Андрей Новиков Читатель

Неужели милиция Хабаровского края живет по своим законам

Пишет житель города Комсомольск-на-Амуре Николай Стрельников.

Я в настоящее время занимаюсь музыкой. Занимался организацией музыкального фестиваля «Шансон» при поддержке радио «Шансон» г. Комсомольска-на/А, готовился к выступлению сам. Репетиции проходили в ресторане «Эллис» и Д. К «Авиастроителей».

13 апреля 2009 года, около 13часов дня, я находился в автокооперативе «Магистраль». Разогревал машину. Рядом стоял сторож автокооператива «Магистраль» Калашников Алексей Анатольевич. В это время к гаражу подъехал автомобиль марки «УАЗ» синего цвета, регистрационный номер я не запомнил. Кроме того подъехал микроавтобус марки «Форд» синего цвета, из микроавтобуса выскочили люди в камуфляжной форме, в масках, с автоматами (где-то человек около 10). Они побежали в моём направлении с криками: «Лежать». Я сразу лёг на землю, заложив руки на голову, не оказывая им никакого сопротивления. Подбежав ко мне, они начали наносить удары ногами и руками по лицу и телу, а также прикладом по голове и одели на меня наручники, не объяснив за что. За каждый вопрос следовал удар прикладом по голове.

Сторож, растерявшись остался стоять на месте. К нему также подбежал один из людей в масках, и, угрожая ему пистолетом, положил его на землю. После этого с нами остались 2 человека в масках и люди в гражданской одежде. Никто не представился, удостоверений не показывали. Они начали делать обыск в арендуемом мною гараже и в машине «Тойота Кроун» (машина принадлежит моей маме, но я езжу на ней по доверенности). Остальные уехали на «Форде». В ходе всего этого они оторвали бампер моего автомобиля, задние панели. Люди в гражданской одежде, которые приехали вместе с людьми в масках, видели всё происходящее, однако молчали. Пока шёл обыск, люди в масках периодически наносили мне удары.

Потом меня затолкали в «УАЗ» и, наклонив головой вниз, привезли в УБОП г. Комсомольска-на/А. У меня отобрали сотовый телефон, все документы, которые находились при мне, в том числе и на машину. В УБОПе меня держали в наручниках, не давая сделать телефонный звонок родным, чтобы сообщить о моём местонахождении.

В УБОПе люди в масках продолжали меня избивать и наносить удары по голове. Вечером, провели процедуру опознания. На опознании, указав на меня, спрашивали: «Он?». На что женщина ответила: «Нет, не он».

После процедуры опознания, с меня сняли наручники и около 23 часов повезли меня домой, где сотрудниками УБОП был произведён обыск. При проведении обыска мне объявили, что меня подозревают в совершении разбойного нападения 5 марта на ул. Шиханова. После обыска я остался дома, а они уехали. После этого я, моя жена и моя мама поехали вначале в травмпункт, где мне отказались оказать помощь. После чего попытались забрать документы в УБОПе. Не вернули. Сказали приехать утром. А время уже было второй час ночи. Утром документы вернули.

Около 22 часов сотрудниками УБОП был также произведён обыск у моей матери, Стрельниковой Ольги Кузьминичны, по адресу где я прописан.

5 марта я до 13−14 часов находился дома, отдыхая после выступления в кафе. А позже, вечером был у Кашкарова Александра Викторовича на дне его рождения.

14 апреля я обратился с жалобой к прокурору города Пахомову Владимиру Евгеньевичу. Поехал снять побои к судмедэсперту, но они работают до 12часов дня. 15 апреля я всё же снял экспертизу и получил направление на лечение к хирургу и невропатологу. Диагноз сотрясении головного мозга, глазного дна и переметрия. Сейчас лечусь. Но в покое оставлять они меня не хотят, за то что я написал жалобу.

Опубликовано на личной странице 05.05.2009
Дата первой публикации 05.05.2009

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: