Юлиана Акопджанян Читатель

Марлезонский балет в армянском карго-терминале.

Все думала, где бы увековечить свой опыт посещения армянских бюрократических контор и вот, надеюсь, нашла подходящее место.

Начну с этого предисловия, чтобы читатель получил правильное представление об уровне приведенной ниже оценки армянского сервиса. Это будет субъективный взгляд человека, который до 29 лет отлынивал от таких поручений, как, к примеру, заплатить за свет и поныне, если все-таки припрет и придется взять на себя это непосильное задание, сперва полезет в интернет, чтобы знать хотя бы куда идти. Не из жадности, а из страха, оставшегося из детских постсоветских воспоминаний об очереди в сберкассу, которую, наверное, единственный раз пришлось простоять за компанию с дедушкой или мамой.
Это будет взгляд человека, который никогда не считает сдачу, потому что при двух высших технических абсолютно не способен складывать простейшие числа в уме, в условиях национальной харизматичности очереди у кассового аппарата и приветливого взгляда жизнерадостного существа, наученного нажимать на нем кнопки. Это будет взгляд человека, который никогда не смотрел новости и не читал газет и платит за 100 с лишним кабельных каналов, среди которых ни одного местного.
Так -что нижепредоставленная информация в плане объективности и информативности гроша выеденного не стоит и преследует цель «чиста поржать».

Итак.

Первая часть.

Новая армянская национальная традиция под гордым названием «налогообложение всякой фигни, посланной по почте, вне зависимости от вкуса-запаха-веса, достаточно ей только работать хотя бы на часовой батарейке». Вступила в силу с n-ного числа, n-ного месяца n-ного года, на мое счастье, как-раз незадолго до того, как я, такое милое чудо природы, решила кликнуть на рекламную ссылку китайского онлайн рынка электронных гаджетов, обещающего бесплатную доставку в любую страну мира, не гнушаясь такой экзотики как Армения. С небольшой оговоркой, в художественном переводе выглядящей примерно так: «Но гарантированно вы получите заказ, если все-таки воспользуетесь службой DHL, Fedex или…» далее перечень остальныx популярных почтовых служб, одна другой дороже.
(Вы знаете, кого-нибудь вменяемого, кто станет заказывать что-либо из Китая? Видите, все обещает быть очень оригинальным.)
Конечно же эта оговорка попалась мне на глаза только после того, как я приняла твердое решение, что видеокамера с сомнительным качеством съемки, стоимостью в 68 $, и электронный будильник со светодиодной подсветкой мне просто необходимы. Плюс, я конечно не могла быть такой эгоисткой и оставить домашних без таких милых сюрпризов, как переливающийся светодиодом пластиковый дельфинчик длиной в 5 см. и Bluetooth mp3 player (для машины), такого же неизвестного происхождения, как и видеокамера.
Итак, оплата произведена, и весь мой заказ, вместе с DHL (обещающей доставить аж до двери и не перепутать подъезд) составляет 114.86 $.
Через пару дней меня прорывает признаться собирающемуся в командировку мужу о своем маленьком хулиганстве, на что мой мудрый супруг отвечает мне только одно:
«Дорогая, ты наверное забыла, как я пол-недели заворачивал себе перекус, и подумывал прихватить одеяло, отправляясь на растаможку двух флешек высланных мне по Fedex-у… тоже до двери…»
Мозг великого приобретателя онлайн покупок наконец-то начал включаться, но так как перерыв перед этим был видимо долгим, то пришлось позвонить подруге, недавно устроившейся программистом на таможенной службе (толи в какой-то конторе прилегающей к ней), чтобы услышать «Ну ты, мать, попала!..»
Да.
А какого растения там нужен программист, если компьютер они используют только для распечатки табличек, которые затем заполняют руками.
Итак мой заказ, на удивление, в обещанное время достигает места, и подключившаяся к процессу подруга (будем далее именовать ее Госпожа К.) «из растаможкиного сервиса» вызывает меня в Cargo Terminal начать первый этап прохождения семи кругов ада.

Любопытный факт.
Знаете, если пользоваться разными такси-сервисами для поездки из центра в аэропорт и обратно, то нарушается один из самых простых законов физики. Оказывается, что расстояние от определенной точки в центре города до аэропорта (1700 др.) длиннее, чем если ехать из аэропорта в эту же точку в центре (1400 др.).

Заходим в здание карго, отмечаем, что среди моря мужичья, заседающего в кафешке на первом этаже и с виду приехавшего растамаживать наркотики и оружие, мы — единственный в здании бабец, прикативший ради пакетика весом в полкило, и быстро бежим на второй этаж.
На втором этаже много людей в процессе ожидания. По лицам легко догадаться, кто здесь уже давно. Некоторые уже явно прижились. Новички с виду явно бодрее. Двое дядь в гламурном сочетании спортивных брюк с пиджаками и классической обувью устно (если не сказать «по душам») пытаются договориться с эспрессо-автоматом.
На этаже много дверей, надписи на которых если и есть, то ничего не говорят для такого ламера, как я. Поэтому приходится войти в первую же и прямо спросить «Я тут по растаможке. Куда идти?»
Любезные дяди посылают к тете показать паспорт и соц-карту.
Показала. Послали к «брокеру». Брокеры тоже живут за безымянной дверью. Их много. Садишься к свободному. Смотришь, какие у него делаются круглые глаза, когда на вопрос, как конкретно называются модели видео-камеры и mp3 плейера, ты отвечаешь:
 — Так и называются: «Digital Camcorder «и «Bluetooth Car MP3 Player».
Мозг брокера запрограммирован на данный вопрос слышать ответ исключительно с приставкой типа «Sony», «Canon» и т. п., плюс какая-нибудь аббревиатура с циферками. Но у моего заказа совершенно точно нет ни того ни другого, ибо изготовлены они на неизвестном китайском заводе Soundasia, где, есть подозрение, работают армянские гастарбайтеры за 10% продаж гаджетов в месяц на таких лохов как я (наверное до кучи себе этих камер могут позволить). Поэтому изготовитель указывается только на сайте, а на упаковке ставить свое имя очень стесняется. Я еще лучше поняла почему, когда попыталась произвести съемку этой камерой в вечернее время и еще когда муж тронулся с места, после подключения mp3 плейера в машине.
Спасая свой мозг, брокер напечатал и подписал для меня заявление, которое я должна была показать охранникам склада, чтобы меня впустили туда ысчо раз внимательно прочитать, что написано на упаковке и переписать на бумажку.
В тот момент, брокер не стал мне объяснять для чего мне нужна это бумажка. Сказал только куда и зачем идти. А так как в руках у меня за это время уже накопилось разных бумажек непонятного назначения, то я восприняла пропуск на склад, как еще одну бумажку для держания в руке.
Где и зачем надо было показать бумажку, я поняла по возвращению к брокеру, когда он все еще увидев ее у меня в руке почесал затылок и спросил «А как вас, собственно, пропустили на склад?».
Как, как… Как обычно, по армянски: «Ой хорошая девушка пришла, давайте пропустим».
Базар о модели и производителе продолжался и после моего возвращения со склада. Мозг брокера закипал, а я уже устала, хотела домой поэтому инстинкт самосохранения позволил вспомнить спасительную надпись на упаковке заказанного товара:

 — 12V/24V!
 — Что это?
 — Номер модели.
 — Точно?!
 — Зуб даю. Пиши.
 — Ну слава тебе, Господи! — облечено вздохнул брокер.

Работники таможни не поддаются никаким законом логики. Человек, через руки которого проходит миллиард техники с описаниями и документациями легко смог принять вольтаж электроприбора за название или номер модели.

Стало еще страшнее, когда брокер попросил описать остальные предметы в посылке, неподверженные налогообложению. Страшно было произнести перед ним слово «светодиодный», после того, как он легко записал вольтаж, в колонку «Номер/наименование модели». Поэтому пришлось с жестикуляцией Ренаты Литвиновой лепетать что-то наподобии «Ну она типа такая маленькая и… и светится…». За это брокер одарил меня сочувственным взглядом а-ля «Нелегко наверное тупым блондинко живется».
Здесь сделаю отступление, чтобы стало понятно для чего производились вышеописанные дикие телодвижения.
Всякая посылка отправленная в Армению почтовой службой ныне облагается налогом, и чтобы вычислить его соответственно предмету находящему в посылке, таможенный комитет назначает ему некую оценочную стоимость (по которой мое барахло за 68 $ было оценено в 110 $). Формула вычисления этой себестоимости по ходу известна одному таможенному комитету, и будучи применена к новому предмету налогообложения однажды будет применяться ко всем аналогичным предметам (с таким же названием модели) одинаково. Ранее заказанных мной предметов на таможне не регистрировалось, поэтому меня и просили точно указать модель и производителя. Эти параметры должны были быть высланы в комитет для оценки той самой себестоимости и вычисления налога.
Теперь внимание — отныне в 110 $ баксов будет оценен как, скажем, телик стоимостью в 1000 $, так и фонарик стоимостью в 50 центов, если на упаковке будет стоять «название модели» 12V/24V.
Итак первый день аттракциона в карго-терминале закончился отправкой наименований моделей на переоценку в комитет.

Выходя из последнего в тот день кабинета, я видела в холле все те же лица. Некоторые тихо плакали, другие ехидничали над новичками. Один из гламурных спортивок стоял на коленях перед эспрессо-автоматом сложив ладони в молитве, второй подкрадывался в автомату сзади…

Вывез меня из терминала к ближайшей остановке один из охранников. Когда я очутилась у выхода стоянки терминала и увидела вместо пешеходов и снующих такси (как у нас, в центре) безграничное прекрасное поле, со взлетающим самолетом на фоне Арарата, он попросил меня подобрать челюсть с асфальта и следовать за ним. Я с мыслью «А, дык, вполне логично. Должен же кто-то отсюда людей вывозить.» села к нему в машину. И когда на остановке я пыталась всучить ему 1000 др, а он запричитал «Vai qur jan, es inch es anum!?» (в художественном переводе «Как вы могли?!») тоном очень похожим на оскорбленный, я поняла, что села в машину не к «специальному таксисту», работа которого вывозить людей из пустыни, а тупо к незнакомому мужику. Т. е, я думала он работает, а оказалось, что он просто меня пожалел.
В любом случае, я живая и невредимая вернулась домой к детям, так что тому доброму парню, только спасибо, и впредь пусть будет осторожен. Опасно это, незнакомых теть подвозить.

Вторая часть марлезонского балета.

Еще одни потерянные 1700 др.
Госпожа К., сперва подключившаяся к процессу чисто ради «поржать», теперь плотно втянулась и трезвонила мне с директивами к кому и куда, с какой последовательностью ходить, с первых секунд моего повторного посещения «земли терминальной».
Признаться благодаря именно Госпоже К. мне не пришлось начать думать о том, как я буду объяснять детям кто я такая, после того, как вся процедура растаможки наконец-то закончится, и придется возвращаться забытой дорогой в такой непривычный родной дом. Благодаря Госпоже К. не пришлось забирать домой Брокера («теперь этот ежик будет жить с нами»), чтобы он выписывал мне пропуска, ведь вскоре я уже разучилась бы переходить по квартире из комнаты в комнату просто так.
И вот я снова на втором этаже. В зале ожидания знакомые лица. Некоторые подозрительно отсутствуют. А ведь молодые были, могли бы жить да жить. Ушли, за плазменные телики и набор «Нокий» на продажу.
На эспрессо-автомате вмятина в форме подошвы 42-го размера с прилипшими кусочками навоза. На перилах сушатся спортивные брюки.
Вторая часть моей эпопеи начинается в комнате площадью 5×5 метров, без окон, с малюсеньким вентиляционным окошком на потолке, где трое брокеров беспрерывно дымят и периодически просят народ не толпиться в кабинете, потому что им нечем дышать. Тут я провожу часа полтора, затем мне наконец вручают еще ворох бумаг, где написано, что таможенный комитет наконец-то определился с суммой налога на мое китайское барахло и посылают меня снова к тете, которая читала мой паспорт, а затем уже в алюминиевую будку с гордым названием «Арарат банк» производить оплату налога.
Пока я торчала в очереди к банку, у таможенников начался обеденный перерыв. Классно, еще час моей жизни потрачен впустую.
Через час я наконец-то получаю подтверждение оплаты и счастливая несусь на склад, наивно думая, что на этом процедуры закончены, и скоро мы с барахлом в обнимку весело поедем домой.
На складе меня сразу узнали, пропустили через металлоискатель, дали пропуск, отобрали паспорт, в сумочку заглянули не столько из соображений безопасности, сколько из любопытства.

Вот интересно, зачем металлоискатель непосредственно у дверей склада? Я своим коротким умом могу предположить, что как и всякий металлоискатель, этот нужен для обнаружения оружия. У них что, есть опыт работы с маньяком, который походил по всем комнаткам спокойно, а на складе его такая шиза пробила, что он стал палить по контейнерам?

На складе хватаю первого попавшегося дядю, заставляю найти мой пакетик с эмблемой DHL. Потом хватаю второго посолидней, пытаюсь всучить ему все мои держательные бумажки и убежать со своим пакетиком. Дядя объясняет, что прежде чем идти на склад, нужно получить еще одну маленькую бумажку от таможенников. Понятно, что я во второй раз без веских оснований была легко допущена на склад? В тот момент я поняла, как же мне мешает воспитание. Я могла без всяких дядь просто взять свою посылку и выйти оттуда. Никто особо не вникал, чего я столько звеню металлоискателем. Но я снова ее немного подержала в руках, вернула на место и побежала за бумажкой. При выходе на склад собиралась, как полагается, вернуть пропуск, на что мне сказали «Да что ты, иди уже с пропуском, ждем обратно».
Пропуск на склад с обратной стороны выглядит так же, как и пропуска работников таможни. Теоретически, я могла нацепить его задом-наперед и свободно гулять по кабинетам, в качестве «младшего научного сотрудника».
На выходе из склада недлинный коридор с окошками по обоим бокам. Получить злополучную бумажку очень легко. Для этого надо бегать зигзагом между окошек, обязательно так, чтобы в итоге попасть к тому окошку, где с тебя сдерут денег равных количеству дней, помноженному на 6000, считая от 48-го часа с момента появления твоей посылки на складе. Выражаясь проще, чем дольше тебе ее не отдавали, тем больше тебе придется платить.
За окошками сидят таможенники. Таможенники от брокеров отличаются формой и пузом. Чем больше пузо, тем меньше форма, тем больше пыхтения. Таможенники за каждым окошком отбирают держательные бумажки и пыхтят, когда с теми, которые им в тот момент нужны к ним попадают и другие, в данном окошке ненужные. Чем меньше форма, тем больше веры, в то, что я должна знать, какая из бумажек «декларация», а какая «постановление». За одним из окошек я услышала в свой адрес вопрос, вызывающий взрыв мозга:

 — Вы что, тут впервые?
 — А вы правда верите, что кто-то захочет придти сюда дважды?

В процессе мне снова пришлось возвращаться на склад и обратно. Из-за меня охранники начали игнорировать звон металлоискателя. Наконец-то с пакетиком китайского барахла в руках (в третий раз) я сдаю бумажку солидному дяде.
Таможенник производит ревизию и меня просят выйти через ворота выгрузки (это получается во двор терминала), затем вернуться в здание через главный вход к таможенникам, чтобы еще немного подержать-показать бумажки.
Я была снаружи. Барахло было у меня в руках. Воспитание. Вернулась к таможенникам. Знакомые лица в пробежке зигзагом у знакомых окошек крутили пальцем у виска и посылали домой:
 — Она же у тебя в руках! Езжай уже!
Воспитание выстояло еще недолгую очередь, подержало-показало бумажки, получило несколько на память и даже вернуло пропуск на склад. Потом поймало тетю с пропуском. Сказало:
-Ты!.. Как-то приезжаешь и уезжаешь отсюда каждый день…
Через 10 минут я ехала домой на такси, «короткой дорогой».
Мое барахло, ценой в 114.86 $, включая доставку, в итоге обошлось мне примерно в 190 $, считая двухдневный проезд на такси в аэропорт и обратно. Госпожа К. говорит, что я очень легко отделалась. Я верю. Я всем довольна. Было весело.

Опубликовано на личной странице 16.06.2010
Дата первой публикации 16.06.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

Популярные видео