Ирина Винтер Читатель

Статья "Нелегкие будни романтика"

Люди дела
Нелегкие будни романтика

 — Вы, наверное, по натуре романтик? — спросила я в самом начале нашей беседы Виктора Карловича Мерца — директора объединенного археологического научно-исследовательского центра ПГУ имени Торайгырова. — На мой взгляд, заниматься поисками археологических памятников, копаться в земле, выискивая кости древних животных — это нелегкий труд, и чтобы столько лет быть преданным этому делу романтический дух должен подстегивать и помогать удерживаться на плаву.
 — Скорее всего, нет! — удивил меня своим ответом Виктор Карлович. — Просто я очень люблю свою работу, и это не увлечение, которое проходит со временем, а призвание на всю жизнь.
Но дальнейший наш с ним разговор убедил меня в обратном. Он — романтик, неравнодушный и любознательный человек, кропотливый и бескорыстный. И, если это не будет звучать высокопарно — фанатично преданный своему делу человек.
Любит свою родину. Когда я хотела написать «беззаветно», он вполне резонно отметил, что это фразеология из советской идеологии. Но как бы там ни было: любит — беззаветно. Родился Виктор в Карагандинской области, поселок Акчатау, в 1962 году, и всю свою жизнь прожил в Казахстане.
 — Из-за большой любви к родине, наверное, и в Германию не подались? — задала я ему вопрос, который с некоторых пор напрашивается сам собой.
 — Всем известно, что немцев в Казахстане осталось мало. Целые семейные кланы уехали за лучшей долей в Германию. Конечно, людей понять можно, особенно, когда в нашей стране закрывались предприятия, годами не платили заработную плату. Но я считаю, что не заслужил в той стороне сладкого куска, потому что доли моего труда там нет. А здесь — есть, и поэтому я с полным правом живу на своей родине, и стараюсь быть полезным именно на этой земле.
Виктор Мерц — личность. И в плане человеческих качеств, и в деле его исторических и научных изысканий. И вовсе не будет преувеличением назвать его главным археологом нашего региона. Его труды по восстановлению картины древней жизни наших предков нашли свою достойную нишу в истории нашего края. О его работе и археологических раскопках в свое время много писали в прессе Казахстана, его имя уже прочно вошло в список значимых людей области и страны.
Но передо мной сидит скромный, совершенно не надувающий щеки человек. Для него, прежде всего — дело, а в остальном — как Бог даст. Он не ропщет на бытовые трудности, на какие-либо загвоздки в работе, считает, что это мелочи и с ними вполне можно справиться. Цельность его натуры из всего этого и складывается, помогая ему обойти шероховатости, встречающиеся на жизненном пути. Но надо отметить, что в целом жизнь Виктора Мерца складывалась вполне удачно (тьфу, тьфу!..) Отслужил в армии в Ленинграде, закончил Карагандинский госуниверситет, по специальности историк-археолог. В поисках работы по душе ему протянул руку археолог из Целинограда, начальник экспедиции областного музея В. С. Волошин, которому Виктор благодарен за внимание и участие. В семье тоже с понимаем относятся к его частым поездкам по экспедициям. Сын Илья учится в Алтайском госуниверситете на историческом факультете. Родители очень гордятся сыном, радуются его успехам.
Средства для поиска древних поселений, их раскопок и обработки найденных исторических реликвий выделяет Павлодарский госуниверситет. Ректор вуза Е. М. Арын лично заинтересован в качественной работе экспедиционных отрядов, он уделяет этому делу большое внимание. В поисковой и лабораторной работе В. К. Мерцу помогают студенты университета. Во время экспедиций они по очереди занимаются раскопками или дежурят на кухне. Здесь царит определенный, устоявшийся с годами порядок. Полевая кухня, палаточные городки, вечерние костры также привлекают молодых людей в поездки по долам и весям нашего края, хотя времени для романтических развлечений там почти не остается.
Неповторимое чувство радости при обнаружении древних стоянок, оседлого поселения вдохновляют искателей на все новые и новые походы. Каждое древнее обитание наших предков цепочкой тянет за собой следующие открытия. Здесь должно срабатывать тонкое чутье специалиста. Пути и методы поиска, разумеется, бывают разные. Это и непредсказуемые места древнего обитания в бескрайних просторах нашей земли; и ведение разведывательных работ; и — по наитию — планомерная шурфовка, когда снимается верхний слой почвы, под которым находится культурный слой; и неожиданные находки непричастных к археологии людей, места расположения которых сразу же берутся на заметку археологами. При обработке найденных материалов и установлении приблизительных сроков их жизни, многое зависит от степени сохранности объектов, сочетаемости погребений, сходства, различия и других деталей, дающих возможность выстроить исследуемые объекты в более-менее четкую аналогию. Точность данных научных определений, конечно, всегда немного размыта, и здесь нет однозначных подходов, но многое все-таки удается установить и выстроить в хронологический ряд. Новые материалы и новые методы в системе исследований позволили за последнее время сделать качественный скачок к изменению прежних стереотипов в определении хронологических рамок. Это меняет некоторые старые данные, в частности, андроновская культура сейчас удревняется.
В «копилке» многочисленных открытий В. К. Мерца есть несколько уникальных объектов, которые он считает наградой за все старания и труды в своей поисковой и творческой деятельности. Один из них — под названием «Шидерты-3» — многослойная стоянка эпохи мезолита-энеолита (Х-Х1 тысячелетий до н.э.) вот уже около двадцати лет находится под пристальным вниманием исследователя. Стоянка древних людей, живших здесь продолжительное время, имеет шесть культурных слоев обитания, мощностью более полутора метров. Этот объект дает представление о всей последовательности развития древнего селения и культуры людей каменного века. Уникальность этого памятника еще и в том, что он пока единственный в Казахстане.
Экспедицией ПГУ с 2002 года также исследуется могильник Кенжеколь-2. Здесь были найдены погребения с предметами быта, например, керамическими сосудами и округлыми подвесками, покрытыми золотой фольгой. Находки датируются 14−15 веками до нашей эры.
На берегу озера Пеньки расположена интереснейшая археологическая стоянка. Это памятник неолита и энеолита. Более трех тысяч каменных изделий: шлифованные топорики, около 400 фрагментов керамики, украшения из клыков животных, бусы из раковин и камня — вот неполный перечень ценных находок. Первая стоянка датируется 6−4 тысячелетием до н.э., вторая — относится к ранней бронзе, это три тысячелетия до н.э. Типология второй отличается от первой по сырью и керамике. Ценная находка здесь — это фигура головы и шеи лося из камня, длиной 14 сантиметров.
Древние следы человека также были обнаружены на берегу Иртыша у поселка Лебяжье Павлодарской области. Человек обитал на этой территории 1,5 миллионов лет назад, а не один миллион лет назад, как считалось ранее.
Мирового значения памятник палеонтологии — место захоронения гиппарионовой фауны — занял отрезок берега Иртыша более чем в два километра в Павлодаре. Это место в народе называется «Гусиным перелетом». Среди костей древних животных — останки саблезубых тигров, носорогов, жирафов, гиен, антилоп. Всего 60 видов животных, обитающих на земле 7−10 миллионов лет назад.
Также вот уже 15 лет специалистами Павлодарской археологической экспедиции изучается могильник эпохи бронзы Каратумсык, расположенный на берегу Иртыша возле поселка Иртышск. Здесь уже изучено 87 погребений ХV1-Х1V до н.э. Это памятник андроновской культуры с коллекцией керамики, бронзовых изделий и украшений. Все эти находки являются важнейшим источником изучения материальной и духовной культуры племен эпохи развитого бронзового века.
Случаются в связи с раскопками древних захоронений и казусы. Не раз уже доводилось Виктору Карловичу выслушивать что-то подобное: дескать, такие раскопки очень нежелательны в плане мщения духами умерших за вторжение в святая-святых предков. Он к таким вещам относится скептически. К тому же многие найденные погребения попадаются археологам уже ограбленными в древности. Но однажды, когда экспедиции удалось отыскать и провести ряд раскопок и исследований захоронения эпохи неолита — пяти тысячелетней давности, ценность погребения которой стало открытием, на следующий день в СССР случился памятный многим путч (1991 г.), перевернувший устоявшийся строй социализма в стране и давший толчок к развалу Союза. Поверишь после этого в разные разности, творящиеся на этом белом свете… Но Виктор Мерц все-таки считает это простым стечением обстоятельств.
В. К. Мерц переехал в Павлодар еще и из-за жилья. Пригласила его на работу в историко-краеведческий музей заведующая отделом охраны памятников Л. Н. Соколова. За свою археологическую деятельность Виктор Карлович побывал на раскопках в районах Степногорска, Целинограда, Семипалатинска, Караганды, Павлодара. И в работе, и по жизни с хорошими людьми и профессионалами своего дела Виктору Карловичу тоже везло, во многих своих успехах он считает их поддержку очень ощутимой. На мой взгляд, везло и тем людям, с кем ему приходилось иметь дело: он очень интересный собеседник, хороший психолог, начитанный человек. Уверенность в облике, прямой с интересом взгляд выделяет в нем лидера, притягивает как к надежному крепкому человеку, с которым, как говорят, можно идти в разведку. А усердие и трудолюбие дали ему шанс осуществить свою мечту — искать в пластах земли древние захоронения, выстраивая историю жизни людей на своей родине в четкую, логическую последовательность.
2007 г.
Статья опубликована в республиканской газете «Альгемайне цайтунг» — Алматы. Вошла в раздел «Творчество российских немцев» на сайте «Немцев Поволжья» в Германии (в мою литературную страницу) — февра

 — Вы, наверное, по натуре романтик? — спросила я в самом начале нашей беседы Виктора Карловича Мерца — директора объединенного археологического научно-исследовательского центра ПГУ имени Торайгырова. — На мой взгляд, заниматься поисками археологических памятников, копаться в земле, выискивая кости древних животных — это нелегкий труд, и чтобы столько лет быть преданным этому делу романтический дух должен подстегивать и помогать удерживаться на плаву.
 — Скорее всего, нет! — удивил меня своим ответом Виктор Карлович. — Просто я очень люблю свою работу, и это не увлечение, которое проходит со временем, а призвание на всю жизнь.
Но дальнейший наш с ним разговор убедил меня в обратном. Он — романтик, неравнодушный и любознательный человек, кропотливый и бескорыстный. И, если это не будет звучать высокопарно — фанатично преданный своему делу человек.
Любит свою родину. Когда я хотела написать «беззаветно», он вполне резонно отметил, что это фразеология из советской идеологии. Но как бы там ни было: любит — беззаветно. Родился Виктор в Карагандинской области, поселок Акчатау, в 1962 году, и всю свою жизнь прожил в Казахстане.
 — Из-за большой любви к родине, наверное, и в Германию не подались? — задала я ему вопрос, который с некоторых пор напрашивается сам собой.
 — Всем известно, что немцев в Казахстане осталось мало. Целые семейные кланы уехали за лучшей долей в Германию. Конечно, людей понять можно, особенно, когда в нашей стране закрывались предприятия, годами не платили заработную плату. Но я считаю, что не заслужил в той стороне сладкого куска, потому что доли моего труда там нет. А здесь — есть, и поэтому я с полным правом живу на своей родине, и стараюсь быть полезным именно на этой земле.
Виктор Мерц — личность. И в плане человеческих качеств, и в деле его исторических и научных изысканий. И вовсе не будет преувеличением назвать его главным археологом нашего региона. Его труды по восстановлению картины древней жизни наших предков нашли свою достойную нишу в истории нашего края. О его работе и археологических раскопках в свое время много писали в прессе Казахстана, его имя уже прочно вошло в список значимых людей области и страны.
Но передо мной сидит скромный, совершенно не надувающий щеки человек. Для него, прежде всего — дело, а в остальном — как Бог даст. Он не ропщет на бытовые трудности, на какие-либо загвоздки в работе, считает, что это мелочи и с ними вполне можно справиться. Цельность его натуры из всего этого и складывается, помогая ему обойти шероховатости, встречающиеся на жизненном пути. Но надо отметить, что в целом жизнь Виктора Мерца складывалась вполне удачно (тьфу, тьфу!..) Отслужил в армии в Ленинграде, закончил Карагандинский госуниверситет, по специальности историк-археолог. В поисках работы по душе ему протянул руку археолог из Целинограда, начальник экспедиции областного музея В. С. Волошин, которому Виктор благодарен за внимание и участие. В семье тоже с понимаем относятся к его частым поездкам по экспедициям. Сын Илья учится в Алтайском госуниверситете на историческом факультете. Родители очень гордятся сыном, радуются его успехам.
Средства для поиска древних поселений, их раскопок и обработки найденных исторических реликвий выделяет Павлодарский госуниверситет. Ректор вуза Е. М. Арын лично заинтересован в качественной работе экспедиционных отрядов, он уделяет этому делу большое внимание. В поисковой и лабораторной работе В. К. Мерцу помогают студенты университета. Во время экспедиций они по очереди занимаются раскопками или дежурят на кухне. Здесь царит определенный, устоявшийся с годами порядок. Полевая кухня, палаточные городки, вечерние костры также привлекают молодых людей в поездки по долам и весям нашего края, хотя времени для романтических развлечений там почти не остается.
Неповторимое чувство радости при обнаружении древних стоянок, оседлого поселения вдохновляют искателей на все новые и новые походы. Каждое древнее обитание наших предков цепочкой тянет за собой следующие открытия. Здесь должно срабатывать тонкое чутье специалиста. Пути и методы поиска, разумеется, бывают разные. Это и непредсказуемые места древнего обитания в бескрайних просторах нашей земли; и ведение разведывательных работ; и — по наитию — планомерная шурфовка, когда снимается верхний слой почвы, под которым находится культурный слой; и неожиданные находки непричастных к археологии людей, места расположения которых сразу же берутся на заметку археологами. При обработке найденных материалов и установлении приблизительных сроков их жизни, многое зависит от степени сохранности объектов, сочетаемости погребений, сходства, различия и других деталей, дающих возможность выстроить исследуемые объекты в более-менее четкую аналогию. Точность данных научных определений, конечно, всегда немного размыта, и здесь нет однозначных подходов, но многое все-таки удается установить и выстроить в хронологический ряд. Новые материалы и новые методы в системе исследований позволили за последнее время сделать качественный скачок к изменению прежних стереотипов в определении хронологических рамок. Это меняет некоторые старые данные, в частности, андроновская культура сейчас удревняется.
В «копилке» многочисленных открытий В. К. Мерца есть несколько уникальных объектов, которые он считает наградой за все старания и труды в своей поисковой и творческой деятельности. Один из них — под названием «Шидерты-3» — многослойная стоянка эпохи мезолита-энеолита (Х-Х1 тысячелетий до н.э.) вот уже около двадцати лет находится под пристальным вниманием исследователя. Стоянка древних людей, живших здесь продолжительное время, имеет шесть культурных слоев обитания, мощностью более полутора метров. Этот объект дает представление о всей последовательности развития древнего селения и культуры людей каменного века. Уникальность этого памятника еще и в том, что он пока единственный в Казахстане.
Экспедицией ПГУ с 2002 года также исследуется могильник Кенжеколь-2. Здесь были найдены погребения с предметами быта, например, керамическими сосудами и округлыми подвесками, покрытыми золотой фольгой. Находки датируются 14−15 веками до нашей эры.
На берегу озера Пеньки расположена интереснейшая археологическая стоянка. Это памятник неолита и энеолита. Более трех тысяч каменных изделий: шлифованные топорики, около 400 фрагментов керамики, украшения из клыков животных, бусы из раковин и камня — вот неполный перечень ценных находок. Первая стоянка датируется 6−4 тысячелетием до н.э., вторая — относится к ранней бронзе, это три тысячелетия до н.э. Типология второй отличается от первой по сырью и керамике. Ценная находка здесь — это фигура головы и шеи лося из камня, длиной 14 сантиметров.
Древние следы человека также были обнаружены на берегу Иртыша у поселка Лебяжье Павлодарской области. Человек обитал на этой территории 1,5 миллионов лет назад, а не один миллион лет назад, как считалось ранее.
Мирового значения памятник палеонтологии — место захоронения гиппарионовой фауны — занял отрезок берега Иртыша более чем в два километра в Павлодаре. Это место в народе называется «Гусиным перелетом». Среди костей древних животных — останки саблезубых тигров, носорогов, жирафов, гиен, антилоп. Всего 60 видов животных, обитающих на земле 7−10 миллионов лет назад.
Также вот уже 15 лет специалистами Павлодарской археологической экспедиции изучается могильник эпохи бронзы Каратумсык, расположенный на берегу Иртыша возле поселка Иртышск. Здесь уже изучено 87 погребений ХV1-Х1V до н.э. Это памятник андроновской культуры с коллекцией керамики, бронзовых изделий и украшений. Все эти находки являются важнейшим источником изучения материальной и духовной культуры племен эпохи развитого бронзового века.
Случаются в связи с раскопками древних захоронений и казусы. Не раз уже доводилось Виктору Карловичу выслушивать что-то подобное: дескать, такие раскопки очень нежелательны в плане мщения духами умерших за вторжение в святая-святых предков. Он к таким вещам относится скептически. К тому же многие найденные погребения попадаются археологам уже ограбленными в древности. Но однажды, когда экспедиции удалось отыскать и провести ряд раскопок и исследований захоронения эпохи неолита — пяти тысячелетней давности, ценность погребения которой стало открытием, на следующий день в СССР случился памятный многим путч (1991 г.), перевернувший устоявшийся строй социализма в стране и давший толчок к развалу Союза. Поверишь после этого в разные разности, творящиеся на этом белом свете… Но Виктор Мерц все-таки считает это простым стечением обстоятельств.
В. К. Мерц переехал в Павлодар еще и из-за жилья. Пригласила его на работу в историко-краеведческий музей заведующая отделом охраны памятников Л. Н. Соколова. За свою археологическую деятельность Виктор Карлович побывал на раскопках в районах Степногорска, Целинограда, Семипалатинска, Караганды, Павлодара. И в работе, и по жизни с хорошими людьми и профессионалами своего дела Виктору Карловичу тоже везло, во многих своих успехах он считает их поддержку очень ощутимой. На мой взгляд, везло и тем людям, с кем ему приходилось иметь дело: он очень интересный собеседник, хороший психолог, начитанный человек. Уверенность в облике, прямой с интересом взгляд выделяет в нем лидера, притягивает как к надежному крепкому человеку, с которым, как говорят, можно идти в разведку. А усердие и трудолюбие дали ему шанс осуществить свою мечту — искать в пластах земли древние захоронения, выстраивая историю жизни людей на своей родине в четкую, логическую последовательность.
2007 г.
Статья опубликована в республиканской газете «Альгемайне цайтунг» — Алматы. Вошла в раздел «Творчество российских немцев» на сайте «Немцев Поволжья» в Германии (в мою литературную страницу) — февраль 2013 г.

Опубликовано на личной странице 11.11.2013
Дата первой публикации 11.11.2013

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: