Асфар Шаззо Читатель

Касей Хачегогу: Слово о президенте Адыгеи (Х. Совмене)

Беседовала Наталья НАМИТОКОВА

Человеческая память имеет странное свойство: мы почти всегда помним плохое, но очень часто забываем хорошее. А еще мы порой пытаемся убедить себя и других в том, что ничего хорошего, в общем-то, и не было. А если и было, то не слишком хорошее, и не так уж много, чтобы хранить это в памяти.

1 мая день своего рождения отметил второй президент нашей республики Хазрет Меджидович Совмен. Об этом человеке, о его довольно противоречивой личности в Адыгее спорят и сегодня. Промышленник и меценат, удачливый бизнесмен и при этом прямой, искренний, открытый и где-то даже сентиментальный человек, он пришел в политику неожиданно и столь же неожиданно канул в политическое небытие. Он хотел помочь своей малой родине стать равной среди равных, мечтал найти применение своим силам, талантам и возможностям и ждал только одного — чтобы рядом с ним, плечом к плечу стали единомышленники, способные не имитировать бурную деятельность, а действительно работать на благо народа. В итоге его доверчивость сыграла с ним злую шутку, а кадры, как всегда, решили все.

Сегодня публичное упоминание Совмена считается среди политической элиты республики чуть ли не дурным тоном. Что стало причиной остракизма, которому нынешняя власть подвергла экс-президента Адыгеи, отчего так старательно уничтожается все, что могло бы о нем напомнить, — об этом и многом другом сегодня мы беседуем с заслуженным деятелем искусств России, режиссером, экс-министром культуры Республики Адыгея К. Я. Хачегогу.

 — Касей Яхьевич, Вы были одним из тех, кто не только лично знал Хазрета Совмена, но и работал с ним. Какая черта характера, по Вашему мнению, наиболее ярко его характеризует?

 — За короткое время работы с Хазретом Меджидовичем, прежде всего, я успел убедиться в невероятных масштабах его человеческой доброты. Убедился благодаря конкретным делам и поступкам. Поверьте мне хотя бы потому, что я сам оказался жертвой, как и многие другие, его очередной «ударной волны», вызванной «шептунами-советниками», целью которых было «не допущать» к нему никого, кроме себя любимых. Вероятно, у ближнего окружения президента были веские основания на то, чтобы крепко обнимать его, не давая свободно дышать, и куковать ему в оба уха что-то свое, оглушая этого чересчур доверчивого человека. Не знаю. Но доброе сердце Совмена выдержало все, даже когда две оппозиционные газеты — «Закубанье» и «01 РЕГИОН» — взахлеб ругали его, как никого ранее.

Тогдашняя оппозиция, прокладывающая себе дорогу во власть, была гораздо организованнее, чем неудачно подобранная команда Совмена. Да, он не знал республики, не знал ее кадрового потенциала. Однако я уверен, что в большинстве случаев оголтелая критика была несправедливой.

Я лично думаю, что беда Совмена — в чрезмерной доверчивости. А доверчивость для политика — недопустимая роскошь, поскольку всегда найдутся коварные люди, которые будут рваться к власти любой ценой. Я сам это понял уже будучи «на свободе», когда, находясь дома и получив много свободного времени, решил прочесть книгу Роберта Грина «48 законов власти» — самую аморальную, самую скандальную, самую циничную и самую правдивую книгу о власти. Я понял, что при такой доверчивости Совмена трудно было ожидать эффективности от его управления республикой.

Но не вспомнить Хазрета Меджидовича в день его рождения как человека добрейшей души я не могу. Так же, как не могу не вспомнить гигантские масштабы его добрых дел. Потому что сам являлся свидетелем многих его поступков.

Одна его победа над страшной бедой — последствиями наводнения — чего стоит! И это — в первый же год его правления! «Благодаря авторитету Х. М. Совмена из разных городов России в пострадавшую Адыгею поступил большой объем гуманитарной помощи. Строительный ритм, заданный президентом республики, вывел Адыгею в лидеры по ЮФО, что вызывало у народа большой оптимизм», — писал активный участник этих событий, заслуженный экономист России Ким Симбулетов в своей книге «Азбука управления».

 — Об успешном преодолении последствий стихийного бедствия в 2002 году было действительно много сказано, в том числе — в федеральных и республиканских СМИ. Уверена, Вы могли бы рассказать гораздо больше о деятельности второго президента Адыгеи и его истинном отношении к людям.

 — Однажды мне посчастливилось быть участником церемонии открытия целого городка в г. Красноярске, построенного на средства Совмена для детей-сирот. Меня переполняло чувство гордости за нашего земляка, когда я видел, с какой теплотой и благодарностью отзываются о нем простые жители Красноярска, с каким восторгом и уважением смотрят на него дети! Ничего подобного в Адыгее я не видел никогда.

 — А что там была за невероятная история с таксистом?

 — Не столько невероятная, сколько знаковая. Вечером в Красноярске я сел в такси, решив немного познакомиться с новым для меня городом. Таксист, сразу распознав во мне приезжего, поинтересовался: кто я и откуда? Я ответил, что приехал из Адыгеи. «Из Адыгеи?! Да ведь там НАШЕГО СОВМЕНА выбрали президентом!» — удивлению и восторгу таксиста не было предела. После чего он устроил мне «широкоформатную» многочасовую экскурсию по Красноярску и категорически отказался от оплаты, заявив, что сегодняшняя поездка — это дань его безграничного уважения к нашему президенту.

 — Как вы думаете, почему в Красноярске его знали и понимали гораздо лучше и ценили гораздо больше, чем на родине, хотя и здесь добрых дел он сделал немало?

 — Тут уместным будет сказать: «лицом к лицу лица не увидать» или «в своем отечестве пророка нет». Пусть наш знаменитый ансамбль «Нальмэс» и Министерство культуры РА подтвердят, что благодаря Совмену никогда не имевший своего помещения коллектив «Нальмэса» получил роскошное здание ДК «Дружба». Это стало еще одним подтверждением абсолютной уверенности Хазрета Меджидовича в огромном значении культуры и его стремления помочь талантливому коллективу.

Хотелось бы верить, что руководители республиканских учреждений культуры, в которые Совмен вложил немало личных и бюджетных средств, помнят об этом и благодарны ему. Впрочем, так же, как врачи и пациенты подаренной моему родному Тахтамукайскому району, да и всей Адыгее «Клиники XXI века», которая и сегодня продолжает оснащаться на средства Хазрета Совмена.

Можно было бы продолжать и продолжать перечисление всего, что сделал для людей этот человек, но, боюсь, не хватит целого номера газеты.

Поэтому я надеюсь, что все мы, кто встречался, работал с ним, видел его добрые дела и продолжает их видеть, сложим свои мысли, чувства, знания и напишем о нашем земляке, известном всей России меценате, хозяйственнике, патриоте своего отечества книгу из серии «Жизнь замечательных людей».

 — По мнению классика, никем не оспоренному и поныне, в России есть две беды: дураки и дороги. Какая беда Адыгеи произвела наиболее сильное впечатление на Хазрета Совмена и удалось ли ему переломить ситуацию?

 — На первый из вопросов сам Хазрет Меджидович отвечал неоднократно и с искренним удивлением на лице. «Воруют!» — говорил он потрясенно, а иногда и обиженно. Но чаще всего, конечно, в его голосе звучали гнев и неприкрытое презрение. Что касается второго вопроса, то ответить на него может каждый, кто живет в Адыгее и способен адекватно оценить увиденное.

 — Вам не хотелось бы провести некую параллель между двумя президентами республики — вторым и третьим? Много ли общего Вы находите между этими людьми и что именно отличает их друг от друга?

 — В данном конкретном случае параллели проводить не хотелось бы, поскольку здесь — полный перпендикуляр. Дела и слова — далеко не одно и то же, а потому все сравнения идут не в пользу нынешней власти. Не мной придумано, что наряду с дутым авторитетом существует авторитет подлинный, зарабатываемый годами, подтверждаемый конкретными делами, достойными поступками и добрыми помыслами. Кто-то предпочитает рассказывать о своей неустанной заботе о людях, о бесконечных приоритетных направлениях и улучшении показателей, а кто-то — просто работает и просто проявляет заботу.

Возвращаясь к характерным чертам Хазрета Меджидовича Совмена, хотел бы упомянуть и о его отличной интуиции. В самом конце своего президентского срока на встрече с Владимиром Путиным он произнес примерно следующее: «Ни при каких условиях нельзя назначать президентом Тхакушинова. Нельзя доверять республику этому человеку, тем более что его личный рейтинг в Адыгее составляет всего 2%, которые он набрал на последних выборах». Сейчас, по прошествии пяти лет, каждый желающий может внимательно посмотреть вокруг и убедиться в том, что интуиция Совмена не подвела.

 — Помню, еще совсем недавно перед входом в здание республиканской филармонии били фонтаны, построенные на личные средства экс-президента Адыгеи. А сегодня от них не осталось, как говорится, и мокрого места.

 — Ломать — не строить! Ну, а если серьезно, то попытки вытравить любую память о Совмене выглядят довольно жалкими.

 — Вы не считаете, что, следуя логике действующего Главы республики, его преемник первым делом должен уничтожить светомузыкальный фонтан, построенный на центральной площади Майкопа?

 — Меня уже мало чем можно удивить, но я верю, что человек, который возглавит Адыгею в скором будущем, найдет другой, более достойный способ самоутверждения.

А сегодня, в эти майские дни, хочу от лица республиканского общественного движения «За будущее Адыгеи» поздравить нашего уважаемого земляка Хазрета Совмена с днем рождения, пожелать ему и его близким крепкого здоровья, долгих лет жизни и огромного счастья!

Беседовала Наталья НАМИТОКОВА.

За будущее Адыгеи

Опубликовано на личной странице 29.05.2012
Дата первой публикации 29.05.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: