефа», с почти родным «недоумки, бездельники, всех уволю!», я не очнулся от этой летаргии и не вспомнил, что я-де человек, а не только «людской ресурс» без чувств и эмоций.

Сначала во мне проснулась слезливая обида: почему меня постоянно унижают и нисколько не ценят мой труд? Потом во мне пробудилась колючая злость: какого черта какой-то недоумок в дорогом костюме дает себе право судить обо мне, как о работнике и человеке, в столь недопустимой манере? И, наконец, отбросив в сторону кислые эмоции и соленые обиды, я трезво проанализировал все шесть лет своей работы на нашем «крупнейшем и старейшем предприятии»: за шесть лет на заводе в тысячу голов я наладил рекламную деятельность нашей продукции, был инициатором производства более чем двадцати новых изделий, привел за руку больше пятидесяти больших и малых клиентов, нашел трех долгосрочных поставщиков нужных нам деталей, организовал более сорока выставок, деловых поездок, в том числе, ряд загрантурне для своего руководства. Был начальником отдела сбыта, маркетологом, переводчиком пяти языков, биржевым трейдером, экономистом. Заключал договора, выписывал накладные, работал за станком. Был грузчиком, строителем, уборщиком. Отвечал за вывоз мусора, уборку территории, сбор макулатуры. С горечью я вынужден был констатировать, что за прошедшие шесть лет я ни на йоту не сдвинулся с места — ни о каком карьерном росте речи не было (в высоту и ширину у нас росли исключительно директорские родственники, унаследовавшие гениальный ум и опыт своего папика).

Я с пролетарской горечью и негодованием вспомнил о том, как присваивались терпкие плоды моего труда. Раз! — и уже найденный кровью и потом поставщик такой-то и такой-то запчасти под хитрый прищур глаз-щелочек становится находкой более проворного замдиректора. Два! — и четко сработанный дилер из Казахстана железной дланью узурпируется бьющим себя неистово в грудь директором. Три! — и вся наработанная за эти годы новая продукция таким же чудесным образом перекочевывает в его активы — он и изобретатель, и реализатор, и просто здоровский парень!

В воспаленном уме всплыли партии готовой продукции, вывезенной по липовым накладным в неизвестном направлении. Какие-то блатные морды с бодуна, приводимые нашим Нероном за руку для работы по «эксклюзивным скидкам». Вывоз сотрудников в рабочее время для работы на его же загородном участке. Устроенные начальниками бесталанные и жуликоватые сыны, дочки и внучатые племянники. Вереница уволенных, вышвырнутых с завода, иногда под инфаркт или инсульт, совестливых и грамотных специалистов. И при этом потрясающая некомпетентность, долгоиграющие совещания-театр абсурда одного актера — пятичасовые монологи обиженного злого ребенка, издевающегося над котёнком — нами, неистово убеждающего всех и себя, в первую очередь, в своем исключительном уме, значимости, превосходстве. И каких-то два слова — возражение на его неконтролируемую брань, после которых меня обещали уволить…

Я вдруг вспомнил о том, что я не всегда корпел в этой юдоли земной, где «каждый будет рад сесть на ваше место — за воротами стоит очередь — я никого не держу!» В памяти смутно замаячил, как из прошлой жизни, почти десяток бывших мест работы и должностей. Работа в качестве преподавателя, переводчика, логиста. В американских компаниях, швейцарской фирме, с арабами — всего, с представителями более чем тридцати национальностей. Я вспомнил, что у меня есть и знания, и опыт, и еще даже осталось желание работать. Я оглядел себя с ног до головы и увидел, что у меня есть две руки, две ноги и недурно соображающая голова на плечах. А еще я вспомнил, что у меня за спиной когда-то были крылья. Два крыла, которые меня не тоскливо несли в долину вечной скорби под названием «Работа — как я тебя ненавижу», а к лучезарным вершинам под названием «Благодарный труд», «Справедливый начальник», «Коллеги-друзья».

Мне вдруг надоело жевать вялую морковку, сунутую мне в пасть широким жестом, словно это не сморщенный прошлогодний овощ, а дорогой заморский фрукт, как минимум, при этом постоянно ощущая на своем плоском крупе нестерпимую жгучую боль от хозяйского кнута! Я вдруг устал носить обязательный намордник и помалкивать в тряпочку всегда и во всем, особенно когда на меня брызжут хозяйской слюной или стегают, завывая во все горло: «Молчать! Уволю!» У меня вдруг нестерпимо заломило в шее от все время виновато опущенной головы, и вспомнилось, что где-то там, под учащенно бьющимся сердцем завалялось то, что раньше звалось «Чувство собственного достоинства». И я разозлился…

Взяв за правило, между делом, ежедневно рассылать хотя бы пару своих резюме, уже на третий день я получил по имейлу ответ о том, что мной заинтересовались, а на пятый был приглашен на собеседование. Не сбавляя набранной скорости, я зло продолжал пулять свое СV направо и налево, выборочно и неразборчиво, не останавливаясь и не довольствуясь полученными приглашениями на собеседование — теперь я буду выбирать работодателя, а не работодатель будет выбирать меня!

Таким образом, две недели спустя, разослав всего около тридцати своих резюме во все концы нашего областного городка и пройдя всего три собеседования, я был уведомлен, что меня приглашают на работу в небольшой ирландский филиал с бОльшей зарплатой и перспективой карьерного роста. А также, уже на следующий день получил еще одно приглашение — уже присоединиться к крупному госучреждению. А на почту продолжали сыпаться какие-то прочие приглашения заполнить анкету, на собеседование и т. п.

А теперь несколько практических советов тем, кто горбатится негром на своего рабовладельца — э-э-э, работодателя:

пункт 1) наконец протрезвейте, очнитесь и оцените свое нынешнее место каторги: не слишком ли вы напоминаете себе и другим ломовую лошадь, груженую чужой золотоносной рудой? Вы довольны теми копейками, которые ваш начальник громко называет «зарплата — и этого еще много!» и нисколько не помышляете о том, чтобы заработать больше, как вам об этом который год гундосят ваши опыт и знания, дабы, например, порадовать своих женщин и почувствовать себя, наконец, мужчиной, а не жить от зарплаты до зарплаты? Вы действительно без ума от своего начальника: он классный рубаха-парень, сама совесть и справедливость, он скорее отдаст свое, не то что возьмет ваше, а вовсе не эксплуатирующая и присваивающая себе плоды вашего нелегкого труда самовлюбленная сволочь? Если любой и трех пунктов вас не удовлетворяет, тогда —

пункт 2) не ждите, что синекура-дура вместе с достойной зарплатой и начальником-самой совестью снегом свалится на вашу умную голову и в ваши мозолистые руки — составляйте грамотное резюме и пуляйте его во все стороны, даже туда, куда вы, с вашим образованием и опытом ну совсем не подходите. Возьмите за правило делать это каждый день. Штудируйте сайты по трудоустройству. И между делом, в своем необузданном воображении рисуйте две картинки маслом: одну — ваш нынешний начальник — форменный самодур и кровопийца, эксплуатирующий вас, и вторую — новое место работы — это новые горизонты, новый опыт, лучшая зарплата, новые встречи, новые эмоции. Это движение вперед, а не топтание на месте, чем вы успешно занимаетесь который год. После чего —

пункт 3) Получив приглашение на собеседование, не останавливайтесь: помните, вы не лошадь, которой заглядывают в зубы и шлепают по крупу. Вы выбираете себе работодателя, а не работодатель манит вас пальцем, свистит вам и эйкает, а вы бежите к нему, как преданный пес к хозяину. И потом, это такое удовольствие, когда вы им отказываете, а не только они вам (можно это сделать еще жестче, как я: не понравившемуся мне самовлюбленному и не очень умному потенциальному начальнику я сказал, что не принимаю его предложение работать под его чутким руководством, потому что — «больше глупости и самолюбования я не люблю самолюбование глупостью». Уверен, этот самоуверенный боров до вечера булькал своей желчью-). Попробуйте схватить судьбу-индейку за жирные ляжки — вы не пожалеете!

Опубликовано на личной странице 02.05.2012
Дата первой публикации 02.05.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • наталья ткачева наталья ткачева Читатель 18 июля 2012 в 12:30

    "Курица не птица, женщина не человек" -как-то так мне кажется звучит поговорка."...... трава под ногами?"- однозначно, не больше..БОГ-всегда мужчина, а женщина и "трава" и "курица" и "ведьма что ли" и ... Если она для ВАС не БОГИНЯ, то "ВАШЕ СЧАСТЬЕ, что ОНА НЕ ВАШЕ СЧАСТЬЕ"!!! Каждому свое. С Богом играть может только Богиня....(мы же религиозные взгляды не рассматриваем).....

    Оценка статьи: 5

     
  • Дельные советы - не понятно только почему архив, а не на основной сцене!!!!

     
  • Ирина Брюханова Ирина Брюханова Читатель 18 июля 2012 в 05:56

    5+ У меня сын так нашел работу, через резюме. Тоже клюкали и в хвост и в гриву, за копейки. А сейчас - специалист! Во! Радостный такой, фирма серьезная, деньги вполне себе, и перспективы. Правильно все, нечего прогибаться.

    Оценка статьи: 5

     
  • наталья ткачева наталья ткачева Читатель 29 июня 2012 в 11:33

    Знаешь, мне кажется я нашла песенку по теме.
    Перекидываю текст песенки, вряд ли ты такие слушаешь.
    Поет абсолютно женственная, красивая на мой взгляд певица, хотя я как и ты, О МАСТЕР, женщин не люблю.

    Ты меня собой приворожил
    За двоих одну судьбу решил
    По глазам желанье прочитал
    Ты меня у всех, у всех украл

    И неважно солнце или дождь
    Знаю я - одну меня ты ждешь
    Вопреки разлукам и ветрам
    Никому тебя я не отдам

    За плечами белых два крыла
    До тебя я словно не жила
    Не видала лета, ни весны
    Только эти крылья - я и ты


    Я как-будто птица во облаках
    Засыпаю на твоих руках
    Днем и ночью, летом и зимой
    Я всегда, всегда, всегда с тобой

    И неважно солнце или дождь
    Знаю я - одну меня ты ждешь
    Вопреки разлукам и ветрам
    Никому тебя я не отдам

    За плечами белых два крыла
    До тебя я словно не жила
    Не видала лета, ни весны
    Только эти крылья - я и ты

    Оценка статьи: 5

     
    • наталья ткачева, -))) я разве я где-то намекнул на то, что я не люблю женщин? Как можно не любить птиц, кошек, траву под ногами?

      Женщин есть - и не мне говорить "люблю-не люблю". Женщины есть разные. Есть женщины, а есть... курицы. Но и курица - животное, часть природы, частичка Бога.

      Лишь бы женщина не играла в Бога...

       
  • наталья ткачева наталья ткачева Читатель 29 июня 2012 в 10:47

    Прошу не уезжай, мне и так здесь душно, я к тебе уже привыкла, а ты для осознания собственной значимости и необходимости собрался уезжать - затеял дискотеку, дотанцуем, проводишь меня домой, что бы никто не обидел и поедешь звезды с неба на плечи собирать. У меня все тоже самое. Самой тошно до одури. Мне всегда никто из местных мальчиков не нравился, а тут и ты уезжать. А я ?

    Оценка статьи: 5