Андрей Гусев Грандмастер

Как защитить честь, достоинство и деловую репутацию?

Во времена Пушкина и Лермонтова честь защищали на дуэлях. Конечно, никуда не делись Чёрная речка, гора Машук, да и дантесы с мартыновыми не перевелись, но сейчас другие времена. Нравы смягчаются, обиду вовсе не обязательно смывать кровью. Ещё в СССР, помнится, к штыку приравняли пишущее перо, а в постсоветской России в Гражданский Кодекс (ГК РФ) ввели статью 152, которая так и называется «Защита чести, достоинства и деловой репутации».

Именно в гражданском судебном процессе можно требовать опровержения порочащих сведений. Причём бремя доказательств в этом случае накладывается на ответчика: именно он должен доказывать, что распространённые им сведения соответствуют действительности. Истцу нужно лишь подтвердить, что сведения были распространены и являются порочащими.

Важно определить, что же такое «порочащие сведения». Если вас публично обозвали лысым или очкариком, то даже в случае стопроцентного зрения и наличия густой шевелюры суд вряд ли признает упомянутые утверждения порочащими. И даже если вас назовут жёлтым земляным червяком… Забавно посмотреть решение суда в таком случае, и как будет выглядеть опровержение?

В одном из постановлений Пленума Верховного суда России говорится, что порочащими являются сведения, в которых «содержатся утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов».

В то же время, в соответствии с частью 3 статьи 29 Конституции Р Ф, никто не может быть принуждён к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Например, в газете про гражданина написали, что он напоминает одного из трёх сыновей Ноя, но не Сима и не Иафета, а того — третьего. Гражданин может возмущаться и заявлять, что совсем не похож на библейского Хама. Только ключевое слово здесь: напоминает. «Напоминает» — это личная оценка автора газетного материала. А если журналист вместо глагола «напоминает» напишет ещё осторожнее: «заставляет вспомнить об одном из трёх сыновей Ноя…», то никакой суд не привлечёт его (и редакцию СМИ) к ответственности.

Или если вы считаете, что мэр вашего города неправильно тратит деньги из муниципального бюджета — то это ваше мнение. Вы свободно можете так говорить. Однако не стоит утверждать, что мэр — вор, не имея для этого достаточных доказательств.

Если вас публично опорочили, то самый «удачный» вариант, когда произошло это в печатной прессе. Газета (или журнал) у вас в руках, и значит, факт распространения порочащих сведений налицо. Теперь остаётся выбрать способ защиты: можно обратиться в редакцию СМИ с требованием напечатать опровержение, а можно сразу направить исковое заявление федеральному судье в районный суд по месту нахождения редакции.

Согласно статье 43 Закона Р Ф «О средствах массовой информации», если редакция СМИ не располагает доказательствами того, что распространённые ею сведения соответствуют действительности, она обязана их опровергнуть. В этой же статье указано, что если гражданин (или организация) представил текст опровержения, то публикации подлежит именно этот текст. Вот тут вам и пригодится пишущее перо, которое приравняли к штыку. Тем более, что согласно статье 46 федерального закона «О СМИ», у гражданина и организации имеется ещё и право на ответ.

Однако стоит помнить, что опровержение и ответ необходимо представить в течение одного года (ст. 45 упомянутого закона). Если вас опорочили в прошлом веке, а вы спохватились лишь сегодня, то печатать опровержение никто не станет. Ныне это дело историков, и то лишь в случае, если вы — историческая личность.

Несколько по-другому обстоит дело, когда вас опорочили в радио- или телеэфире. Тут многое зависит от того, был ли это прямой эфир или передача шла в записи. В частности, в статье 57 Закона Р Ф «О СМИ» прямо указывается, что редакция не несёт ответственности за распространение порочащих и не соответствующих действительности сведений «если они содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи».

Такая норма вполне объяснима. На многих радиостанциях существуют интерактивные программы, в ходе которых в эфир выводят радиослушателей, а что они там скажут — одному богу известно. Никакой ведущий не сможет это предугадать и мгновенно вывести из эфира неадекватного человека.

В иных же случаях, если редакция СМИ будет упорствовать и откажет в опровержении, то тогда вам прямая дорога в суд. Пишете исковое заявление в двух экземплярах, платите госпошлину (на сегодня это сто рублей), кладёте всё в конверт и заказным письмом отправляете в храм правосудия. Если выиграете дело, суд обяжет редакцию опровергнуть порочащие сведения. Да и компенсацию за моральный вред (в порядке ст. 151 ГК РФ) взыщет с обидчиков в вашу пользу. Ведь в статье 1100 ГК РФ указано, что моральный вред, причинённый распространением порочащих сведений, компенсируется независимо от наличия вины у причинителя вреда.

В современной России дуэли всё чаще становятся словесными и перемещаются в зал судебных заседаний. Разумеется, если дуэлянты цивилизованные люди, а не питекантропы.

Опубликовано 10.01.2010
Дата первой публикации 28.11.2009

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Андрей Гусев, статья дельная. Сейчас суд рассматривает мой иск к одной интересной газете с тиражем 999 экземпляров. Нельзя ли у Вас узнать, могу ли я в процессе увеличить требования компенсации морального вреда, и как это аргументировать, если порочащих сведений больше не публикуют, и сама газета выходить перестала...

     
    • Размер компенсации морального вреда, безусловно, можно увеличить: подаёте дополнительное исковое заявление (уплатив дополнительную госпошлину — в данном случае сто рублей), в котором расписываете свои нравственные страдания, растущие день ото дня по экспоненте.
      Согласно ст.12 федерального закона «О СМИ», газету с тиражом 999 экз. регистрировать нигде не надо. Как взыскать деньги с такой газеты — большой вопрос.

       
      • Андрей Гусев, спасибо, понял. Суд отправил материалы на экспертизу (лингвистическую) за счет бюджета и до ее результатов приостановил процесс. А подал я на Издателя (ООО), несколько заседаний уже было, он прописан в выходных данных и известен. Мне таки думается, что я мало потребовал, с учетом времени (с октября 2009 процесс) и того, что мне один раз пришлось ехать из Петербурга аж в Архангельскую область по месту нахождения истца (остальные заседания я просил рассмотреть в мое отсутствие). Я понял Ваш ответ, так и сделаю, если вдруг мелькает у Вас еще дельная мысль, пожалуйста, напишите.

         
  • Иван Янушкевич Иван Янушкевич Читатель 11 января 2010 в 14:57
    Текущий пример

    Наверно, сегодня все слышали о скандале вокруг Виктора Петрика и госпрограммы "Чистая вода". В многочисленных публикациях на Петрика вешается куча ярлыков: аферист, уголовник и т.п. Однако когда дело дойдет до суда, будет совсем не просто это доказать. Ведь, насколько понимаю, главный аргумент, что он когда-то там сидел.
    Тогда возникает вопрос, почему эта кампания ведется без соблюдения мер разумной предосторожности?

    Оценка статьи: 5

     
    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 11 января 2010 в 18:05

      Иван Янушкевич, главный аргумент - не то, что он когда-то сидел, а то, что государственные деньги пошли неизвестно на что.

       
      • Иван Янушкевич Иван Янушкевич Читатель 11 января 2010 в 19:15
        Почему так отважны журналисты?

        Марианна Власова, а разве это чем-либо подтверждено? К тому же государственные деньги эти еще только в проекте.
        Я ведь о том, что, обзывая Петрика и не располагая доказательствами того, что он аферист, журналисты рискуют нарваться на иски. Едва ли дело теперь спустят на тормозах - не дадут. Тогда почему так поступают, все же просчитывается наперед!?

        Оценка статьи: 5

         
        • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 11 января 2010 в 21:17

          Иван Янушкевич, я же дала ссылку. Подтверждено экспертизами. Да, обзывая - рискуют. Поэтому журналисты-профессионалы ("Новая газета", например) не употребляют "обзываний" по отношению к самому Петрику. Факты поданы так, что соответствующий вывод делает читатель. Кстати, всегда можно назвать не человека аферистом, а его действия аферой, например.

           
          • Ага, и за «аферу» любой юрист вчинит иск по 152-й статье ГК РФ о защите деловой репутации. Потому как смотрим словарь: «афера – жульническое предприятие, мошенничество». Это всё уже проходили.

             
            • Иван Янушкевич Иван Янушкевич Читатель 12 января 2010 в 01:00

              Андрей Гусев, означает ли это, что участвующие в этой кампании журналисты сознательно идут на то, чтобы пострадать. Вроде касаток, которые выпрыгивают на берег?

              Оценка статьи: 5

               
              • Иван Янушкевич, журналисты не пострадают. Реально суды взыскивают с физических лиц небольшие суммы. Помнится, Лужкову удалось взыскать с Сергея Доренко всего 50 тыс.рублей.
                Другое дело — редакции СМИ, как юридические лица. Здесь могут быть очень приличные суммы, но это уже вопрос к владельцам и учредителям. Они обычно весьма богатые люди.

                 
  • Андрей Гусев, точно, я за компьютерную томографию. И официальный диагноз будет. Можно обращаться в суд.

    Оценка статьи: 5

     
  • Андрей Гусев, интересно, а как реагировать суду на такое заявление:
    "Он сказал, что у меня в мозгу одна извилина и та прямая.
    Так вот, я официально заявляю, что никаких извилин в моём мозгу нет."

     
  • Андрей Гусев, хорошие советы! Точно, думать надо что говоришь. И лучше сказать что мер неправильно тратит деньги из бюджета, чем что он вор. Что может быть себе дороже. А говорят сейчас многие и много. У нас случай был, женщина в общественном месте ругала президента. Какими уж там словами - не знаю. Знаю что её посадили. Три дали, год отсидела. Ей было 68 лет. Спасибо за советы.

    Оценка статьи: 5