Евгений Чередниченко
Евгений Чередниченко Читатель

Что делать, если Вам запрещают снимать в публичном месте

Один из вопросов, с которым журналисты-телевизионщики обращаются в Коллегию юристов СМИ чаще других, звучит так — «Где можно снимать, а где — нельзя?» Операторы телекомпаний ежедневно сталкиваются с необходимостью объяснять различным охранникам (постовым милиционерам, сотрудникам охранных предприятий и т. п.), кто «дал разрешение здесь снимать». Чаще всего, узнав, что никакого разрешения у оператора нет, от него требуют прекратить съемку, обосновывая запрет «распоряжением начальства». Попробуем разобраться, насколько законна такая позиция, и что именно может сказать и сделать журналист, чтобы выполнить свою работу — снять в этом месте репортаж и вовремя привезти его в редакцию.

Ответ на вопрос, где видеосъемка разрешена, а где запрещена, нельзя дать в виде списка конкретных мест. Юридически корректно на этот вопрос можно ответить следующим образом: «Журналист имеет право свободно снимать везде и всегда, кроме тех мест и случаев, в которых съемка прямо запрещена или ограничена законом» (См. Закон Р Ф «О средствах массовой информации. Статья 47 — «Права журналиста»).

Примеров таких ограничений немало. Так, например, уголовный процессуальный, арбитражный процессуальный и гражданский процессуальный кодексы ограничивают видеосъемку судебного процесса, допуская ее только с разрешения судьи, председательствующего в данном процессе. Установлены отдельные ограничения на аэрофотосъемку, использование фото-, видео- и киноаппаратуры в самолетах. Есть ограничения на использование такой аппаратуры (особенно со вспышкой) в музеях. Запрещено без разрешения администрации проносить ее (и, конечно, использовать) в исправительные учреждения, на некоторые объекты, в которых установлен режим защиты конфиденциальных сведений, например, государственной тайны. Есть и другие случаи, когда общее право «снимать везде», данное журналисту статьей 47 Закона «О СМИ», правомерно ограничено другими федеральными законами. В основном, все они связаны с необходимостью защиты какой-либо охраняемой законом тайны, например, служебной, коммерческой, врачебной, личной и семейной, тайны частной жизни, следствия, телефонных переговоров и др. Но для этого необходима ссылка на норму закона, которая не просто провозглашает некую информацию конфиденциальной, но и прямо запрещает использование аппаратуры для аудио-, видеозаписи, кино- и фотосъемки в том или ином случае, том или ином месте.

Итак, представим себе реальную ситуацию: телеоператор с корреспондентом приехали, например, снять пикет перед зданием областной милиции или репортаж о высоких ценах на рынке. Чаще всего, сразу после того, как оператор поднимает камеру на плечо, к нему подходит человек в форме или в штатском и требует: «прекратите съемку». Постараемся шаг за шагом проанализировать действия съемочной группы, которые позволят убедить охранника не мешать ей снимать.

1. С чего начать общение?

Разговор с охранником нужно начать с вежливой просьбы к нему — представиться. Знание о том, кто именно (по имени, должности и месту работы) потребовал от вас прекратить съемку, является ключевым для того, чтобы впоследствии вы смогли оспорить законность его действий и, в случае, если он допустил нарушение закона, привлечь его самого и его работодателя к ответственности. Пока подошедший к вам человек скрывается за псевдонимом «сотрудник службы безопасности» или другой подобной маской, вы полностью перед ним безоружны, поскольку не знаете, чьи действия вам нужно обжаловать, к кому предъявлять иски. Разговор стоит продолжать только после того, как вы ознакомитесь с его служебным удостоверением. До предъявления удостоверения он для вас — обычный прохожий (пусть и одетый в камуфляжную форму), который неправомерно мешает вам выполнять редакционное задание, и к указаниям которого вы можете не прислушиваться. Показав удостоверение, сотрудник правоохранительных органов или частного охранного предприятия, как правило, становится более вежливым и осторожным, поскольку понимает: он отвечает за каждое свое слово и, тем более, за обоснованность и законность каждого своего требования, направленного на ограничение ваших прав. Поэтому, чаще всего, следующее требование звучит так: «выключите камеру».

2. Стоит ли выключать камеру?

Лучше всего не выключать камеру до последнего — до того момента, пока не станет ясно, что ее необходимо выключить для вашей физической безопасности. Для успешного обжалования действий охранника вам необходимо иметь доказательства того, что между вами происходило. Включенная камера или диктофон сильно увеличивают ваши шансы доказать законность ваших действий и незаконность действий вашего оппонента. Если вы понимаете, что не выключать камеру небезопасно, постарайтесь обратиться к прохожим с просьбой задержаться на минуту и понаблюдать за происходящим. Попросите их дать вам номера их телефонов, чтобы впоследствии они могли стать свидетелями и подтвердили факт и обстоятельства нарушения ваших прав.

3. Нужно ли представиться самому?

Безусловно. Предъявить редакционное удостоверение в ваших интересах. Установленное статьей 47 право осуществлять видеозапись является особым правом, которым наделены только журналисты. Ваш оппонент будет нести ответственность за нарушение данного права только в том случае, если будет доказано: он знал, что вы — журналист, но, тем не менее, предъявлял к вам необоснованное требование о прекращении съемки.

4. Как заставить охранника усомниться в законности своих действий?

Как правило, попытки рассказать охраннику о правах журналиста заканчиваются неудачно. К этому у опытного охранника давно выработался иммунитет, такие возмущения он чаще всего просто игнорирует. Хорошим способом заставить охранника прислушаться к вам может быть, как ни странно, ваша готовность подчиниться его требованиям. Но перед тем, как прекратить съемку, постарайтесь объяснить, что ему придется нести персональную ответственность за свои действия перед своим же начальством.

5. Как отличить требование от просьбы?

Нередки случаи, когда сотрудники правоохранительных органов и охранных предприятий стараются убедить юристов в том, что они не требовали от журналиста прекратить съемку, а обращались к нему с «человеческой просьбой так поступить». Несмотря на всю сомнительность этой позиции, иногда им удается настоять на том, что журналист сам, добровольно прекратил съемку и, если бы он не хотел этого делать, он мог спокойно снимать дальше. Чтобы исключить сомнения на этот счет, все так же вежливо переспросите охранника, обращается ли он к вам с просьбой, которую вы вольны не исполнять, или именно с требованием, которому вы обязаны подчиниться. Можете также уточнить, а что произойдет, если вы не подчинитесь такому требованию.

6. Чего боятся сотрудники охранных предприятий?

Несмотря на камуфляж и наличие оружия, сотрудники частных охранных предприятий крайне ограничены в возможностях хоть как-то вмешиваться в происходящее на вверенных им объектах (если, конечно, речь не идет об ограблении, вооруженном нападении и других подобных ЧП). В соответствии с Законом о частной детективной и охранной деятельности, практически единственным полномочием охранника является вызов милиции. Его попытка схватить вас, отобрать камеру или иным образом ограничить ваши права может стоить ему свободы, а его работодателю — лицензии. В разговоре с сотрудником ЧОПа стоит упомянуть о том, что его требования, если они окажутся незаконными, будут прекрасным поводом для обращения журналиста или телекомпании в лицензирующий орган (МВД), который, по результатам проверки, вправе приостановить или аннулировать лицензию данного ЧОПа.

7. Чего боятся милиционеры?

В большинстве своем сотрудники правоохранительных органов боятся только своего непосредственного начальника. А благополучие милицейских начальников во многом зависит от того, какую «статистику» показывает вверенное ему подразделение. Если журналист или редакция СМИ обратится в прокуратуру с обоснованной и подкрепленной доказательствами жалобой на нарушение требований статьи 47 Закона о СМИ, прокуратура будет обязана провести по такой жалобе проверку: направить запрос начальнику подразделения, в котором служит допустивший нарушение милиционер, получить его объяснения и составить акт прокурорского реагирования. Если факт нарушения подтвердится, прокуратура выносит представление об его устранении. Такие акты прокурорского реагирования портят статистику не только соответствующего отделения милиции, но и УВД района, города, области. А значит, над постовым, требующим от вас прекратить съемку, как дамоклов меч, висит вся вертикаль власти МВД, если впоследствии окажется, что его требование было незаконным.

8. Что еще может потребовать телекомпания?

Еще одним прекрасным способом для телекомпании защитить свои права, если ее журналисту пришлось прекратить съемку в связи с необоснованным требованием сотрудника милиции или охранного предприятия, будет предъявление к работодателю такого сотрудника иска о возмещении причиненных им убытков. Хороший бухгалтер телекомпании всегда сможет сложить ее расходы на выплату заработной платы журналиста, оплату смены оператора, камеры, водителя, автомобиля, на котором они приехали, приплюсовать к этому расходы на перемонтаж готового сюжета, который приходится снимать с эфира, поскольку для него не удалось снять необходимую «картинку» с места событий, расходы на съемку другого сюжета и т. д. и т. п. И все эти расходы телекомпания несет только потому, что охранник незаконно потребовал от журналиста «прекратить съемку или предъявить разрешение на ее проведение». Цифра взысканных убытков в несколько тысяч или даже несколько десятков тысяч рублей, конечно, не разорит ни ЧОП, ни МВД. Но начальство вряд ли похвалит охранника, «благодаря» которому его работодателю пришлось отвечать в суде по иску телекомпании. И охранник это, как правило, хорошо понимает.

9. Каким может быть компромисс?

Лучшим выходом для обеих сторон (журналиста и охранника) из создавшейся щекотливой ситуации может быть следующее. Журналист продолжает съемку и привозит в редакцию отснятый репортаж. А охранник сообщает о том, что на вверенном ему объекте была произведена якобы незаконная съемка. После этого начальство охранника выясняет с начальством телекомпании вопрос о том, можно ли передавать такую запись в эфир или каким-либо федеральным законом действительно предусмотрены основания, по которым такая запись может быть признана разглашением конфиденциальной информации. Если главный редактор и юрист телекомпании поймут это, они, конечно, не допустят выхода такой записи в эфир, поскольку разглашение специально охраняемой законом тайны признается злоупотреблением свободой массовой информации и может повлечь прекращение деятельности данного СМИ.

Закон Р Ф «О средствах массовой информации»

Статья 4 («Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации»):

«Не допускается использование средств массовой информации… для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну».

Статья 16 («Прекращение и приостановление деятельности»)

«Основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные в течение двенадцати месяцев нарушения редакцией требований статьи 4 настоящего Закона…».

Опубликовано на личной странице 08.04.2010
Дата первой публикации 08.04.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: