Александр Леплер Читатель

Стой! Кто идёт?

Слова «учреждение» и «публичный дом» на иврите звучат одинаково: mahon. Стою вечером в форме охранника на остановке. Промчавшийся мимо джип вдруг возвращается и возле меня останавливается. Выходят двое по виду, словно их вместе с внедорожником на одном концерне собирали, и долетают до меня слова: «Охранники солидного возраста в махоне не такие разборчивые при получении бартера. Им что даёшь, тому они и рады. Молодым-то сначала бартер подавай, выбирают, а охрана для них — это перерыв для отдыха». Им, кажется, охранник нужен и начинаю я принимать вид «грозного совкового вахтёра», для которого «Ни пропущать» — цель всей жизни! Достаю мобильник, будто вибровызов сработал и уставшим голосом: «Это опять вы? Я же вам сказал, что меня, охранника-профессионала высшего класса, ваши условия не устраивают» — Клюнули эти двое! Слух-то как напрягли! А ну-ка на русском: «Ищи лоха в зеркале!» — Увы, этот тест вы не прошли, переходим к цифрам: «100» — Да я и сам знаю, что загнул, а ну-ка: «30» — «в самое яблочко!» Разговорились. Тонкий намёк на работу в охране. «Для меня это так неожиданно, мне надо подумать, торг уместен? Тогда — поехали!» Меня усадили в середину, сами по краям — «для обработки». Тот, что справа начал: «Денег не хватает, высокие налоги, дорогая аренда охраняемый объект — махон, после двух часов на посту, расчёт бартером минут на 20, потом опять два часа на посту и так далее» Вырос я в «стране без секса» и «бартер в учреждении» представил как офисную мебель и оргтехнику. Тот, что слева, глазки свои к небу закатывает, языком причмокивает, разрумянился-то как! И всё мурлычет: «Бартер ах, бартер ах» Ему бы конфеты рекламировать! «Оружие-то работает?» — спросил он и повыше колена меня похлопал. Не знает, что оружие на поясе носят? Так я тебя сейчас «за пояс заткну» на тему оружие: «Люблю я закрыться в помещении, чтобы людей не пугать, и вытащить за рукоятку своё оружие. Долго в руках осматриваю, нет ли вмятин, царапин — за столько лет уже в привычку вошло. Затвор назад отведу, старую смазку аккуратно удалю. Уж раз-то в неделю смазываю полностью. Свою старую маслёнку, что из России привёз, в овраг за домом выбросил, хоть и жалко было — привык я к ней, в темноте мог пользоваться. Сейчас у меня маслёночка, новая, дорогая. Не смазанное оружие стареет и даёт осечки». Румяный вдруг побелел и смотрит на меня как-то странно, а тот, что справа вдруг говорит: «Маньяков у нас и без тебя хватает. Давай уж лучше сейчас расстанемся». Да и мне ваша мебель офисная ни к чему!

Рассказываю я эту историю молодому охраннику, а парня больше продолжение интересует. Для меня это — как адреналин! Фантазии начинают набирать обороты и меня «понесло» самому даже стало интересно! Когда я к «картинкам» перешёл — Кама сутра отдыхала! Парень же не даёт говорить — всё перебивает: «Дай мне тот адрес! Ревнуешь? Я же моложе!» — «Да не помню я адрес — меня в бессознательном состоянии к дому подвезли и у подъезда бросили» А этот марокканец совсем уже голову потерял: рука его всё чаще к кобуре стала дёргаться, кровь африканская в нём кипит: «Говори же адрес!!!» На нож на столе посмотрел, а ведь я его учил: «Сначала стреляешь, а потом в остывающую руку нож вкладываешь» Трудно найти выход из сложившейся ситуации, когда голова эротическими фантазиями забита, которые я не успел ему выплеснуть. Если скажу, что я это придумал — только усугублю своё положение. Придумал! «Вспомнил! Это где-то у границы с Ливаном! Там ещё всё время „Катюши“ рядом громыхали. Что, адрес тебе уже не нужен!?»

Из израильской инструкции для охранников: «Забудьте, и не дай Бог вам вспомнить, что у вас оружие на поясе! Вынул из кобуры — лишаешься лицензии! Навёл на человека — под суд! Запрещено применение оружия против воров и хулиганов: не мешайте им делать их грязное дело, если не хотите, чтобы они вас инвалидом сделали! Хозяин не обеднеет — у него каждый гвоздик застрахован! Запрещено стрелять в спину: убегающий не опасен! Оружие применяется только в одном единственном случае — когда перед тобой смертник-террорист!»

В охране

В Питере прохожу как-то мимо синагоги и замечаю: охранник не может ортодоксам объяснить, что закрыто, приходите завтра. Отвёл я душу общением на «языке Библии» и захотелось мне охранять этот объект, и чтобы вторая зарплата — в шекелях. В охранном предприятии выступал, словно «боевой генерал перед пионерами!» — «Мои инструкторы из Моссада… свободное владение иностранными языками… моя подписка о неразглашении на срок до 50 лет» Короче, заступаю на дежурство религиозной школы для мальчиков при условии, что будет мне там же койко-место. Дворник провёл краткую экскурсию и удалился. Я раздеваюсь в душевой, и он туда же пришёл и не уходит. Ну, разве можно с такой ориентацией брать на работу к подросткам! И тут я догадался: он же решил посмотреть моё вероисповедание! Там у меня — abgeymah- всё в порядке — хорошо, что я цепочку с нательным крестиком оставил в комнате, а то получилось бы как в анекдоте про баню: «Рабинович, ты или крест сними, или трусы одень» Купил я навороченный мобильник и вечером пробую в нём разобраться. Приходят ко мне на пост подростки: «Ма? С мобилкой таки не разобраться? Да мы с этой модели начинали. Снимите для начала чехол — это не признак крутизны! Вы у нас первый охранник, знающий иврит! Вы поможете нам сделать домашнее задание по ивриту?»

Приходит семья в охраняемый мною ресторан, а телохранитель остался у входа. Красуется передо мной с надменным видом, мускулами играет, пистолет через пиджак поглаживает! Этот лох ещё не догадывается — с кем связался! В тишине зала вылетает пробка из шампанского! «К бою! — кричу я ему, прыгаю за колонну и нервно шарю под пиджаком — переключаю мобильник на видеокамеру: «Я блокирую выход и прикрываю тебя сзади! Будем брать их живыми!» У этого ковбоя глаза загорелись — наркоман, видимо! Весь красный выхватывает свой ИЖ-71 и — бросается в зал! Перепугал всех! Чуть «мини Чикаго» там не устроил! Хорошо, что гостей было немного и — без оружия!

В салонах «Евросеть» Выпивший парень крутит в руках брелки. Зрелище это мне изрядно поднадоело, и я подошёл к нему: «Отойди, не нервируй меня!» — «А ты не нервничай, дядя!» — «А я, племянничек, не буду больше ничего говорить! Дубинкой вырублю и по карманам брелков распихаю. Продавцы мобильников туда же засунут. Парни из ГБР наградят тебя инвалидностью. „Висяков“ получишь от милиции! Лет через пять выйдешь на свободу с инвалидностью и с чистой совестью!» У платёжного терминала пьяный стоит и слушает комментарии: «Введите номер, проверьте правильность набранного номера…» Наклонился к купюроприёмнику и говорит в дырку: «Женщина! Вылезай от туда!» А я сидел рядом и ему женским голосом отвечаю: «Нет! Не вылезу — тебя пьяного боюсь: приставать ведь начнёшь!» В салоне на Московском вокзале по мобильнику говорит блондинка: «Ты сказал, что встретимся у памятника. А тут ЛЕНИНА нет, тут только Пётр Первый!»

Нравилось мне ходить по Питеру в форме охранника: бесплатно проходишь в платный туалет — «Обход территории! Проверено: мин нет!» Без очереди оплачиваешь покупки в супермаркетах — «Я на посту — моё время ограничено!» Метро, поезда, выставки, музеи и т. д. «Охранник! — окрикнул меня у метро „Проспект Просвещения“ Николай Валуев — Защити меня!» Народ расхохотался — не остановить! Но однажды в кафе две посетительницы на меня накинулись: «Где вы ходите?! Почему вас нет на рабочем месте?! Да, вас за такую работу уволить надо!» — «???» — «Мы взяли кофе с пирожными, положили на стол мобильник, только отвернулись — нет мобильника!» — «А зачем вы мобильник на стол положили — он у вас тоже пирожные любит!?» — «Да вы ещё иронизируете?! С вас стоимость мобильника!» А их охранник сидит в дальнем углу и газетой укрывается! «Спрятался! Твой же объект!» — «Вы разговариваете — зачем я буду вмешиваться?»

Опубликовано на личной странице 02.05.2010
Дата первой публикации 02.05.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: