Абдуфатто Абдусалямов Читатель

Записки гастарбайтера - 4

Глава четвертая

Гасткурьеры

Сотрудники Управления ФСКН по N-ской области провели спецоперацию по задержанию членов наркогруппировки. Оперативники изъяли у задержанных 7,5 кг героина. «Первым во дворе дома на улице Пролетарская по подозрению в перевозке героина в особо крупном размере был задержан 40-летний уроженец Азербайджана, управляющий автомобилем ВАЗ-21140. В результате обследования машины, между водительскими сидением и дверью, был найден героин массой 1 кг. После этого на пересечении улиц Баумана, Космонавтов и Машиностроителей оперативники задержали автомобиль „Тойота Харриер“ за рулем которого также находился уроженец Азербайджана 54 лет, у которого было изъято 4,3 кг героина. А в ходе обследовании капитального гаража, на-ходящегося во временном пользовании у задержанного, оперативники нашли еще 4 пакета с героином общей массой 2,2 килограмма», — рассказали в пресс-службе.

Также в ходе операции задержан лидер организованной преступной группы, азербайджанец, организовавший поставки и распространение героина на территории N-ской области, и его посредник, у которого изъяты весы для расфасовки наркотиков. «В общей сложности задержаны 4 человека. Сейчас по решению суда они арестованы. Возбуждено уголовное дело».

«Сотрудники уголовного розыска ГУВД по N-ской области изъяли сегодня ночью почти 12 кг героина. Оперативники обнаружили эту крупную партию во время досмотра автомобиля в Чкаловском районе города. В машине ВАЗ-2105 было найдено несколько тайников, где в 14 свертках хранилось в общей сложности 11 кг 861 грамм героина. Один сверток был спрятан в консоли, один под капотом, еще шесть в заднем сиденье, четыре в подголовниках заднего сиденья и два под передним пассажирским сиденьем. В момент досмотра в машине находилось трое уроженцев Таджикистана».

Хотели сразу и много. Хотели своим детям в далеком горном кишлаке сделать свадьбу, сделать им подарки. Такую свадьбу, чтобы соседи позавидовали. Теперь им никто не завидует. Они не подумали о тех подростках, которые становятся наркоманами. Может быть, именно под воздействием героина в головах скинхедов созревали мысли о расправе над гастарбайтерами… Скинхеды это конечно плохо, но задумывался ли кто-нибудь над причинами остановки их выбора жертвы на гастарбайтерах?

А много ли они могли заработать, эти наркокурьеры? Сколько бы это ни было! Лучше выполнять тяжелую работу на стройке, но не рисковать тем, что потом придется в зоне за колючей проволокой выполнять работу и похуже и уже почти даром и принудительно. В свое время, после смерти Менжинского, ставший вместо него начальником ОГПУ Ягода, достиг больших успехов, славы и государственных наград на строительстве объектов, где использовался труд заключенных. То были заключенные из числа собственных граждан страны советов… Жабатулина оказалась ягодкой с того же поля, что и давно покойный Ягода. Решила поэксплуатировать иностранца. Это дешевле обойдется и совершенно безопасно, никуда он не пожалуется в силу своего «иносранного» и бесправного, как она была уверена, происхождения.

Гуманное отношение к заключенным должно быть, но в ситуации, когда нужно будет руководству пенитенциарного учреждения выбирать, кому из заключенных в первую очередь улучшить условия пребывания, своим или иностранным, естественно наркокурьеру из-за границы придется подождать. А штамм туберкулезной палочки, сви-репствующий на зоне, только и ищет того, у кого уже ослаб иммунитет. Почему медицина без границ. В первую очередь потому, что болезни и их возбудители не знают административных границ. Для них не существует своих и чужих, у них нет дискриминации ни по какому признаку. Лишь бы человек был хороший. Хороший, в качестве пита-тельной среды для размножения микробов. Для всех нельзя быть хорошим. Если будешь не хорошим в обществе и для общества, будешь хорошим (питательным материалом) для туберкулезных палочек, о прогрессировании агрессивности и приспособляемости которых не подозревал даже сам Роберт Кох, который их открыл когда-то.

Те ребята, с которыми наркокурьеры приехали вместе, их односельчане, оказались не столь «смелыми», скоро закончат свой сезон и уедут в родные края к своим родным и близким счастливыми, пусть не так богатыми, но при честно заработанных деньгах. Забудутся все тяготы. Все плохое забывается. Так устроена человеческая память. Она защищает, таким образом, того, кто имеет ее. Уезжающие после заработков будут вспоминать о России только хорошо. Особенно то, что она дала им возможность зарабатывать даже тогда, когда у нее самой около шести миллионов безработных. Естественно, у них спросят и про тех, которые не по своей воле остались искупать свою вину. Они будут говорить их родным и близким, что не знают. Так будет лучше. Иначе, сами и будут виноваты. Их могут обвинить в том, что не отговорили от столь опасного вида заработка. Мало кто будет говорить о том, что они совершили грешное дело и за это поплатились. Со стороны и им самим кажется, что попались они совершенно случайно при досмотре машины. Не было бы наркокурьеров, не было бы таких затрат из федерального бюджета на борьбу с наркоманией. На чаше весов — прибыль работодателя с одной стороны, зарплата трудового иммигранта — с другой. Прибыль перетягивает во много крат. А теперь добавьте к выплачиваемой зарплате расходы на обеспечение безо-пасности страны… Чаши весов резко потеряют равновесие. Эти вещи никогда не уравновесятся. Нельзя сопоставить вред от наркокурьера ни с какими благами, приносимыми стране гастарбайтерами, как бы дешево ни оценивали работодатели их труд. На востоке очень почтительно относятся к гостям за то, что они ведут себя в гостях как гости, прилично.

Можно ли измерить деньгами ущерб от гасткурьера, как заработок гастарбайтера. Есть вещи, не измеряемые деньгами. Нельзя, например, измерить деньгами страдания матери, у которой единственная дочь, ее умница и отличница в школе, попробовавшая из-за своего детского любопытства всего один раз героин, не смогла уже оторваться от этого увлечения. Начала таскать из дому все, что попадется, а взамен принесла ВИЧ-позитивную подростковую беременность. Передоз помешал этой 15-летней девочке стать юной мамой, а ее маме — бабушкой. Труп ее был найден в заброшенном подвале через несколько дней безуспешных поисков, когда сладковатый трупный за-пах доплыл до подъезда и тогда уже, нельзя было его спутать ни с какими другими запахами. Для измерения всего этого надо было бы придумать весы с тремя коромыслами.

Для родителей ребят, осужденных за наркобизнес, поимка их сына всегда будет казаться недоразумением. Они воспринимают это как чьи-то происки. Чаще всего трактуется ситуация как подбрасывание наркотика. Редко когда бывает, чтобы родители парня, совершившего преступление, сказали: «Нарушил законы, пусть отвечает. Пусть хотя бы в этом останется мужчиной». Во всех остальных случаях приходилось слушать, как им теперь стало тяжело без единственного кормильца семьи и ни слова о тех трагедиях, которые они причиняли.

Ладно, на одни из трех чаш гипотетических весов кладем плюсы от гастарбайтеров, которые можно измерить. На вторую чашу весов — то, что им выплачивается. На третью — последствия их криминализации. А на какую чашу весов надо класть те потери, которые они несут. Допустим, бытовое отравление среди гастарбайтеров?

«Рабочие отравились образователем метгемоглобина, употребленным вместе с пищей. В результате у больных развилась дыхательная недостаточность. Один погиб на месте. Пострадавших доставили в Центральную городскую больницу города Верхняя Пышма. Трем больным провели гемодиализ, на фоне лечения их состояние улучшилось», — рассказали в Минздраве. Все больные переведены из реанимации.

ЧП произошло, когда пятеро строителей, все уроженцы Узбекистана, после смены решили приготовить себе ужин. Они сварили макароны и посолили их веществом похожим на соль. Именно это вещество, по предварительным данным и стало причиной отравления. В результате отравления один человек погиб, остальные были доставлены в больницу. По факту массового отравления проводится проверка.

Смерть одного из них — это то, что нельзя измерить деньгами. Как это ни парадоксально, государству, принимающему гастарбайтера как работодатель, его смерть обходится дешевле, чем спасение гемодиализом. Центральная городская больница потратилась на дорогостоящую очистку крови отравившихся больных. Спасла. Реанимация бесплатная. Для кого, бесплатная медицина, а для кого — расходы бюджетных денег, выколачи-ваемых с налогоплательщиков. Дома, в далеком горном кишлаке, ждали денежных переводов, а тут возьми и вернись сам кормилец семьи грузом двести. Оставался бы дома, не пришлось самому готовить ужин на чужбине, жена никогда не перепутает соль с химикатами. У нее все лежит на своем месте. Дети не остались бы сиротами. Трудно жить первые сто лет, надо ценить жизнь, она дорожает.

Проверка по факту массового отравления, которая тоже, кстати, стоит денег, может и не показать всего того, что было с подменой соли.

Приезжают гастарбайтеры волнами. Волны из разных стран могут накатываться друг на друга. По законам физики волны эти могут и гасить друг друга. Гасят они друг друга, точнее топят, и по каким-то другим социальным мотивам. Проживать приходится в стесненных обстоятельствах. Иногда бытовые обстоятельства становятся обстоятельст-вами дела. Конкуренция не на жизнь, а и на смерть. В очень крупном городе М., в котором есть не менее 16 автопарков, водителями работают в основном приезжие. Из дружественных стран. Это раньше широко пользовались термином братская республика. И старший был среди братьев. Теперь все младшие братья повзрослели. Это неизбежно. Но и братья стали разными. Понятное дело, у каждого своя семья, свои проблемы… Нужны были водителям места для своих земляков. Чтобы и работать вместе и жить, тогда ведь легче все тяготы переносятся. Взаимоподдержка все-таки.

Вот и решили конкуренты, пусть теперь уже не из братской, а содружественной страны Азербайджан, освободить новые рабочие места для своих соотечественников за счет бывших соотечественников из Узбекистана. Здесь соль подменять опасно. Могут расследовать и найти. Они ведь, эти следователи, не только в кино такие умные. Бывает и в жизни тоже. Реже, чем в кино, но бывает. Другое дело, потерял водительское удостове-рение, потерял работу, все потерял. Место под солнцем освободилось. Работодатель ждать не может. А зачем ему ждать! Желающих много, вот из Азербайджана ребят предлагают. Еще можно заработать на этом кое-что. Вот так становятся стройными и монолитными ряды водителей, рабочих, строителей, продавцов. Работодателю все равно, кого брать на работу, с Азербайджана или Узбекистана. Чем сильнее конкуренция, тем больше у него возможностей навариваться и диктовать рабские условия. Берут мзду не только мелкие, точнее мелочные работодатели, но и те, кто сообщил о вакансии, в образование которой была приложена его рука, встретил, устроил, замолвил, договорился. Дома у себя он вряд ли смог бы так провернуть аферу. Оправдываются друг перед другом, страна, мол, другая. Все они, мол, через такое прошли. С них тоже брали. Вот и компенсируют. Дедовщина какая-то получается. Форм и ва-риантов у дедовщины много. Мы как-то больше знаем о дедовщине армейской. Гастарбайтеры уже давно сформировались в отдельную прослойку общества. Из них сформировался особый класс с повышенной криминогенной опасностью. Они стали частью большого организма, который раньше без этой прослойки обходился. Теперь все вынуждены. Все три стороны. Сами гастарбайтеры, их страны-доноры и страны-реципиенты тоже. Не было бы потребности, не было бы такого движения. Спрос порождает предложение, а не наоборот. Если предложение будет из-быточным и настойчивым, оно будет выглядеть как назойливая реклама, производящая диаметрально противоположный эффект. Любые попытки со стороны вла-стей регулировать этот процесс порождают новые изощренные способы обходить закон, тем более, что законы эти не всегда бывают продуманными и согласованными. Создается впечатление, что новые законы придумываются для того, чтобы еще за что-то брать взятки.

Всякое решение проблемы порождает минимум две новые. Вот, например, целый эшелон китайцев добрался, аж до Калуги. Одна китаянка умерла в поезде от отека легких и отека мозга. Птичий грипп, подумали эпидемиологи. Состав шел с такой же скоростью, с какой шли в свое время эшелоны с солдатами на войну с Японией. Разница лишь в том, что направление движения противоположное. Дожил бы Вересаев до этих времен, для потомков было бы еще одно интересное описание в форме Записок врача. Труп два-дцатичетырехлетней был вскрыт, птичий грипп не был обнаружен. Была диагноз ОРВИ, от которого можно конечно, и умереть, при всей его банальности. Лечили гастарбайтеры девушку всем вагоном и всем, чем могли. Но древняя китайская медицина тоже оказалась бессильной пе-ред такими ударами цивилизации, как недосыпание, переохлаждение, недоедание и недооценка тяжести состояния. Всех пассажиров обследовали врачи санэпидстанций на каждой остановке в каждом населенном пункте. Задержка поезда, затраты на реактивы и обследование, оповещение, ответственность и пере-страховка, все это огромные деньги. Государственные деньги, на которые можно было бы построить спортзал или крытый бассейн для детей. Еще одну стоимость спортзала придется затратить на содержание китайской армии безработных в карантине. Волею судьбы получилось так, что подозреваемые на птичий грипп ехали для трудоуст-ройства именно на птицефабрику под Калугой.

Трудовой иммигрант, это как трансплантат, чаще всего отторгается. Рано или поздно. Прижиться, конечно, тоже может. Тому тоже есть примеры. Но это требует особых мер. Возможна «реакция трансплантат против хозяина». Это когда в обескровленный организм, например, приходится переливать сразу очень большой объем донорской крови, а эта донорская кровь начинала вести себя «как у себя дома». Кровь ведь это тоже ткань, только жидкая. В медицине проблему эту решили. Тем реципи-ентам, кому кровь целиком переливать теперь нельзя, можно переливать ее очищенные и проверенные фракции, компоненты. Вот и в стране занимается таким фракционированием на каждой территории свое управление федеральной миграционной службы. Помогает, но частично. Опасаясь гастарбайтеров, оставшихся теперь уже и здесь, в России, без работы, люди стали вооружаться травматическими пистолетами. С началом кризиса кривая преступности поползла вверх. Пистолеты с резиновыми пу-лями появились и у гастарбайтеров, ставшими теперь безработными. Безработный гастарбайтер, это все равно, что бешенство у бродячей собаки. Социально опасное явление, существо голодное и готовое напасть на старушку, на девушку, чтобы отнять сотку, а если повезет, то и цепочку с шеи сорвать.

(продолжение следует)

Опубликовано на личной странице 08.02.2011
Дата первой публикации 08.02.2011

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: