Лилия Скопинцева Читатель

Что происходит в России с миграцией?

Российский экономист, член правления московского Института современного развития Евгений Гонтмахер рассказал о миграционных процессах, программе по возвращению соотечественников, ксенофобии и «утечке умов».

Евгений Шлёмович, расскажите, пожалуйста, какие основные миграционные процессы происходят сейчас в России?

В настоящее время есть три миграционных потока: первый — это временная трудовая миграция — когда люди приезжают поработать и уехать. Второй: люди приехали в Россию, поработали здесь и хотят остаться на постоянное место жительства и получить российское гражданство. Третий — это программа по возвращению соотечественников, причем наиболее узкая из всех трех потоков.

Что представляет собой программа по возвращению соотечественников?

Проект был разработан несколько лет назад с патриотическими целями. Изначально его суть была в следующем: те люди, которые когда-то уехали из России или потомки тех, кто уехал оттуда, но при этом ощущают свою связь с Россией, имели право вернуться на родину — независимо от их возраста, места жительства, семейного положения, трудоспособности и других факторов. Но, к сожалению, этот проект в итоге «вылился» в довольно-таки узкую программу. Предполагалось, что в рамках этой программы в Россию будут переезжать сотни тысяч людей. Но фактически приглашались люди только трудоспособного возраста. При этом отсекали людей далеких от русского этноса: то есть если вы украинец, то вам надо было ехать на Украину — в свое суверенное государство, а не в Россию. И это, по-моему, ошибка, так как в принципе нам бы было хорошо по этой программе принимать тех, кто был связан с Советским Союзом, будь они из Кавказа или Средней Азии.

Подобные программы по возвращению соотечественников существуют к примеру, в Германии, Израиле, Греции и ряде других стран. А у нас по итогам этой программы в Россию за пару лет приехало всего несколько тысяч соотечественников — что совсем не тот миграционный поток, на который расчитывали. Это один из показателей низкого качества нашей миграционной политики. Спутали цель и реальную практику — ну тогда бы и не брались совсем.

Какова у нас ситуация с другими двумя потоками?

Если говорить о временной трудовой миграции и о временной трудовой миграции, переходящей в ПМЖ, то эти два направления очень массивные по своему объему, что, кстати, нас сильно выручает. Для меня, да и для всех разумных неполитизированных специалистов, очевидно, что без временных трудовых мигрантов российский рынок труда не обойдется — даже в условиях кризиса. Потому что есть рабочие места, на которые российские граждане не претендуют, а эти люди претендовать могут — и слава Богу.

Тут есть проблема: нет статистики, и о том, сколько трудовых мигрантов на территории России находится, сказать практически невозможно. У нас ведь со странами СНГ (кроме Туркмении) безвизовый режим. Легализованных мигрантов, получивших разрешение на работу в нашей стране, в России где-то полтора миллиона человек. Но тех, кто находится здесь нелегально: например, строит дачи, ремонтирует квартиры — таких людей больше раза в три, если не в четыре — точных данных по их числу нет.

Что делается для того, чтобы упростить для востребованных специалистов из-за границы получение разрешения на работу?

Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект по либерализации получения временными трудовыми мигрантами разрешения на работу. Причем проект закона будет предназначен именно для высококвалифицированных кадров, что очень важно, так как их нам не хватает. Россия в основном привлекает малоквалифированные кадры — так называемую «дешевую рабочую силу», которая нам все равно нужна. Одних только наших граждан не хватит для работы, к примеру, на стройке или в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Москвичей вообще не берут на работу дворниками — как показали эксперименты, которые проводили корреспонденты некоторых СМИ.

Я могу объяснить почему: москвичи плохо работают. За такие деньги, которые платят дворникам, москвич даже если и будет работать, то будет мести улицу так, что вы этого не увидите. Еще и при этом ругаться будет с руководителем жилищно-коммунальной конторы, зачастую и злоупотреблять алкоголем. А таджик или узбек за эти же деньги метет улицы доброкачественно и хорошо, и не напивается — так как знает, что тогда вылетит с работы в два счета. Вот в чем вся разница.

Чего не хватает для улучшения условий работы мигрантов в России?

Нам не хватает, в первую очередь, межгосударственных проектов — договоренностей со странами выхода — откуда к нам едут временные трудовые мигранты. Не помешало бы создание российско-таджикской (российско-узбекской и т. п.) структур — например, бирж труда, где люди еще до выезда в Россию могут найти себе подходящее место работы и оформить все нужные им разрешения.

Если говорить о внутренней миграции, то из каких регионов России чаще всего переезжают в Москву или Санкт-Петербург?

У нас есть проблема «оголения» восточных районов — Сибирь и Дальний Восток, откуда люди еще в советские времена начали уезжать и продолжают до сих пор. Например, на Сахалине за последние 20 лет население уменьшилось на треть. Уезжают, потому что там низкая зарплата, очень узкий рынок труда, территориальная отдаленность — попробуйте купить билет из Южно-Сахалинска в Москву и обратно: он стоит 20 тысяч рублей. Помимо Москвы и Питера еще переезжают на юг (в частности, в Краснодарский и Ставропольский края, Ростовскую и Волгоградскую области) там можно купить кусок земли, да и климат получше.

А из каких регионов наоборот люди уезжать не стремятся?

В основном, из упомянутых выше южных районов России, а также из Северо-Кавказского округа (Чечня, Ингушетия, Дагестан и другие национальные республики) — они оттуда могут временно выезжать работать, но семьи обычно там продолжают жить.

На каком уровне вообще сейчас находится внутренняя миграция?

Наше население маломобильно. Если не считать вынужденной миграции с востока на юг и запад страны, то людям сложно переехать, допустим, из Нижнего Новгорода в Самару. Например, для этого им не хватает информации — не знаешь, куда твои дети будут ходить в школу, какие там магазины, какие поликлиники и тому подобное.

Но в таких случаях может помочь Интернет?

Не во всем и не всегда. Я бы не преувеличивал его значение. Тем более что там могут писать одно, а в реальности может быть совершенно другая информация. Для тех, кто собирается переезжать, должна быть, по крайней мере, система информационных гарантий, предоставляемая государственными органами.

Как вы оцениваете уменьшение столичной квоты на привлечение гастарбайтеров?

То, что квоту уменьшили, это, с одной стороны, нормально, так как в условиях кризиса сократилась значительная часть рабочих мест, которые занимали гастарбайтеры. Но тут важно не промахнуться: квоту сократили чуть ли не в два раза, это довольно резкое сокращение. А если начнется экономическое оживление (признаки которого уже есть), то в городе откроется большое количество рабочих мест, которые могут занимать только мигранты. А из-за того, что квота будет быстро исчерпана, гастарбайтеров на работу уже не взять.

Что будет с миграцией в России дальше — каков ваш прогноз?

Думаю, что в ближайшие годы миграционные потоки в Россию и из России, а также внутри России будут формироваться исходя из изменений в нашей экономической политике. Если мы сможем всё-таки освободить предпринимательскую инициативу от государственного и административного давления, оздоровить инвестиционный климат, то стране понадобится большое число рабочих рук — и квалифицированных, и малоквалифицированных. Вот тогда будет нужно применять на практике современные механизмы регулирования миграционных потоков, о некоторых из которых я упомянул выше.

Опубликовано на личной странице 20.05.2010
Дата первой публикации 20.05.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 20 мая 2010 в 19:53 отредактирован 25 мая 2010 в 17:23

    "Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект..."
    Рассмотрели, внесли дополнения в Закон об иностранных гражданах.

    Что касается возвращения соотечественников - их засовывают в такую глушь, куда они уже не поехали в 90-е.

    "Москвичи плохо работают" - только почему-то Москва при дворниках-гастарбайтерах стала намного грязнее, чем в советское время.