владимир сиротенко Читатель

Российская "Сатана" без Львовского "Электрона"

Русская «Сатана» без Львовского «Электрона»

i021.radikal.ru/0711/c6/401ca41027de.gif

В моем далеком детстве, когда все были ровны и бедны, телевизор был только в семье моего одноклассника Игоря Рожалина. Его отец, полковник, был начальником Черниговской радио телестудии. Вот и торчал в их гостиной величественный телевизор с двойным стеклом перед экраном. Мы его ни разу не видели включенным. Запомнился он телефонной трубкой на корпусе. Эта трубка на телевизоре была признаком тогдашней Черниговской элиты. Как «вертушка» у первых лиц Государства. И вот, когда я в музее Львовского «Электрона» увидел этот телевизор, мгновенно вспомнилось и послевоенное детство, и волнующая юность, и ищущая молодость, и учена зрелость и финал — никому не нужная старость. В целом, вся моя жизнь. Жизнь моего поколения, жизни моей страны. Такие же, как и жизнь этого «Электрона».

…Ранним утром 1 ноября 1918 г. украинские части австрийского гарнизона, которые только назывались украинкими, но на 70% состояли из евреев, по соглашению со своим сионистским руководством, заняли центр и все стратегические пункты Львова, вывесив на ратуше желто-голубое знамя. Все военнослужащие прочих национальностей либо были интернированы, либо заявили о строгом нейтралитете. Накануне переворота во Львов прибыл капитан-еврей венской жандармерии Вальдман. Он был делегирован венскими сионистами для организации еврейской милиции и привлечения сионистов в новую власть. Сформированный тогда же, утром 1-го ноября, еврейский отряд под командованием поручика Эйслера, бывшего студента Львовской Политехники, насчитывал более 200 человек. Одновременно еврейское командование, на всякий случай, договорилось с командующим польскими войсками во Львове полковником Чеславом Мачинским о нейтралитете. Поляки и украинцы воевали между собой, а еврейская милиция блюла порядок в своих кварталах.

Переворотом воспользовался бывший выпускник Львовской Политехники, капитан австрийской армии, Г. Кретс, вышедший в отставку сразу же после смерти любимого Императора. Вместе с братом жены — польским евреем Иосифом Рафаловичем они взяли в Галицком «Кредитном банке» заем и в одноэтажном здании возле Львовской Политехники, что по улице Сикстутской устроили электромеханическую мастерскую (сейчас там часть мастерских национального университета «Львовская политехника»)

Мастерская была оснащена по последнему слову техники и имела даже мотор в одну лошадиную силу. Сразу пошли заказы на изготовление уличных керосиновых фонарей и водопроводных колонок в центре города. Пошли заказы на ремонт военной амуниции. Но украинская власть во Львове продержалась недолго. Ведь украинцев во Львове было всего 10%, и жёсткие меры по украинизации города, принятые руководством ЗУНР вызвали активное сопротивление львовян. К тому же руководство ЗУНР почти сразу после победы восстания, отправило своих сечевых стрельцов в Киев, там как раз готовился переворот против гетмана Скоропадского, и стрельцы нужны были Петлюре. В ночь с 21 на 22 ноября гимназисты и студенты Львова, повытаскивав с чердаков оружие, в том числе и старинные прадедовские зазубренные мечи, подняли восстание. Пока урожденные шляхтичи, задумчиво почёсывая головы и зады, рассуждали, что нужно ждать, когда наступит благоприятный момент, эти почти безоружные дети вытеснили украинские части, не один год воевавшие в составе регулярной австрийской армии, из города. Двести польских мальчишек погибли в этом сражении и лежат сейчас в Аллее Орлят на Лычаковском кладбище. Такие же ребята, как Герои Крут, младшему из них — Юреку Битшану не исполнилось и 14…

Вернувшие власть поляки устроили ответный прессинг на украинские организации. Был ликвидирован «Галицкий Кредитный банк», в котором брали заем на создание мастерской, и уже не нужно было возвращать его. Фонари и водопроводные колонки на улицах по-прежнему нужны были львовянам. Уже появились первые автомобили. Чинить их тоже приходили к Кребсу-Рафаловичу. Да и военную амуницию у него тоже можно было ремонтировать. Мастерские расширялись, к 1923 г. в них уже было 29 рабочих. В 1930 г., когда мастерские насчитывали 42 рабочих, их акционировали в АК «Контакт», контрольный пакет которой выкупил инженер-предприниматель Леон Бернард Кульбингер. Под его управлением мастерские расширились, в 1934 г. их персонал насчитывал уже 179 человек, а мощность двигателей составляла 77 конских сил!

Он решил перенести мастерские ближе к железной дороге и выкупил у магистрата участок земли по улице Кордецкого. (Теперь это Елены Степановны № 45, где располагается одна из проходных «Электрона»). Сам он занимался техническими вопросами, а менеджмент поручил Эдуарду Соломону. Благодаря их тандему, капитал АК «Контакт» за 1939 г. вырос до 100000 злотых со стоимостью недвижимости около миллиона злотых.

Население Львова выросло, керосиновые фонари заменили электрические, да и в квартирах вместо свеч и керосиновых ламп загорелись электролампочки. Мастерская занялась изготовлением электро- и телефонных счетчиков, электротехнических изделий (утюги, фены электронагреватели, радио-телефоническое оборудования, детекторы). За время короткого правления советской власти до «Контакта» у нее не дошли руки. Вот только куда-то девались «немецкие агенты» — Кретс и Кульбингер (не помогло и то, что они были полуевреями). Наступила гитлеровская оккупация. У немцев учет был на высоком уровне. Мастерские стали работать в две смены. Но в городе провели массовые этнические зачистки и все рабочие — евреи вместе с Рафаловичем, Соломоном и их семьями были уничтожены. Когда в июле 1944 г. советские войска вернулись во Львов, в нем осталось меньше 300 евреев и какую-нибудь значимую роль в жизни Львова они перестали играть. Перестали играть роль и поляки, депортированные в Польшу. Началась украинизация Львова. Сразу в тылу войск, которые освобождали Западную Украину, шли спецотряды из восточных украинцев, оседающие в освобожденных городах и восстанавливающие там школы, институты, заведения культуры. По призыву комсомола началось массовое переселение молодежи из восточных районов. Семьи, которые годами жили в коммуналках, переселившись во Львов, получали роскошные апартаменты, оставшиеся от евреев и поляков.

Львов стал на 70% украинским. Неподалеку от мастерских «Контакта» по улице Коперника были мастерские «Водомера», также выпусквшие разные счетчики. Поскольку советская власть заменила конкуренцию соц. соревнованием, то предприятия соревновались между собой и досоревновались до того, что 6 июня 1955 г. распоряжением Совета Министров УССР были объединены в «Завод измерительных приборов». Этот завод специализировался на выпуске счетчиков воды, электричества, сантехнических изделий и запчастей для водомеров.

В 1946 г. Лаврентий Берия пробил на Политбюро идею о денационализации Западных регионов Союза за счет перенесения туда объектов оборонной промышленности. Пункт 32 закона о пятилетнем плане 1946−1950 гг. предусматривал «превращение Львова в крупный индустриальный центр республики». Конечно, местные «бандеровцы» к работе на оборонных предприятиях не допускались. Переводили во Львов заводы из центральных и северо-восточных областей России вместе с обслуживающим персоналом. Опыт создания заводов «телеграфно-телефонной аппаратуры», «Львовприбор» и «ЛАЗ» а показал действенность этого метода. Потому, когда в 1956 г. стали решать, где создать новый завод телевизионной техники, — решили, что лучшего места, чем Львов, нет. Директором завода назначили опытного хозяйственника сталинской закваски Степана Остаповича Петровского. Высшего образования он не имел, но очень хорошо разбирался в людях, умел их вести за собой, интуитивно видел пути решения стратегических заданий. В целом, был человеком на своем месте. Он и выбрал базой для «Электрона» завод измерительных приборов, который с 4 октября 1957 г. стали величать «телевизионным» заводом.

Во Львов были переведены целые подразделения и рабочие из ведущих телевизионных заводов — Александровского Владимирской области, Ленинградского имени Козицкого, Московского «Рубина». Правда, как и на этих заводах, выпуск телевизоров составлял только 30%. Основную продукцию составляла электронная начинка для истребителей и бомбардировщиков, системы дальнего слежения и другая оборонная техника. Но при этом, в 1957 г. в СССР уже выпускалось более миллиона телевизоров!

В 1958 г. был выпущен первый Львовский телевизор «Львов» (на базе Александровского телевизора «Призив»). С первым выпуском продукции начиналось и жилищное строительство. Заводчане стояли в очереди на квартиру не более 3−5 лет, тогда как коренные львовяне ожидали улучшения жилищных условий чуть ли не всю жизнь (после аспирантуры я прождал жилье 18 лет). Одновременно строились новые, почему-то многоэтажные производственные корпуса, хотя технологически оптимальное горизонтальное планирование. В 1960 г. вышло постановление ЦК «О развитии советского телевидения», в котором телевидение провозглашалось «важным средством коммунистического воспитания народных масс в духе марксистско-ленинской идейности и морали, непримиримости к буржуазной идеологии».

В 1961 г. в новом огромном корпусе «Электрона» начался выпуск черно-белого «Огонька», i040.radikal.ru/0711/71/bdba7aa8ced3.jpg лучшего телевизора Советского Союза. Когда в 1962 г., по заданию ЦК КПСС создали воскресную развлекательную передачу, которая снимается в кафе с телевизором «Огонек» ее назвали сначала «На Огонек», а затем «Голубой Огонек».

Хрущевские времена внесли изменения в кадровом вопросе. Львов перестал импортировать рабочую силу из центральных областей России. С введением общей паспортизации в город ринулось население окружающих сел. Вчерашних колхозников нужно было учить. Инженерные кадры готовили кафедры политехнического института, а для подготовки квалифицированных сборщиков был создан огромный техникум радиоэлектронной промышленности.

К сожалению, с развалом «Электрона» его специалисты оказались никому не нужными, и техникум, превратившись в институт другого профиля, перешел в распоряжение Минпросвещения. Вот только его студенты смогли занять лишь два этажа колоссального общежития. Все другие помещения были сданы в аренду разным фирмам. В то время как малоимущим студентам и по сей день негде жить, кое-кто из руководства построил на закрытой территории техникума себе шикарный коттедж.

В 1964 г. началась Вьетнамская война. Американские «летающие крепости» ковровыми бомбёжками уничтожали все живое. С 1965 г. Львовский «Электрон» подключается к разработке и производству телевизионной и электронной аппаратуры для ПВО. Уже через несколько месяцев навстречу «летающим крепостям» США из вьетнамских джунглей полетели советские ракеты, управляемые электроникой, созданной и на Львовском «Электроне». Американцы вынужденные были отказаться от «ковровых бомбардировок» и перейти на сверхдорогие ракеты точного наведения. Несколько таких ракет попало в болото и не взорвалось. Их сейчас же доставили в Москву, а оттуда развезли по заводам радиоэлектронной промышленности для изучения и дублирования электронной начинки. Именно в техникум перевели подразделение научно-исследовательского института телевизионной техники «Электрона», которое со временем трансформировалось в научно-производственное объединение «Китва», которое занималось выполнением мелкосерийных заказов для оборонки. Изучали «методом тыка», но через полгода у Советского Союза появилось оружие «точечного удара».

Потом началась истерия с химическим оружием. По всей стране институты занялись разработкой датчиков-определителей химического контроля. Одними из первых с задачей справились ученые Обнинска и «Китвы» — прибор радиационной и химической разведки, который и в настоящий момент можно делать. Но пока по большей части ремонтирует системы отображения информации и телевизионные индикаторы для армии.

Хотя все вышеупомянутые приборы могут выпускаться крупносерийно, заказывают их в настоящий момент именно мелкими партиями. В 1963—1964 гг. по инициативе академика В. М. Глушко в Институте кибернетики АН СССР были начаты работы из создания АСУП на базе отечественных универсальных цифровых вычислительных машин. Львовский «Электрон» стал пионером в отрасли создания АСУП «Львов», что завоевала весь СССР. Созданный Петровским научно-исследовательский институт телевизионной техники стал главным в СССР по разработке цветных телевизоров. Кроме того, этот институт занимался и разработкой электроники для ВПК и гражданской авиации. Доныне в авиаклубах стоит первая разработка «Электрона» — тренажер «взлётная полоса» для авиаторов и космонавтов. До сих пор в тяжелых бомбардировщиках функционируют телевизионные прицелы «Кайра», сделанные на «Электроне» ещё в 1978—1980 гг. и комплексы командного наведения «Овод-М», выпущенные тогда же «Электроном». Доныне используется львовское оборудование системы взлет-посадка.

Степан Остапович уверенно вывел «Электрон» в флагманы советской телевизионной промышленности. Разработанные учеными «Электрона» унифицированные детали стали применяться всеми заводами СССР. Его черно-белые телевизоры первыми в стране получили «Знак качества». «Электрон» первый выпустил цифровой цветной телевизор, первый выпустил телевизор на моношасси, первый выпустил телевизор в пластмассовом корпусе. Когда-то Степана Остаповича приветствовали с выпуском первого телевизора, потом с выпуском первой телевизионной системы, потом с выпуском первого селектора телевизионных каналов. А в 1977 г. он начал строительство нового огромного завода по выпуску цветных телевизоров. Все оборудование должны были поставить японцы. Завод строился вместе со стотысячным микрорайоном в предместье Львова, поселке Ряснэ (Обильное). Всё это просто так не давалось. Это требовало огромного напряжения нервов. В начале 80-х гг. Петровский уже больше находится на больничной койке, чем на работе. Чтобы предприятие не потеряло управляемость, на помощь больному директору был переведен главный инженер Запорожского радиозавода Виктор Александрович Рыбинок. Вскоре Степана Остаповича не стало. Хоронили его всем заводом. Похоронли промышленного командарма по иронии судеб рядом с «Аллеей Орлят». На его могиле и на могилах Орлят всегда цветы. Дети отдали свои мальчишеские жизни за свой Львов. Он свою жизнь отдал «Электрону». Его помнят, и будут помнить, пока будет существовать его детище «Электрон», а это же он придумал лозунг «Электрон» — вечен!"

Смерть Степана Остаповича ознаменовала смену поколений. На место революционной интуитивной политике пришел прагматизм. К сожалению, это уже были брежневские времена, когда людей стали ценить не по принципу: «Чего ты стоишь?» а по принципу: «Сколько ты стоишь?». Вскоре, после трех смертей древних Генсеков власть свалилась на Горбачева, который так и не понял того, что советская власть это симбиоз компартии и Государственного аппарата. Он отделил партию от Государства. Государственная машина тут же пошла в разнос. Но в 1988 г. заводской комплекс и корпуса жилищных зданий «Рясного» вместе с инфраструктурою — школами, Жеками, почтами, поликлиникой были сданы в эксплуатацию. Поскольку государство, потрясенное конверсией, не спешило оформлять военные заказы, то все оборотные средства концерн вложил в производство телевизоров. 1990 г. стал пиком «Электрона». В этом году было выпущено 1 232800 телевизоров. При этом, как и в прошлом году, около 300000 экспортировалось на запад, что говорило о престиже предприятия. За этот год. «Электрон» произвел продукции более чем на 1,5 млрд руб. ($ 2,3млрд.), что составляло 25% ВВП Львовской области или 4% ВВП Советской Украины. Технический уровень объединения поддерживал отраслевой институт — НИИ Телевизионной Техники, в котором работало больше 2000 чел. К сожалению, НИИ ТТ давно ликвидирован, оборудование и приборы раскупили и вывезли киевские, польские и американские СП по цене металлолома. Чудом выжило ОКБ «Текон-электрон», в котором осталось 12 инженеров пенсионного возраста.

В 1990 г. «Електроновцы» первыми в СССР стали акционерной компанией. В 1991 г. при Львовском отделении Промстройбанка СССР был создан отдел по обслуживанию «Электрона». Трудовые коллективы предприятий, которые входят в концерн «Электрон», вынесли решение, создать на основе этого отделения ЗАО «Электрон-банк» с уставным фондом в 40 млн. рублей. Вдохновлённые возможностью участия в управлении, работники Электрона ринулись в сберкассы и на все свои сбережения выкупили 49% акций «Электрона», которые тогда стоили по 100 рублей. Люди поверили, что они теперь сами себе хозяева и в первый же год АО «Электрон» получил небывалую прибыль — больше 400 млн. купоно-карбованцев! При этом по положению дивиденды от 51% акций, которые принадлежат государству, могли быть пущены на выкуп этого же государственного пакета акций!

Люди отказывались от дивидендов, но эти дивиденды, вместе с государственными дивидендами шли не на модернизацию производства, а на выкуп государственной части акций. Сегодня можно обвинять их в близорукости, но для того, чтобы вкладывать деньги в модернизацию широкопрофильного предприятия, нужно выбрать, какой именно участок модернизировать. Предусматривать изменение спроса. А для этого нужно знать политику Государства в этой отрасли. С момента провозглашения Независимости прошло 15 лет. Вы можете сказать, какая политика у нашего государства в какой бы то ни было отрасли экономики? Вот и пошли самым простым и самым выгодным для себя путем.

Через три года концерн «Электрон», выкупив все акции, перестал быть государственным. Не какая-либо столовая или парикмахерская, а один из флагманов отечественной оборонной индустрии на законных основаниях стал полностью приватно-корпоративным, не зависимым от Государства и его планов! И никому даже в голову не пришло, что это опасно и непредсказуемо. Ведь даже американские корпорации ухитрялись продавать военное оборудование Ираку и Ирану, с которыми враждовали США. Для частного предприятия единственной моралью является прибыль. Кто даст гарантию, что наши предприятия не поставят электронику для ракет той же Аль-каиде или Хезболла? Наше СБУ, что доныне не разгадало загадку лица Президента? Сможет ли оно предотвратить это или хотя бы обнаружить?

Отделение компартии от Государства закончилось распадом СССР. «Электрон» поставлял телевизоры почти во все республики СССР и почти во все области России. У него было 450 торговых представительств. Теперь они стали заграницей. Заграницей стали и поставщики комплектующих, хотя к моменту распада «Электрон» подошел к замкнутому циклу, то есть к полной самокомплектации. Но прихватизация предприятий положила конец той самокомплектации. Ведь концерн разбили на десяток частных лавочек, которые не собираются вести общую экономическую политику и тонут по одиночке-

Большое Государство перестало существовать. Умер карбованец. Началась гиперинфляция, которая оставила предприятия без средств. Открылись границы, и магазины Украины заполонила импортная видеорадиотелетехника по демпинговым ценам. Власть ничего не сделала для защиты собственного производителя от этого беспредела. Зато появились «новоукраинцы», делавшие миллионы буквально из воздуха. К власти пришли «ганьбисты с клюмбы», не умеющие и не знающие ничего, кроме «Ганьба!» да «Геть!». Сосед и партнер-поставщик «Кинескоп» перестал существовать. Его когда-то мощные цеха мигают разбитыми окнами на толпу остарбайтеров, которые выстраиваются каждое утро напротив у Чешского консульства.

Начались задержки с выплатой зарплаты. Долларовые патриоты, которые считали, что они кормят Москву, и кричали русскоязычным: «Чемодан-вокзал-Россия!», обнаружили, что вместе с «москалями» исчезло и украинские мясо и масло. Черниговский крик: «Кто сожрал мое сало?» стал слышен по всей Украине. В такой обстановке «ряснянцы» решили, что раз они новейшее, продвинутейшее предприятие, оснащенное новейшей японской техникой, то они смогут шикарно прожить без старых предприятий концерна с морально обветшалой техникой. Не было уже в живых могучего Петровского. Правление сдалось и Ряснянский «Электрон» пошел на свободные хлеба, забрав средства, нужные для развития. Остался концерн лишь с оборонкой, пораженной раком конверсии. С отделением Ряснянского «Электрона» начался упадок концерна. Создали при нем почти полсотни дочерних предприятий, чтобы наставить рога налоговикам. Но вот коллективом и батьку (не Лукашенко) можно бить, а в одиночку…

На Ряснянский завод набросились стервятники-«прихватизаторы». Все делалось по давно отработанной системе. Процитирую ее из «Зеркало недели»: «…согласно указа Президента о налоговом залоге местная налоговая администрация принудительно вычленяла часть имущества предприятия с его последующей реализацией для выплаты долгов перед государством. Из укомплектованных технологических линий, которые были замкнутым циклом (и, таким образом, имели определенную ценность), были изъяты и проданы лучшие станки и агрегаты, после чего технологические линии превратились почти в металлолом. Возобновление их работы стало невозможным».

Если концерн благодаря хитрым дочерним предприятиям еще держался, то завод, который отделился, обанкротился. На опустелый, холодный небоскреб админкорпуса и вычислительного центра теперь даже не найдут арендаторов. Корпус для сверхновейшей линии по производству видеотехники с четырьмя этажами подвалов бомбоубежища превратился в руины. Руководство концерна зовет этот процесс «перестройкой». Что принесла СССР Горбачевская перестройка помним…

Как когда-то был могучий Союз, так когда-то был и могучий «Электрон». На нем работало 60 тысяч рабочих. Когда его приватизировали, они выкупили все акции. Выкупали по 100 рублей, когда доллар стоил 82 копейки. После многочисленных эмиссий акции вчерашней промышленной корпорации теперь стоят 0,3 гривны, да и те осели у руководства. Я спрашивал у старых работников, сколько они имеют акций. В среднем 200−400. А хозяева — по 200−350 тысяч!

Мне хочется рассказать о заводе телевизионной техники «ЗТТ-электрон» и отдельном конструкторском бюро «Текон-электрон», потому что мне близка и болит судьба этих талантливых ученых. Начинаешь с ними разговаривать и у седых людей загораются глаза, распрямляются плечи. Они восторженно рассказывают о том, как разрабатывали управляющие устройства для ракет, приборы химрадиоконтроля и тренажеры. Готовы часами рассказывать о прошлых победах. Но стоит перевести разговор на современность, как плечи опускаются, гаснут глаза и перед тобой опять полупенсионер-непотреб…

Создал когда-то титан Степан Остапович Петровский научно-исследовательский институт телевизионной техники, который определял развитие телеэлектроники всего Союза. В 1967 г. при этом НИИ, в котором работало больше 2000 ученых, было создано отдельное конструкторское бюро, которое занималось разработками электроники для оборонки. ЗТТ и в настоящий момент работает, правда из 4000 рабочих на нем осталось лишь 250, но и в настоящее время он занимается изготовлением разработанной Отдельным конструкторским бюро «Текон-Электрон» современной сложной радиотехнической аппаратуры специального назначения. Для авиационной и бронетанковой техники, гражданской авиации, систем охранительной сигнализации и тому подобное. В настоящее время основная продукция предприятия — это телевизионные головки самонаведения (см. фото), которые входят в состав высокоточных авиационных ракет класса «воздух-земля». Двухосные оптико-телевизионные визирные головки для поиска, выявления и автосопровождения наземных и надводных объектов. Пассивные телевизионные головки.

Авиационная подвесная аппаратура для телевизионно-командного наведения ракет класса «воздух-земля». Телевизионные обзорно-прицельные и телевизионные круглосуточные (низкоуровневые) системы. Телевизионные радиолинии гражданского и специального назначения. Твердотельные телевизионные передатчики и приемники диапазона спутникового телевидения. Радиолинии высокоскоростной передачи данных. Гиростабилизированные следящие антенные системы спутникового диапазона. Радиолокаторы высокоточной ближней навигации. Бортовые телевизионные и многофункциональные мониторы, в частности проекционные мониторы.

ОКБ «Текон-электрон», как разработчик специальной техники, принимает участие в создании и реализации многих программ модернизации вооружений и военной техники. Стоит отметить участие предприятия в модернизации вертолетов, истребителей, а также в разработке комплектующих электронной начинки для АН-70. Предприятием разработан ряд радиоэлектронных систем для военной авиации, бронетанковой техники, высокоточного оружия, которые отвечают современным требованиям и могут быть использованы в создании современных видов вооружений. Отдельно нужно сказать о малогабаритной станции радиолокации навигации ближнего и измерения координат, которая в любое время суток и в любых метеоусловиях обнаруживает и предупреждает о подвижных и неподвижных препятствованиях на пути прохождения наземной и авиационной техники.

Четыре «Теконовских» бортовых цветных видеомонитора безотказно работают в космосе на борту международной космической станции «Альфа». Специальная телевизионная приемно-передаточная аппаратура, созданная ОКБ «Текон-электрон» и ЗТТ «Электрон», полностью выполнена на твердотельных элементах, имеет высокую вибро- та ударостойкость, работает при температурах от -60С до +850С на разных высотах, имеет небольшие размеры, вес и энергопотребление, что позволяет применять ее не только в военной технике, но и на автомобильном, железнодорожном и водном транспорте, при работе в зонах ограниченного доступа или за пределами прямой видимости.

Все упомянутые изделия остались в ОКБ только как ВЫСТАВОЧНЫЕ образцы и для производства никем не были востребованы. Они с 1999 г. (и далее, по мере разработки) демонстрируются на международных выставках в Абу-даби, Жуковском, на авиасалонах в Киеве и т. д. На киевском авиакосмическом салоне «Авиамир-ХХ1» всегда была экспозиция ЗТТ и ОКБ, но кроме американских, канадских, британских, китайских и других военных атташе ею никто не интересовался. Ни один украинский Премьер-министр (Пустовойтенко, Кинах, Янукович, Тимошенко, Ехануров, вновь Янукович) ни разу не подошел к этому стенду. Ни один Министр промполитики, ни один Министр Обороны (Кузьмук, Марчук, Гриценко) не взглянул, хоть это входит в их прямые обязанности!

ОКБ были проведены инициативные работы по модернизации прицельной системы на Ми-24 (на современном уровне 3-го поколения) с предполагаемой стоимостью серийного образца $ 50 000. Но после визита у 2005 г премьера Тимошенко в Париж, был подписан протокол о закупке у французской фирмы «SAGEM» аналогичной системы уровня 1990 г. стоимостью. $ 600 000то-есть в 12 раз дороже! Вот так действуют наши «патриоты»…

Абсолютно аналогичная картина и с БЛА (беспилотный летательный аппарат), прицельными танковыми комплексами. Модернизированные блоки для Миг-29 уже 2 года пылятся в ОКБ, а оплата заказчиком доныне полностью не проведена.

Отдельно хочу сказать о финансировании разработок для Вооруженных Сил Украины. Судитен сами: в 2000 г. на армию было отпущено 1488 млн. грн., в частности на научные разработки — 57 млн. В 2004 г. было запланировано на 2005 г. на армию 5255 млн. грн. (в 3,5 раз больше), а на разработки всего 63 млн. (1, 1 раза больше). В июне 2005 г. эту цифру урезали до 33 млн. (в 1,7 разы меньше, чем в 2000).

Подготовку к выполнению задекларированной властью программы «Навстречу людям», скопированную опозиционным «прорывом», а именно: «Обеспечить приоритетную модернизацию имеющихся систем (комплексов, образцов) вооружения и военной техники, создать условия для разработки и производства, основных ее видов и оснастки ими вооруженных сил и других военных формирований, начиная с 2010 года», нужно было начать еще вчера. К сожалению, и сегодня ничего не делается. Напротив, сокращаются высокоинтеллектуальные рабочие места. Средний возраст ученых в оборонной промышленности уже перешёл за 55. Из-за массовой ликвидации предприятий оборонки, молодые кадры выбирают другие специальности. Пожилые завтра пойдут на пенсию, а замены нет! Еще несколько лет и у нас будет загублена когда-то сильнейшая в Союзе база оборонной промышленности…

Горько у меня на душе после посещений «Электрона». Во времена моей молодости Украина ассоциировалась с «Южмашем», «КРАЗом», «ЛАЗом» и «Электроном». Каждое Государство имеет свои флагманы, которые определяют ее лицо, ее благосостояние, ее силу. Был таким и «Электрон». Но оказывается нам сила не нужна. Нам говорят, что нас защитит НАТО. Почти 66 лет тому назад Стецько так же заверял галичан, что нас защитит Гитлер. Помните, что из этого вышло?

Истерия с желанием вступления в НАТО закрыла путь нашей продукции к России. А она же не только конфеты и молокопродукты у нас покупала. Межконтинентальная баллистическая ракета «Воєвода» («Сатана») которой не страшная американская система ПВО, не только разработана, но и сделана в нашем «Южмаше» Электронная начинка для неё делалась и в «Хартроне», и в «Электроне». Без «Электроновской» начинки головка «Сатаны» не раскроется! Не даром россияне сейчас мучаются с «Булавой», хоть она и примитивнее той «Сатаны»! Боевые железнодорожные ракетные комплексы делают в Павлограде. Нет лучше в мире нашего АН-70, который может быстро перебросить войска и технику просто в зону боевых действий и сесть, как вертолет, там, где нет никаких аэродромов. Это все наши разработки! И в этих разработках 70% электроники сделано на «Электроне»! Но разве же нужны членам НАТО чужие разработки, когда им нужно сбывать втридорога свой хлам?

Большинство предприятий Львова стоят. Больше трех лет простоя, и производство уже невозможно возобновить. Львовский «Электрон» ещё работает. Выпускает телевизоры. Но это уже не «Электрон» моей молодости. Это уже совсем другое предприятие, с иными принципами, иной моралью. Да и телевизоры те собраны полностью из зарубежных узлов. Ничего нет в них украинского. Со старых рабочих здесь осталось только два ветерана. Остальные или в Силиконовой долине, или в Белоруссии, или разнорабочими в дальнем и ближнем зарубежье да реализаторами на базарах…

Никогда уже не вернется тот, славный «Электрон». Как не вернется Великая Страна нашего детства и юности.

Владимир Сиротенко (Вербицкий)

Опубликовано на личной странице 25.12.2010
Дата первой публикации 25.12.2010

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: