Игорь Ткачев Грандмастер

В программисты я б пошел, пусть меня научат. Как живется работникам «компа и клавы»? Часть 2

Продолжаю свой рассказ о том, как мне довелось жить в племени Программистов и какие интересные наблюдения я сделал.

Monkey Business Images, Shutterstock.com

Рабочее место

У программиста, как правило, нет понятия «постоянное рабочее место». Сегодня он может сидеть на первом этаже со своим компьютером, завтра на втором, послезавтра у себя дома. Я был свидетелем того, как в течение трех месяцев некоторые программисты до пяти раз меняли свое рабочее место, порой не умея тебе объяснить, где же они сейчас находятся.

При этом какой-то эмоциональной привязки к месту у них не наблюдается. Склонности, как у нас, обычных людей, приносить на работу фотографии своих близких, цветы в горшках и прочие атрибуты живого человека у них нет. Ориентирование в пространстве, как и во времени, слабое. Главное, чтобы с ними всегда было продолжение самих себя, их мозга, их сущности — компьютер.

Но если программист все же и задерживается где-то на месяц-другой, то его рабочее место, обвитое проводами, как змеями, вместе с ним самим, часами неподвижным и сосредоточенном на своем коде, покрывается толстым слоем пыли, обрастает фантиками от шоколадных батончиков и крошками от булок. И только неутомимая тряпка уборщицы-энерджайзера ежедневно следит за тем, чтобы программист со своим другом-компом окончательно не превратились в мусорную кучу и не покрылись толстым слоем пыли, мха и плесени.

Трудности коммуникации

Наверное, впервые в жизни, несмотря на тот факт, что мне довелось поработать в разных странах, с представителями более тридцати национальностей и самых разных профессий, я столкнулся с тем, что меня часто не понимают ни на одном из четырех языков, которыми я владею, и в первую очередь, на родном. Мои, как мне казалось, предельно четко изложенные вопросы, требующие элементарных ответов, как правило, у программистов только вызывали новые вопросы.

Мои решения этих вопросов и предложения по их решению всякий раз были поводом для долгих собраний, на которых мы договаривались о других собраниях. И на этих других собраниях мы уже забирались в такие непролазные дебри, где первое влекло за собой второе, второе — третье, а третье — сорок третье. И уже через пять минут я либо терялся в этих дебрях, либо меня клонило в сон, либо вызывало во мне внутренний приступ ярости, который я с трудом подавлял, чтобы не обескуражить своих совершенно неэмоциональных коллег — программистов. Причем, как я понял позже, принятие каких-либо решений вовсе не означало их исполнения.

Например, я задавал, как мне казалось, простой вопрос: «Есть проект. Нужно сделать оценку. Вот ссылка со всеми деталями. Когда ждать оценку?» На что в течение часа или двух сначала я получал в ответ гробовое молчание: до разработчика, к которому я обращался, запрос либо еще не дошел (не дошел технически, не дошел до его мозга физически), либо сам разработчик еще не дошел до запроса (болтаясь где-нибудь между кофе-машиной, курсами английского языка или центром города, куда он уехал по своим делам). Либо в ответ на свой вопрос я получал другие вопросы: «Это кто?», «Кто спрашивает?», «А когда надо?»

Я мог терпеливо снова давать ссылку на все детали и повторять свой предельно элементарный вопрос «Когда — назови время, брат?», чтобы в ответ снова слышать тишину или что-то вроде: «Мы посмотрим», «Сейчас я занят», «Потом».

На следующий день, к полудню выследив ночное животное-программиста, я мог с охотничьим азартом бежать к нему, чтобы пообщаться персонально по вчера заданному вопросу, лишь чтобы в глазах видеть непонимание — «Ты кто?!», «Че те надо?!», вселенскую тоску, последствия вчерашней вечеринки.

В конечном итоге, я все же получал ответ на свое заковыристое «Когда?» — что-то вроде «Завтра». Но назавтра я либо получал список новых вопросов, либо, в лучшем случае, оценку с бюджетом в пять раз выше ожиданий заказчика, либо сделанную «на отстань». (Уже после я выработал некоторый алгоритм и научился оперативно получать ответы на свои вопросы, хотя и не настолько, насколько хотел бы).

Способы общения у программистов — как правило, е-мейл, скайп, либо свой, понятный им одним, программистский язык. Причем и в их программистском языке есть разные диалекты и наречия, когда они друг друга недопонимают или понимают как-то по-своему. Ну, а что до просторечных слов и понятий, то они часто и вовсе интерпретируются на свой, программистский лад.

Да и вообще, честно говоря, говорят они между собой на какой-то тарабарщине, которую непосвященный ни за что не поймет. Их речь изобилует словечками, вроде «дэвы», «аппликухи», «аттачи», «пинги», «асампшены», «кастомеры», «лочить», «шарить», «кролить», «пингануть» и т. д. А вот с пониманием простого русского языка у них явная проблема и недоуменное выражение на осунувшемся лице с кругами под глазами.

Заработок и образ жизни

Зарабатывают программисты, как я и слышал раньше, действительно хорошо. Даже очень хорошо. Я бы даже рискнул сказать, что для меня открылся мир новых возможностей и представлений, после того как судьба меня свела с ними. Ну, а что, наш мир не столько нуждается в медиках и учителях, которые откровенно прозябают на задворках жизни, едва сводя концы с концами, сколько в новых компьютерных игрушках, гаджетах и девайсах.

Например, хороший программист может позволить себе не копить годами на новое авто, а, например, купить его себе уже через полгода работы. Может себе запросто позволить путешествие в Европу или Америку три раза в год или на праздники, может многое.

Демократия

Корпоративной иерархии и субординации, которые я знал раньше на заводе или в местных конторах, у программистов почти не существует. Они со всеми на «ты», им сам СEO, или директор, как они говорят, брат, товарищ и сват. Все вопросы решаются сообща, путем общего голосования, которое по причине того самого равноправия может быть бесконечным, так как право голоса имеют все, а голоса у всех разные. Они могут спорить, не соглашаться и при этом не бояться, что за критику или несогласие их уволят на следующий день.

И на первый взгляд, все это замечательно. Но на взгляд второй или третий ты понимаешь, что если кто-то с чем-то не согласен, ты с этим ничего поделать не можешь: никто не берет на себя право последнего решения, никто не может «взять и приказать», приняв на себя ответственность.

Мне то и дело для решения своих вопросов приходилось нарезать круги между одним, другим и третьим, раз за разом оказываясь там же, где я стартовал.

Многие сегодня мечтают оказаться в стройных, демократичных рядах программистов. Многие завидуют возможностям, заработку работников «компьютера и клавиатуры». Для многих программирование — это мечта.

Но лишь со временем начинаешь понимать, что несмотря ни на какие коврижки, или, как здесь говорят, «плюшки», ты не хотел бы провести свои лучшие дни, уткнувшись воспаленными глазами в монитор компьютера, перебирая код — ошалело натюкивая цифры и символы с целью создания какой-нибудь компьютерной игрушки, новой версии айфона или взламывая чью-то вражескую базу данных. Жизнь-то — она не по ту сторону монитора.

Опубликовано 23.08.2015
Дата первой публикации 17.08.2015

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (8):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Многие сегодня мечтают оказаться в стройных, демократичных рядах программистов. Многие завидуют возможностям, заработку работников «компьютера и клавиатуры».

    На здоровье. Разве что, далеко не всем дано.

    Жизнь-то – она не по ту сторону монитора.

    Для водителя - жизнь-то, она не в мертвой пробке,
    для бухгалтера - жизнь-то, она не в проводках и балансе,
    для хирурга - жизнь-то, она не в чужих потрохах,
    для физика - не в адронном коллайдере

     
    • Mike Mike, во-во, чтобы стать программистом надо мозги иметь, большую усидчивость, кропотливость, умение анализировать и логически мыслить, короче, действительно не всем дано А большие деньги можно заработать не только программистом, если рассматривать только материальную сторону этого, ну, как всегда наш Игорь как брякнет то брякнет, нашел кому завидовать Помню наши программисты допоздна трудились на работе, на кой такая работа нужна, бела света не увидишь и еще потом дома додумывать будешь, какая там внешность и другие думы, тут совсем другое течение мыслей

       
      • Лидия Богданова, если бы Вы чуток внимательнее отнеслись к мною написанному, то увидели бы, что я именно вашими словами и изложил свое отношение к ним.

         
  • Спасибо. Посмеялся. Видимо чтобы стать программистом нужен особый склад ума и психики. Мне немало лет (69) и ещё когда появились первые ПК я занялся программированием и продажей своих программ, пока не появилась 1С и виндовс. Да и интерес к программированию как-то уменьшился, особенно после попытки написать свою ось на мнемокоде . Больше доставляло удовольствие когда мёртвая железяка оживала. По образованию электронщик и стал я тем кого называют сисадмином, т.е. от скуки на все руки . Хотя последний год меня стало интересовать сайтостроение. Месяца 3 проникался Друпалом, ибо его выбрал как основу. Понравился своей логикой и организацией. Создал для пробы бесплатно сайт для общества защиты животных с форумом и возможностью размещать статьи пользователям.
    Интересно бы узнать - получает ли удовольствие программист от своего детища - законченной программы? И какое? То есть, прыгает, всем объявляет о создании шедевра и так далее. Кстати, когда был помоложе знал одного программиста, скорее сисадмина, работающего у провайдера. Так он даже на байдарках сплавлялся. Носил длинные волосы, жил и спал практически на работе, был немного замкнутым, любил кофе. Так что отчасти попадает под ваше описание.

     
    • Владимир Сазонов, спасибо и вам за "отчасти попадает"-)
      Потому как здесь (как и всегда) больше возмущенных голосов, упрекающих меня в незнании темы (несмотря на то, что я уже продолжительное время живу среди этих индейцев-).
      Наверное, стоило бы написать в духе "А как прекрасна и жизнеутверждающа работа программиста", но не получится... просто потому что я в другой программе-)

       
    • Владимир Сазонов, все программисты разные. Есть "похожие", есть "непохожие".
      Работа без получения удовольствия невозможна. В цеху прессовщик гордится - сколько сегодня наработал деталей. а кузнец - количеством сделанных поковок. Лично я получаю удовольствие и от хорошо работающей моей программы и от исправленной ошибки - а значит корректно работающей ветке некоей общей программной системы.
      Да, кстати - получение в кои веки раз сообщения от пользователя, что то-то и то-то в моей программе не работает в таких-то случаях - тоже приятно, есть повод вернуться к давно сделанному и забытому, вспомнить и исправить.

      Оценка статьи: 5