Константин Урпин   Читатель

Разговор PRO инновации, ТВ ЭКСПЕРТ, интервьюер Наталья Антипина.

Интервью корреспондента ТВ ЭКСПЕРТ с руководителем компании Константином Урпиным о московских инновациях и помощи правительства Москвы в их продвижении.

В России ужесточается конкуренция за потребителей в сфере сберегающих технологий, хотя еще 2−3 года назад частные инвесторы просто не рисковали браться за подобные проекты. Не сформированный рынок и туманный спрос сокращали шансы разработок на успешный выход в свет. Однако рост энерготарифов, ужесточение экологических нормативов и требований к эффективности постепенно меняет ситуацию и об экономии всерьез задумываются ТСЖ, муниципалитеты и крупные промышленные предприятия. Об энерго эффективных технологиях мы поговорим с Константином Урпиным, руководителем группы компаний «Тепло ХХ1 века».
Наталья Антипина: «Здравствуйте, Константин.»
Константин Урпин: «Добрый день.»
Информация: Группа компаний «Тепло ХХ1 века» разрабатывает, производит и продает энергосберегающие автономные системы отопления на основе тепловых гидродинамических насосов. Это компания полного цикла (от проработки проекта до сдачи объекта «под ключ»), поставляющая на рынок инновационную, энергосберегающую, высокотехнологичную, экспортоориентированную продукцию для автономного отопления собственного производства — тепловые гидродинамические насосы. Технология была разработана в 1998 г. В 2003 начались продажи в России. Освоение зарубежных рынков началось с 2004 г. На данный момент продано более 500 установок. Компания входит в Московскую Торгово-Промышленную Палату (ТПП) и Союз инженерных предприятий МО. Более пятисот тепловых гидродинамических насосов эксплуатируются в регионах РФ, ближнем и дальнем зарубежье: от Калининграда до Магадана, в Финляндии, Швейцарии, Венгрии, Белоруссии, Казахстане, Узбекистане, Украине, Молдове, Китае, Монголии, Южной Корее и Японии. За разработку и производство тепловых гидродинамических насосов Группа Компаний «Тепло XXI века» награждена многочисленными медалями и дипломами, является победителем ежегодного конкурса инновационных проектов международной программы «Golden Galaxy» и награждена золотой медалью «Innovation for investments to the future». Серийно выпускаемые (ТУ 3631−001−78515751−2007, Сертификат соответствия № РОСС RU. АЯ46.В12043) тепловые гидродинамические насосы типа «ТС1» представляют собой стандартный асинхронный электродвигатель 3000 об/мин, напряжением питания 380 В, смонтированный на одной раме с теплогенератором, преобразующим механическую энергию в тепловую.
Энергия электродвигателя превращается в механическую энергию завихрения теплоносителя (воды), механическая энергия переходит в тепловую. При этом запускаются кавитационные механизмы выделения энергии, которые приводят к тому, что тепловой энергии выделяется больше, чем затрачивается электрической энергии.
Не требуется разрешения на применение теплового гидродинамического насоса от Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (письмо Управления государственного энергетического надзора исх.№ 10−05/2845 от 26.09.07г), так как электрическая энергия используется для вращения электродвигателя, а не для прямого нагрева теплоносителя. В связи с этим и применение повышенного тарифа на электроэнергию не допускается.

Наталья Антипина: «Энергосбережение уже не первый год становиться одной из главных экономических приоритетов страны. Каких результатов вам удалось добиться за это время?»
Константин Урпин: «Энергосбережение должно быть не только государственной программой, но и должно быть программой каждого человека в частности, потому что нельзя в такой большой стране наладить энергосбережение, если каждый человек не будет беречь тепло и электроэнергию. А у нас в России из-за низких тарифов на энергоносители к идее энергосбережиния относятся халатно. Эта тема не очень была актуальна, и на западе, где людям дотируют средства для того, чтобы они сами утеплялись, либо экономили электроэнергию. Кризис конечно поставил все на свои места и сейчас уже рост тарифов на ЖКХ и рост стоимости тепловой энергии заставляет нас по другому взглянуть на этот вопрос.
Наталья Антипина: «И какие же достижения в области энергосбережения есть у московских инноваторов?
Константин Урпин: «Основное, на что московское правительство обратило свое внимание — это на уменьшение потерь при транспортировке тепла и применения новых трубопроводов, новых изоляционных материалов, утепление фасадов. Именно на это нацелено сейчас московское правительство.
Наталья Антипина: «Как говорится — «чтобы не отапливать улицу» да?
Константин Урпин: «Да, вот именно! Чтобы люди почувствовали быстрый эффект от энергосбережений — дома утепляются, транспортировка теплоносителя позволяет снизить затраты с 40% до 30%, но тем не менее потери тепла при транспортировке до потребителя все равно есть и всегда будут.
Наталья Антипина: «Почему в стране, имеющей достаточные запасы угля, нефти, газа, вы взялись за разработку возобновляемых источников энергии?
Константин Урпин: «Все хорошие и новые идеи возникают не после написания бизнес-плана и сверки цифр с реальными условиями, а с круглого стола. Здесь единомышленники и люди, которые хотят изменить что-то в этой жизни обсуждают новые идеи и проекты. Как правило выводом такого внутреннего «бизнес-плана», становится фраза — «а давай, попробуем». Вот с этого все началось. Мы узнали о новой разработке, которая позволяла получить тепло не за счёт прямой передачи электрической энергии в тепловую. а за счет механического замешивания. Начались эксперименты. Это был конец 1998 г. Затем были первые опытные образцы. Когда мы почувствовали, что в этом есть какое то зерно, то в разрез с общепринятым порядком выхода на рынок мы решили изготовить и применить оборудование на реальном объекте (на нашем офисе). Получив ошеломляющий результат, мы решили выходить на рынок с готовым продуктом.
Наталья Антипина: «Зерно — это экономичность, надежность или экологичность установки?
Константин Урпин: «Первое было конечно экономичность. Первые установки ломались раз в неделю. Мы их установили в собственном офисе, но предложения и расчеты опытных конструкторов, работавших по, не подтвердились на практике. Расчеты не подтверждали той разработки, которая должна была работать долго и качественно, поэтому мы меняли подшипниковые узлы, улучшили характеристики надежности этого оборудования и, когда выходили на рынок уже имели довольно высокую надежность и оборудование могло работать 2−3 года без ремонта.»
Наталья Антипина: «Т.е. самый сложный момент — это было создание опытного образца, который уже можно было копировать и тиражировать?»
Константин Урпин: «Да, конечно, потому что никто не знал, что из этого выйдет. Все равно идея есть идея. А у нас даже стройной теории процесса не было. Да и сейчас существует лишь несколько гипотез. Как говорил Гете: «Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет». Поэтому, когда делали патентные исследование, то нашли более 200 патентов.
Наталья Антипина: «Похожих?»
Константин Урпин: «Вы знаете, у нас сейчас патентуют бумажные ракеты для полета на Солнце. Главное — это идея, патентное агентство регистрирует право на идею. Может когда-то и будет изобретена такая бумага, которая не будет гореть на Солнце, но на сегодняшний день, я, конечно утрирую. Фактически можно запатентовать свою идею, которую исходя из сегодняшних технологий и с учетом развития промышленности воплотить нельзя. Поэтому, когда мы изучали подробно все патенты, так оказалось всего 1 или 2 патента, которые можно воплотить в металле и которые могут работать в принципе. Мы пошли дальше, и сразу начали делать серийную конструкторскую документацию, для того, чтобы выпускать оборудование. Во-первых, серийно, а во-вторых, чтобы, как в детстве, разобрав три изделия, можно было три собрать и ничего лишнего из деталей не осталось.»
Наталья Антипина: «С какими болезнями роста приходится сталкиваться современной инновационной компании? Что сложнее всего?»
Константин Урпин: «Сложнее всего — это найти единомышленников и … хороших сотрудников, потому что, проработав 2−3 года в инновационной компании, все себя считают как минимум Стивом Джобсом, либо — что вот это все родилось именно у него в голове, хотя порой люди выполняли какие то механические задачи или операционную работу руководителя подразделения. А когда уходят, то с трудом находят новую работу с зарплатой в три раза меньше (или вообще один руководитель отдела еле устроился внештатным фотографом в заштатный строительный журнальчик ).»
Наталья Антипина: «И где же вы черпали кадры? Сами воспитывали или со стороны привлекали?»
Константин Урпин: «Да, приходилось привлекать, приходилось отбирать, смотреть, проверять. «Кадры решают всЁ», это не я сказал, а это очень верно заметил товарищЪ Сталин И. В. Но в инновационной деятельности проблема стоит наиболее остро т.к. нельзя подготовить таких инноваторов и вырастить их новаторами, чтобы они интересовались чем-то новым. У нас кадры готовятся в институтах специалистами, которые могут мыслить, могут воспринимать новую информацию, находить ее и перерабатывать, но чтобы зародилось что-то новое и потом развилось в идею — это довольно таки сложно.»
Наталья Антипина: «Кто помогал вам на этапе становления и насколько важна для инновационной компании помощь извне, со стороны?»
Константин Урпин: «Конечно нужна, сегодня новые программы, которые поддерживают инновационного предпринимателя или разработчиков очень хорошо помогают. Но в то время, когда мы начинали, этого еще не было. Это был 98 -ой и 99-ый годы. Тогда мы молились только чтобы нам не мешали.»
Наталья Антипина: «Константин, область применения тепловых гидродинамических насосов очень широка. Где их наиболее выгодно использовать? В бытовых или промышленных целях?»
Константин Урпин: «Когда мы начинали разрабатывать первые установки, сразу обратили внимание на сегмент именно промышленного применения. Во-первых, там меньше стоимость привлечения одного клиента, меньше стоимость рекламы и продвижения продукции, нежели чем на гораздо более емких, но и более затратных рынках бытового применения. И плюс все-таки в том, что на заводах и промышленных предприятиях работают специалисты — инженеры с высшим образованием, которые могут что-то настроить или какую-то ошибку предотвратить на ранней стадии монтажа.»
Наталья Антипина: «И в процессе эксплуатации?»
Константин Урпин: «И это тоже! Розничные покупатели маломощных установок в основном пытаются экспериментировать. В результате оборудование выходит из строя, а покупатель говорит: «я ни чего не трогал, оно само сломалось, поэтому выполняйте свои гарантийные обязательства!!». Очень редко человек сам может признать свои ошибки, даже когда они очевидны. Мы, проанализировав эти аспекты человеческой психологии и отдавая себе отчет, поняли, что сразу не сможем организовать по всей стране сервис центры для бытового обслуживания и ремонта оборудования. Нет просто таких финансовых средств. В результате чего мы обратились сразу на рынок более мощного промышленного оборудования, а хотя на самом деле рынок бытового применения этих приборов гораздо более объёмен и более интересен для производителя. А, Но надо ведь еще и трезво оценивать свои возможности.»
Наталья Антипина: «В ЖКХ и промышленности считается, что очень сложно внедрять новые технологии. Есть какая то косность мысли, образа мышления и т. д. Каким образом вы пробивали эту дорогу на Российский рынок?»
Константин Урпин: «Вы совершенно правы! Наша система ЖКХ, она устроена по затратному принципу. Чем ты больше потратил в этом году, тем тебе больше или хотя бы столько же дадут освоить на следующий. (коммент: чиновники придумали очень хорошее слово применительно к трате бюджетных денег — «освоить». Чувствуешь сразу титанический труд чиновника, который ночей не спит, а думает об освоении. На ум приходит тяжкий труд путешественника, освоившего новые земли для Государства Российского), поэтому какая может быть экономия — ведь если он сэкономит на энергоресурсах в этом году, то он меньше получит в следующем и нечего будет «осваивать», а еще и как сказал один заместитель мера одного подмосковного города: «а куда я дену тех работников, которые мне ремонтируют всю зиму трубы и копают землю в мороз?» Т. е. это еще и решение социальных вопросов для города. Поэтому надо решать проблему в комплексе и чаще всего это не имеет к энергосбережению никакого отношения. Но все это оплачиваем мы как покупатели услуг этих монополий местного пошиба. А наши клиенты это те новаторы, которые работают и на промышленных и на малых предприятиях, которые хотят, во-первых, что-то новое применить, а во-вторых, сэкономить средства именно на энергоснабжении данного предприятия, ведь наше оборудование 1 Квт отапливает 35−40м2 — это в 3 раза больше чем обычное электрическое отопление (там 1 кВт — на 10 кв. м) в связи с этим надо подводить и меньшим сечением кабель к своему объекту и простить у электроснабжающих компаний меньший лимит на электричество, меньше покупать киловатт, меньшей мощности ставить трансформатор. Поэтому, здесь как со стадии капитальных затрат, как и на стадии эксплуатации идет сразу большая экономия. Во всех книгах по маркетингу написано, что новаторов во всем мире от 5% до 8% вот именно на этот сегмент рынка новаторов мы и нацелились в начале своего пути, участвовали на выставках по энергосбережению, участвовали на выставках новинок техники, где можно найти наших уважаемых покупателей, которые следят за новинками, не боятся нового и готовы тратить деньги на новинку техники.»
Наталья Антипина: «А в Москве Вы много таких новаторов нашли?»
Константин Урпин: «Да, очень! А Вы знаете, мы и начали с Москвы и Подмосковья, хотя здесь инфраструктура уже наиболее сложилась и по газоснабжению и по другим энергетическим ресурсам, но здесь больше тех новаторов и больше проходит выставок и специалисты больше читают научно — популярных журналов, где мы публикуем наши статьи. У нас более 120 публикаций в технической литературе, описывающих наше изобретение, очень плодотворно работаем на конференциях и выставках, за 2−3 дня проходит более 500 человек через наш стенд. Устаем очень сильно и потом еще два дня даже просто разговаривать — нет ни сил, ни желания.»
Наталья Антипина — Сейчас же идет масштабное утверждение различных технических регламентов в рамках таможенного союза, вступили мы в ВТО. Вот все эти события, они будут способствовать тому, что электросберегающие технологии входили в нашу повседневную жизнь, буквально везде и всюду?
Константин Урпин -конечно, у нас же страна (из тех стран кто входит в десятку самых развитых) с самым суровым климатам, Европа — это примерно как у нас Ростовская область и Краснодарский край, а это 3% или 4% территории нашей огромной страны, поэтому сейчас все будут заинтересованы, во-первых, заниматься сбережением уже существующих энергоресурсов и приобретать оборудование которое позволит экономить на отоплении цехов, заводов, офисных площадей зданий и магазинов. Поэтому, это естественно … А сегодня я по официальным статистическим данным слышал, что до 30% стоимости (а иногда утверждают ученые и до 67%) именно вот этой энергосоставляющей идет в себестоимости продукции, т. е. собственно на отопление производства. Вот теперь только представьте, что в Южном Китае завод построить — это 4 бамбуковых палки вкопал и камышом крышу обложил, а у нас — коммуникации, теплоснабжение, одна котельная стоит 10−15 млн. рублей, вот вам отсюда и себестоимость нашей продукции очень высокая.
Наталья Антипина — «Потому все мировые производственные центры как раз в теплых странах и сосредоточены.
Константин Урпин — да, так точно! Но тем не менее — рулят все равно северные страны. Потому, что холод заставляет человека думать (не расслабляться). Человек знает, что придет зима и нужно будет как-то зимой жить и детей растить. Поэтому летом и дрова и уголь надо заготовить и дом потеплее строят, а не просто как южные народы под пальмой спят, все равно будет тепло и под пальмой можно будет перезимовать.
Наталья Антипина — что вы видите на этих же выставках, на таких мероприятиях, где собираются разработчики новейших технологий, конкуренция нарастает серьезно?
Константин Урпин — на таком этапе о конкуренции сложно говорить, у нас все, если весь наш рынок это 8% инноваторов, что там конкурировать. Но вообще очень много интересных разработок, новых направлений в энергосбережении. Все всё прекрасно понимают, без этого ни куда не деться все равно будут люди и экономить электроэнергию, энергоресурсы будут экономить да и западные страны тоже смотрят на Россию, как на кладись всего нового и интересного.
Наталья Антипина -кладись нового? А не рынок сбыта?
Константин Урпин — рынок сбыта и рынок новых идей которые можно потом применить на западе, мы заключили с одной голландской компанией соглашение, что приедет к нам специалист и научит нас как строить правильно бизнес (менторство называется, поможет нам так сказать). Вот когда специалист приехал, выслушал все наши доводы и идеи, потом сказал: а вот теперь я вам расскажу какие замечательны трактора делаются у нас в Голландии, т. е. даже специалисты и консультанты приезжают сюда, чтобы двигать на наш рынок свою продукцию.
Наталья Антипина — вот как вам удалось пробиться в Японию, со своими тепловыми гидродинамическими насосами? Хотя именно Япония является здесь лидером. Именно там появились первые тепловые насосы.
Константин Урпин — да, Вы знаете, весь наш выход на западные рынки связан именно с русскоязычными специалистами, нашими соотечественниками, которые живут в Японии, в Бразилии, в Корее или в Китае или же в европейских странах. Именно они в этом «виноваты», потому что мы специально не нацеливались на эти рынки, а вот именно работник бывшей японской фирмы перевел наши материалы (получив с выставки листовки и буклеты) приехал в Японию перевел на японский и рекомендовал нас. И когда наш японский партнер, с которым мы уже с 2005 года сотрудничаем, приехал к нам, он сказал — «вы странный народ мы за 3−4% готовы бороться, а у вас появляется интерес только когда экономия в разы — в 2−3-4 раза, поэтому нам бы ваши темпы роста изобретений, Вы бы нас всех победили». Поэтому он тоже не верил сначала и приобрел 2−3 установки на пробу, а после презентации на своем предприятии, наши специалисты летали туда и презентовали наше оборудование, там более 250 человек собралось и после этого заключил с нами договор и вот уже много установок туда отправили. Как сказал один таможенник в аэропорту Шереметьево — «Вы единственные кто железо собственной разработки отправляете самолетом в Японию, а так в основном программы, чертежи, СD-диски!». А мы железо отправляем из Шереметьево и Внуково самолетами в Японию, Китай и Южную Корею
Наталья Антипина — «Над какими новыми, новейшими, разработками Вы сейчас работаете, которые смогут улучшить жизнь города, страны».
Константин Урпин — Мы готовили доклад, к одному из форумов, и насчитали, что на кавитационные технологии (которые мы применяем в основе нашего устройства) могут быть использованы в более 42 направлений, можно развить, как и в смешивание несмешиваемых жидкостях, как было показано в сюжете, так и улучшение лакокрасочной продукции, улучшении качества нефтепродуктов, приготовление корма для животных, то есть все это имеет очень широкий спектр применения. По этому, мы сейчас ищем, инвестора которому будет интересно то или иное направления, и в частности считаем что следующим этапом нашего развития будет разработка и применение, именно бытового прибора для частного домостроения и дачного строительства.
Наталья Антипина — Что бы все Москвичи, все Россияне, могли ощутить на себе все преимущества тепловых гидродинамических насосов.
Константин Урпин — И сэкономить средства, потому что, по той стоимости энергоресурсов, которая сейчас существует, я думаю, что нужно найти, нашему углеводородному топливу, более лучшее применение.
Наталья Антипина — А какая экономия может быть, если я решу отопить один свой коттедж.
Константин Урпин — В 3−4 раза дешевле, а японцев это очень возмутило. Говорят, что и 10−15% было бы достаточно.
Наталья Антипина, Ведущая программы «Разговор PRO», ООО «Эксперт ТВ» — Спасибо вам большое и удачи, сегодня у нас в студии был Константин Валентинович Урпин, Генеральный Директор компании «Тепло ХХ1 века». Мы вели разговор о Московских инновациях.
До свидания.
Ноябрь 2012 года, РФ,

Наталья Антипина: «Энергосбережение уже не первый год становиться одной из главных экономических приоритетов страны. Каких результатов вам удалось добиться за это время?»
Константин Урпин: «Энергосбережение должно быть не только государственной программой, но и должно быть программой каждого человека в частности, потому что нельзя в такой большой стране наладить энергосбережение, если каждый человек не будет беречь тепло и электроэнергию. А у нас в России из-за низких тарифов на энергоносители к идее энергосбережиния относятся халатно. Эта тема не очень была актуальна, и на западе, где людям дотируют средства для того, чтобы они сами утеплялись, либо экономили электроэнергию. Кризис конечно поставил все на свои места и сейчас уже рост тарифов на ЖКХ и рост стоимости тепловой энергии заставляет нас по другому взглянуть на этот вопрос.
Наталья Антипина: «И какие же достижения в области энергосбережения есть у московских инноваторов?
Константин Урпин: «Основное, на что московское правительство обратило свое внимание — это на уменьшение потерь при транспортировке тепла и применения новых трубопроводов, новых изоляционных материалов, утепление фасадов. Именно на это нацелено сейчас московское правительство.
Наталья Антипина: «Как говорится — «чтобы не отапливать улицу» да?
Константин Урпин: «Да, вот именно! Чтобы люди почувствовали быстрый эффект от энергосбережений — дома утепляются, транспортировка теплоносителя позволяет снизить затраты с 40% до 30%, но тем не менее потери тепла при транспортировке до потребителя все равно есть и всегда будут.
Наталья Антипина: «Почему в стране, имеющей достаточные запасы угля, нефти, газа, вы взялись за разработку возобновляемых источников энергии?
Константин Урпин: «Все хорошие и новые идеи возникают не после написания бизнес-плана и сверки цифр с реальными условиями, а с круглого стола. Здесь единомышленники и люди, которые хотят изменить что-то в этой жизни обсуждают новые идеи и проекты. Как правило выводом такого внутреннего «бизнес-плана», становится фраза — «а давай, попробуем». Вот с этого все началось. Мы узнали о новой разработке, которая позволяла получить тепло не за счёт прямой передачи электрической энергии в тепловую. а за счет механического замешивания. Начались эксперименты. Это был конец 1998 г. Затем были первые опытные образцы. Когда мы почувствовали, что в этом есть какое то зерно, то в разрез с общепринятым порядком выхода на рынок мы решили изготовить и применить оборудование на реальном объекте (на нашем офисе). Получив ошеломляющий результат, мы решили выходить на рынок с готовым продуктом.
Наталья Антипина: «Зерно — это экономичность, надежность или экологичность установки?
Константин Урпин: «Первое было конечно экономичность. Первые установки ломались раз в неделю. Мы их установили в собственном офисе, но предложения и расчеты опытных конструкторов, работавших по, не подтвердились на практике. Расчеты не подтверждали той разработки, которая должна была работать долго и качественно, поэтому мы меняли подшипниковые узлы, улучшили характеристики надежности этого оборудования и, когда выходили на рынок уже имели довольно высокую надежность и оборудование могло работать 2−3 года без ремонта.»
Наталья Антипина: «Т.е. самый сложный момент — это было создание опытного образца, который уже можно было копировать и тиражировать?»
Константин Урпин: «Да, конечно, потому что никто не знал, что из этого выйдет. Все равно идея есть идея. А у нас даже стройной теории процесса не было. Да и сейчас существует лишь несколько гипотез. Как говорил Гете: «Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет». Поэтому, когда делали патентные исследование, то нашли более 200 патентов.
Наталья Антипина: «Похожих?»
Константин Урпин: «Вы знаете, у нас сейчас патентуют бумажные ракеты для полета на Солнце. Главное — это идея, патентное агентство регистрирует право на идею. Может когда-то и будет изобретена такая бумага, которая не будет гореть на Солнце, но на сегодняшний день, я, конечно утрирую. Фактически можно запатентовать свою идею, которую исходя из сегодняшних технологий и с учетом развития промышленности воплотить нельзя. Поэтому, когда мы изучали подробно все патенты, так оказалось всего 1 или 2 патента, которые можно воплотить в металле и которые могут работать в принципе. Мы пошли дальше, и сразу начали делать серийную конструкторскую документацию, для того, чтобы выпускать оборудование. Во-первых, серийно, а во-вторых, чтобы, как в детстве, разобрав три изделия, можно было три собрать и ничего лишнего из деталей не осталось.»
Наталья Антипина: «С какими болезнями роста приходится сталкиваться современной инновационной компании? Что сложнее всего?»
Константин Урпин: «Сложнее всего — это найти единомышленников и … хороших сотрудников, потому что, проработав 2−3 года в инновационной компании, все себя считают как минимум Стивом Джобсом, либо — что вот это все родилось именно у него в голове, хотя порой люди выполняли какие то механические задачи или операционную работу руководителя подразделения. А когда уходят, то с трудом находят новую работу с зарплатой в три раза меньше (или вообще один руководитель отдела еле устроился внештатным фотографом в заштатный строительный журнальчик ).»
Наталья Антипина: «И где же вы черпали кадры? Сами воспитывали или со стороны привлекали?»
Константин Урпин: «Да, приходилось привлекать, приходилось отбирать, смотреть, проверять. «Кадры решают всЁ», это не я сказал, а это очень верно заметил товарищЪ Сталин И. В. Но в инновационной деятельности проблема стоит наиболее остро т.к. нельзя подготовить таких инноваторов и вырастить их новаторами, чтобы они интересовались чем-то новым. У нас кадры готовятся в институтах специалистами, которые могут мыслить, могут воспринимать новую информацию, находить ее и перерабатывать, но чтобы зародилось что-то новое и потом развилось в идею — это довольно таки сложно.»
Наталья Антипина: «Кто помогал вам на этапе становления и насколько важна для инновационной компании помощь извне, со стороны?»
Константин Урпин: «Конечно нужна, сегодня новые программы, которые поддерживают инновационного предпринимателя или разработчиков очень хорошо помогают. Но в то время, когда мы начинали, этого еще не было. Это был 98 -ой и 99-ый годы. Тогда мы молились только чтобы нам не мешали.»
Наталья Антипина: «Константин, область применения тепловых гидродинамических насосов очень широка. Где их наиболее выгодно использовать? В бытовых или промышленных целях?»
Константин Урпин: «Когда мы начинали разрабатывать первые установки, сразу обратили внимание на сегмент именно промышленного применения. Во-первых, там меньше стоимость привлечения одного клиента, меньше стоимость рекламы и продвижения продукции, нежели чем на гораздо более емких, но и более затратных рынках бытового применения. И плюс все-таки в том, что на заводах и промышленных предприятиях работают специалисты — инженеры с высшим образованием, которые могут что-то настроить или какую-то ошибку предотвратить на ранней стадии монтажа.»
Наталья Антипина: «И в процессе эксплуатации?»
Константин Урпин: «И это тоже! Розничные покупатели маломощных установок в основном пытаются экспериментировать. В результате оборудование выходит из строя, а покупатель говорит: «я ни чего не трогал, оно само сломалось, поэтому выполняйте свои гарантийные обязательства!!». Очень редко человек сам может признать свои ошибки, даже когда они очевидны. Мы, проанализировав эти аспекты человеческой психологии и отдавая себе отчет, поняли, что сразу не сможем организовать по всей стране сервис центры для бытового обслуживания и ремонта оборудования. Нет просто таких финансовых средств. В результате чего мы обратились сразу на рынок более мощного промышленного оборудования, а хотя на самом деле рынок бытового применения этих приборов гораздо более объёмен и более интересен для производителя. А, Но надо ведь еще и трезво оценивать свои возможности.»
Наталья Антипина: «В ЖКХ и промышленности считается, что очень сложно внедрять новые технологии. Есть какая то косность мысли, образа мышления и т. д. Каким образом вы пробивали эту дорогу на Российский рынок?»
Константин Урпин: «Вы совершенно правы! Наша система ЖКХ, она устроена по затратному принципу. Чем ты больше потратил в этом году, тем тебе больше или хотя бы столько же дадут освоить на следующий. (коммент: чиновники придумали очень хорошее слово применительно к трате бюджетных денег — «освоить». Чувствуешь сразу титанический труд чиновника, который ночей не спит, а думает об освоении. На ум приходит тяжкий труд путешественника, освоившего новые земли для Государства Российского), поэтому какая может быть экономия — ведь если он сэкономит на энергоресурсах в этом году, то он меньше получит в следующем и нечего будет «осваивать», а еще и как сказал один заместитель мера одного подмосковного города: «а куда я дену тех работников, которые мне ремонтируют всю зиму трубы и копают землю в мороз?» Т. е. это еще и решение социальных вопросов для города. Поэтому надо решать проблему в комплексе и чаще всего это не имеет к энергосбережению никакого отношения. Но все это оплачиваем мы как покупатели услуг этих монополий местного пошиба. А наши клиенты это те новаторы, которые работают и на промышленных и на малых предприятиях, которые хотят, во-первых, что-то новое применить, а во-вторых, сэкономить средства именно на энергоснабжении данного предприятия, ведь наше оборудование 1 Квт отапливает 35−40м2 — это в 3 раза больше чем обычное электрическое отопление (там 1 кВт — на 10 кв. м) в связи с этим надо подводить и меньшим сечением кабель к своему объекту и простить у электроснабжающих компаний меньший лимит на электричество, меньше покупать киловатт, меньшей мощности ставить трансформатор. Поэтому, здесь как со стадии капитальных затрат, как и на стадии эксплуатации идет сразу большая экономия. Во всех книгах по маркетингу написано, что новаторов во всем мире от 5% до 8% вот именно на этот сегмент рынка новаторов мы и нацелились в начале своего пути, участвовали на выставках по энергосбережению, участвовали на выставках новинок техники, где можно найти наших уважаемых покупателей, которые следят за новинками, не боятся нового и готовы тратить деньги на новинку техники.»
Наталья Антипина: «А в Москве Вы много таких новаторов нашли?»
Константин Урпин: «Да, очень! А Вы знаете, мы и начали с Москвы и Подмосковья, хотя здесь инфраструктура уже наиболее сложилась и по газоснабжению и по другим энергетическим ресурсам, но здесь больше тех новаторов и больше проходит выставок и специалисты больше читают научно — популярных журналов, где мы публикуем наши статьи. У нас более 120 публикаций в технической литературе, описывающих наше изобретение, очень плодотворно работаем на конференциях и выставках, за 2−3 дня проходит более 500 человек через наш стенд. Устаем очень сильно и потом еще два дня даже просто разговаривать — нет ни сил, ни желания.»
Наталья Антипина — Сейчас же идет масштабное утверждение различных технических регламентов в рамках таможенного союза, вступили мы в ВТО. Вот все эти события, они будут способствовать тому, что электросберегающие технологии входили в нашу повседневную жизнь, буквально везде и всюду?
Константин Урпин -конечно, у нас же страна (из тех стран кто входит в десятку самых развитых) с самым суровым климатам, Европа — это примерно как у нас Ростовская область и Краснодарский край, а это 3% или 4% территории нашей огромной страны, поэтому сейчас все будут заинтересованы, во-первых, заниматься сбережением уже существующих энергоресурсов и приобретать оборудование которое позволит экономить на отоплении цехов, заводов, офисных площадей зданий и магазинов. Поэтому, это естественно … А сегодня я по официальным статистическим данным слышал, что до 30% стоимости (а иногда утверждают ученые и до 67%) именно вот этой энергосоставляющей идет в себестоимости продукции, т. е. собственно на отопление производства. Вот теперь только представьте, что в Южном Китае завод построить — это 4 бамбуковых палки вкопал и камышом крышу обложил, а у нас — коммуникации, теплоснабжение, одна котельная стоит 10−15 млн. рублей, вот вам отсюда и себестоимость нашей продукции очень высокая.
Наталья Антипина — «Потому все мировые производственные центры как раз в теплых странах и сосредоточены.
Константин Урпин — да, так точно! Но тем не менее — рулят все равно северные страны. Потому, что холод заставляет человека думать (не расслабляться). Человек знает, что придет зима и нужно будет как-то зимой жить и детей растить. Поэтому летом и дрова и уголь надо заготовить и дом потеплее строят, а не просто как южные народы под пальмой спят, все равно будет тепло и под пальмой можно будет перезимовать.
Наталья Антипина — что вы видите на этих же выставках, на таких мероприятиях, где собираются разработчики новейших технологий, конкуренция нарастает серьезно?
Константин Урпин — на таком этапе о конкуренции сложно говорить, у нас все, если весь наш рынок это 8% инноваторов, что там конкурировать. Но вообще очень много интересных разработок, новых направлений в энергосбережении. Все всё прекрасно понимают, без этого ни куда не деться все равно будут люди и экономить электроэнергию, энергоресурсы будут экономить да и западные страны тоже смотрят на Россию, как на кладись всего нового и интересного.
Наталья Антипина -кладись нового? А не рынок сбыта?
Константин Урпин — рынок сбыта и рынок новых идей которые можно потом применить на западе, мы заключили с одной голландской компанией соглашение, что приедет к нам специалист и научит нас как строить правильно бизнес (менторство называется, поможет нам так сказать). Вот когда специалист приехал, выслушал все наши доводы и идеи, потом сказал: а вот теперь я вам расскажу какие замечательны трактора делаются у нас в Голландии, т. е. даже специалисты и консультанты приезжают сюда, чтобы двигать на наш рынок свою продукцию.
Наталья Антипина — вот как вам удалось пробиться в Японию, со своими тепловыми гидродинамическими насосами? Хотя именно Япония является здесь лидером. Именно там появились первые тепловые насосы.
Константин Урпин — да, Вы знаете, весь наш выход на западные рынки связан именно с русскоязычными специалистами, нашими соотечественниками, которые живут в Японии, в Бразилии, в Корее или в Китае или же в европейских странах. Именно они в этом «виноваты», потому что мы специально не нацеливались на эти рынки, а вот именно работник бывшей японской фирмы перевел наши материалы (получив с выставки листовки и буклеты) приехал в Японию перевел на японский и рекомендовал нас. И когда наш японский партнер, с которым мы уже с 2005 года сотрудничаем, приехал к нам, он сказал — «вы странный народ мы за 3−4% готовы бороться, а у вас появляется интерес только когда экономия в разы — в 2−3-4 раза, поэтому нам бы ваши темпы роста изобретений, Вы бы нас всех победили». Поэтому он тоже не верил сначала и приобрел 2−3 установки на пробу, а после презентации на своем предприятии, наши специалисты летали туда и презентовали наше оборудование, там более 250 человек собралось и после этого заключил с нами договор и вот уже много установок туда отправили. Как сказал один таможенник в аэропорту Шереметьево — «Вы единственные кто железо собственной разработки отправляете самолетом в Японию, а так в основном программы, чертежи, СD-диски!». А мы железо отправляем из Шереметьево и Внуково самолетами в Японию, Китай и Южную Корею
Наталья Антипина — «Над какими новыми, новейшими, разработками Вы сейчас работаете, которые смогут улучшить жизнь города, страны».
Константин Урпин — Мы готовили доклад, к одному из форумов, и насчитали, что на кавитационные технологии (которые мы применяем в основе нашего устройства) могут быть использованы в более 42 направлений, можно развить, как и в смешивание несмешиваемых жидкостях, как было показано в сюжете, так и улучшение лакокрасочной продукции, улучшении качества нефтепродуктов, приготовление корма для животных, то есть все это имеет очень широкий спектр применения. По этому, мы сейчас ищем, инвестора которому будет интересно то или иное направления, и в частности считаем что следующим этапом нашего развития будет разработка и применение, именно бытового прибора для частного домостроения и дачного строительства.
Наталья Антипина — Что бы все Москвичи, все Россияне, могли ощутить на себе все преимущества тепловых гидродинамических насосов.
Константин Урпин — И сэкономить средства, потому что, по той стоимости энергоресурсов, которая сейчас существует, я думаю, что нужно найти, нашему углеводородному топливу, более лучшее применение.
Наталья Антипина — А какая экономия может быть, если я решу отопить один свой коттедж.
Константин Урпин — В 3−4 раза дешевле, а японцев это очень возмутило. Говорят, что и 10−15% было бы достаточно.
Наталья Антипина, Ведущая программы «Разговор PRO», ООО «Эксперт ТВ» — Спасибо вам большое и удачи, сегодня у нас в студии был Константин Валентинович Урпин, Генеральный Директор компании «Тепло ХХ1 века». Мы вели разговор о Московских инновациях.
До свидания.
Ноябрь 2012 года, РФ, г. Москва.

Опубликовано на личной странице 08.02.2015
Дата первой публикации 08.02.2015

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: