Владимир Рогоза Грандмастер

Существует ли в России церковный суд?

Собственные суды имеют многие религиозные конфессии, действующие на территории России, в том числе и Русская православная церковь. Такие суды относятся к категории третейских судов, рассматривающих дела, связанные с внутрицерковной деятельностью и взаимоотношениями, как правило, на основании норм канонического права. Причем, рассматриваются только дела, не относящиеся к юрисдикции уголовного и гражданского судов. Но так было не всегда.

Полномочия церковного суда в Древней Руси были необычайно обширны. По уставам о церковных судах великих князей Владимира и его сына Ярослава, все взаимоотношения в обыденной жизни, которые касались религии, семейных отношений и нравственности, были отданы на рассмотрение церковных судов. Князья установили, что не будут вмешивается в дела, переданные на рассмотрение церкви, введя тем самым разделение церковной и светской судебных систем. По существу, до петровского времени, когда произошло глубокое реформирование всей государственной структуры, судебная власть церкви сохранялась в пределах, определенных еще великим князем Владимиром.

В первую очередь церковь отстаивала свое исключительное право на преследование преступлений против веры, к которым относились:
 — совершение языческих обрядов;
 — пребывание в ереси и расколе;
 — склонение православного к переходу в другую веру;
 — осквернение храмов и святынь;
 — богохульство, святотатство и поругание православной веры;
 — непосещение богослужений, несоблюдение религиозных обрядов и постов;
 — занятия волшебством, волхованием, ведовством и др.

Перов В.Г. Спор о вере Церковь традиционно рассматривала все дела, связанные с браками, супружескими отношениями, взаимоотношениями родителей и детей. Причем она защищала не только права родителей, но и детей. Уже в «Уставе» Ярослава было установлено: «Аще девка не выходит замуж, а отец и мати силою отдадут, а что сотворит над собою, отец и мати епископу в вине, такожде и отрок».

К середине XVII века, когда высшей церковной судебной инстанцией стал Патриарший разряд, в его производстве находились гражданско-правовые дела следующих категорий:
 — споры по действительности духовных завещаний;
 — тяжбы о разделе наследства, оставленного без завещания;
 — тяжбы о неустойках по брачным сговорам;
 — споры между женой и мужем о приданом;
 — споры о рождении детей от законного брака;
 — дела об усыновлениях и о праве наследования усыновленных;
 — дела о душеприказчиках, которые женились на вдовах умерших;
 — дела по челобитьям господ на беглых холопов, принявших постриг или женившихся на свободных.

Особо рассматривались вопросы, связанные с незаконными браками, разводами и повторными женитьбами. Так, причинами, позволяющими совершить официальный развод, считались: доказанные прелюбодеяния, неспособность к брачному сожитию в дееспособном возрасте, невозможность мужа содержать (прокормить) жену и растрата её приданого. Независимо от воли супругов расторгались незаконные браки, особенно при недозволенных степенях родства и двоеженстве. Вступать в брак позволялось только трижды, при этом, получить разрешения на второй и третий браки было непросто. Регулировалась и половая жизнь супругов, которая категорически запрещалась во время постов. В то же время, обладая деньгами или властью, все эти проблемы можно было легко решить, что и продемонстрировал Иван Грозный.

Репин И.Е. Инок Филарет в заточении в Антониево-Сийском монастыре Естественно, что рассмотрению церковными судами подлежали все внерелигиозные (гражданские) дела, связанные с духовенством. Любопытно, что духовенство чаще стремилось судиться не епископским судом, а светским (княжеским). Митрополиты вынуждены были издавать специальные «запрещающие» грамоты, грозя клирикам отлучением от церкви за обращения с тяжбами в светские суды. Князья и первые цари зачастую поддерживали духовенство своих вотчин и отдельных монастырей, давая «несудимые» грамоты, выводившие их обладателей из-под епископского суда. Конец такой практике положил царь Михаил Романов в 1625 году, дав патриарху Филарету жалованную грамоту, по которой духовенство в тяжбах и между собой, и с мирянами должно было судиться только в Патриаршем разряде. Даже уголовные преступления духовенства, кроме «смертоубийства, разбоя и татьбы с поличным», рассматривались церковными судами.

Петр I существенно урезал юрисдикцию церковных судов, оставив им только дела бракоразводные и о признании браков недействительными. Была значительно сокращена и компетенция церковных судов по гражданским делам духовенства. Преступления против веры, нравственности и в сфере брачных отношений стали подлежать двойственной подсудности. Церковь обычно возбуждала дела по этим преступлениям и определяла церковные наказания за них. А светские структуры проводили расследования, по результатам которых гражданские суды назначали наказания в соответствии с уголовными законами. Для преступивших закон появилась определенная «лазейка». При незначительности преступления можно было отделаться только церковным покаянием, избежав уголовной ответственности.

В 1918 году, после издания декрета об отделении церкви от государства, церковные суды стали рассматривать только преступления, связанные с внутрицерковными отношениями.

В настоящее время деятельность судов в Русской православной церкви регулируется двумя основными документами: «Уставом Русской Православной Церкви», принятом Архиерейским Собором в 2000 г., в нем церковному суду посвящена 7-я глава, и «Временным положением о церковном судопроизводстве для епархиальных судов и епархиальных советов, выполняющих функции епархиальных судов», которое было принято на заседании Священного Синода в 2004 году.

Рассмотрение дел в епархиальных судах является закрытым, допускается присутствие только лиц, участвующих в деле. Теперь суды рассматривают всего 4 категории дел.
По отношению к клирикам (священнослужителям) — дела по обвинению в совершении деяний, влекущих за собой канонические прещения в виде временного или пожизненного запрещения в священнослужении, извержения из сана, отлучения от Церкви.
По отношению к монашествующим, а также послушникам и послушницам — дела по обвинению в совершении деяний, влекущих за собой временное отлучение от церковного общения или отлучение от Церкви.
По отношению к мирянам, относящимся к разряду церковно-должностных лиц, — дела по обвинению в совершении деяний, влекущих за собой временное отлучение от церковного общения или отлучение от Церкви.
Иные дела, которые по усмотрению епархиального архиерея требуют исследования в суде.

Судебная система, хотя и утратила значительную часть своих полномочий, существует в Русской православной церкви уже более тысячи лет. Завидное постоянство. ]

Опубликовано 3.03.2008
Дата первой публикации 30.01.2008

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Интересно читать.
    У нас одного священника, как это называется, точно не знаю - запретили, в общем, ему служить. Представляете, в газете обличал архиерея! Приход его любил, и в газете его статьи читал, он со старым архиереем в хороших отношениях был, а нового как-то невзлюбил. Какие-то принципиальные несогласия у них были, и прихожане были на стороне священника, а не архиерея (кстати, и благочинному доставалось в статьях!).
    Ну, и все.... Жалко было, я дружила с его сыном. Этот священник немного посуетился, потом такой растерянный стал, ходил как пришибленный, все с опущенной головой. Разговаривал - будто заискивал. Потом его служить разрешили, только в какую-то деревню послали. Вообще, это страшно, вот настолько быть зависимым не от закона, а от прихоти начальника. Пусть и церковного.

     
    • Вы правы. В РПЦ простой священник полностью зависит от епархиального начальства. А жаловаться ему просто некуда, митрополит и синодальные органы в подавляющем большинстве случаев поддержат правящего архиерея.

       
  • Очень интересно и познавательно. 5.
    Хотела спросить: Анафема Льву Толстому - по решению суда Льву Николаевичу была предъява? Кто в Синоде и как это рассматривали?

     
    • Решение было принято определением Святейшего Синода от 22 февраля 1901 года, как констатация того, что писатель практически порвал с православием: "Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрёкся от вскормившей и воспитавшей его Матери, Церкви Православной..."

      Анафема не снята.