Михаил Берсенев Грандмастер

Охота на оборотней. Остросюжетный роман-детектив. Глава 4.

ГЛАВА 4.

Г. Тулеевск, лето 2010, холостяцкая небольшая квартира

Петр Прокопчук, оперуполномоченный следственного управления городского УВД № 2, еле разлепил глаза и поднял голову над подушкой. Вчера ему исполнилось двадцать шесть лет, и это событие он отпраздновал достаточно широко. Высокий, каштановые волосы, его зеленоватые глаза искрились хитринкой. Праздник случился вчера, а сегодня Петр мял руками голову, пытаясь круговыми движениями улучшить свое состояние. Он покряхтел, почесался, и после этого короткого массажа с интересом посмотрел на женскую голову на соседней подушке. «Кто это? Ленка или Машка?» — задал сам себе вопрос молодой опер. Вчера он намешал шампанское с водкой, пил текилу и мартини, потягивал с дамами красное вино и отшлифовал все это светлым бочковым пивом. Петр сам себе удивился: в отличие от большинства людей вокруг, младшего брата Степана Прокопчука, сверстников, он не любил пиво ни в каком виде. Но вчера он его употребил и сегодня решил связать не очень свежее утреннее состояние сегодня именно с этим фактом употребления пенного напитка. Прокопчук схватил бутылку минеральной воды со стола, плотно к ней присосался. После утоления жажды Петр все же слез с кровати, обошел ее, наклонился к изголовью и стал рассматривать женское лицо на подушке. «Олеся Викторовна!» — с удивлением узнал он секретаря своего непосредственного руководителя, начальника УВД города Тулеевска, полковника милиции Мельникова Федора Игнатьевича.
«Теперь Мельников, если прознает, меня просто сожрет и косточки выплюнет под ноги Олесе Викторовне», — мелькнула мысль у молодого человека. Он обвел взглядом комнату: на стуле висело женское нижнее белье. Петр только теперь сообразил, что из одежды на нем блестели лишь хромированные наручные часы на кожаном ремешке. Молодой человек поискал глазами свои трусы и нашел их брошенными на магнитолу в углу комнаты. Петр устремился к этому предмету мужской одежды, схватил их и направился в ванну.

Парень принял контрастный душ и начал растирать себя махровым полотенцем. После сотни энергичных движений, прошел на кухню, где растворил и выпил шипучую таблетку аспирина. Вскоре он почувствовал себя почти свежим и стал сооружать нехитрый завтрак. В этот момент в дверном проеме появилась женщина лет тридцати пяти, миловидная, одетая в его халат.
-Доброе утро, Олеся Викторовна! — официально поздоровался Прокопчук и несколько стыдливо опустил взгляд в пол.
-Ах! Как официально ты ко мне сегодня обращаешься, Петя! А вчера звал меня Олесенькой, своей королевой величал! Песню пел все время:
«Олеся! Олеся! Как птицы кричат! Как птицы кричат! Как птицы кричат в поднебесье! Останься со мною, Олеся!». Так красиво пел, жалобно, душевно! А что в постели вытворял! Разбойник, да и только! — рассмеялась она, — Ладно, я в душ, а ты кофе пока приготовь, мой король! И называй меня, как вчера — Олесенькой!
-Угу, Олеся Виктор… Олесенька, — как-то неуверенно пробурчал молодой человек, — Я уже занялся завтракостряпанием!
Петр любил вкусно покушать, готовить умел и делал это с удовольствием.

Пока дама принимала душ, зазвонил телефон и Петр поднял трубку. Он сразу же узнал низкий бас своего начальника — полковника Мельникова. Это был статный мужчина сорока девяти лет, с ежиком седых волос. Он отличался ровным, спокойным характером, рассудительностью. Голос его, басовитый и скрипучий, знали многие в городе.
-Ну, что? Как отдыхается? — ехидным, как показалось молодому человеку, голосом спросил шеф. «Он все знает про сегодняшнюю ночь!» — с огорчением предположил Прокопчук.
-У меня сегодня выходной. Официальный!
-Ошибаешься, сокол! В городе убийство. Причем не «бытовуха». Так что, отдохнешь после. Ты стал вчера на год старше, а значит, еще ответственнее, я надеюсь! Дело нешуточное! Жду в конторе, — приказал полковник и повесил трубку.
«Вот так всегда!» — с некоторой горечью подумал молодой оперативник, — «Делать нечего — служба есть служба. Вот какая мерзость может совершать убийства в день рождения порядочных людей!" — зло выругался опер.
На кухню вошла Олеся. От нее пахло ананасовым шампунем. Петр вдохнул этот приятный запах, поводил носом. Он хотел, было, уже предложить Олесе начать сегодняшний день как аристократы — с прохладного шампанского и аккуратно нарезанных долек ананаса, но вспомнил о приказе Федора Игнатьевича и служебном долге, и обреченно сказал женщине:
-В городе убийство. Едем на работу.
Помолчал и добавил: «Порознь».


Кабинет полковника Мельникова, 12 час. 45 мин. этого же дня, здание УВД № 2
г. Тулеевска

Петр сидел на стуле и внимательно слушал.
-Пуля прошла через защитный шлем и разнесла мальчишке голову. Вот фотографии с места убийства. Ждем результатов баллистической экспертизы.

Перед полковником лежал веер фотографий. Прокопчук взял их в руки. Прежде всего, он изучил результаты ориентирующей фотосъемки. На снимках, сделанных с удаленной точки, отчетливо были видны многоэтажки, стоящие вдоль набережной, два придорожных магазина и кафе «Азимут». Ракурс съемки осуществляли с двух разных точек. Еще один снимок показывал адрес дома, напротив которого было совершено преступление: Веерная наб., д. 22. На изображениях детальной фотосъемки Петр увидел тело мотоциклиста в черной одежде. Разбитый синий шлем, с непонятной на фото наклейкой, остался на голове убитого. На другом детальном снимке была запечатлена «Хонда». Если судить по фото, сам двухколесный «железный конь» не пострадал. Без видимых повреждений мощная машина лежала на проезжей части.

Молодой опер принял также от руководителя план места убийства, грамотно сделанный в линейном и цифровом масштабе, благодаря которому можно было легко узнать расстояние от места гибели подростка до жилых домов, кафе, магазина. К плану прилагалась схема места преступления, начерченная уже с меньшей старательностью. Стрелки, показывающие точные расстояния не отличались безупречностью, но, в целом, разобрать схемы, при желании, не составляло труда.
-Постановление о возбуждении уголовного дела вы, Федор Игнатьевич, уже выпустили, насколько я могу судить?- поинтересовался Прокопчук, глядя на заголовок схемы, где указывалось, к какому протоколу осмотра места происшествия относится чертеж.
-Да. Дело передается тебе.
-Понятно. Что известно о жертве?- деловито спросил Прокопчук.
-Выстрел сделали где-то в пятнадцать минут первого. Убитый — мальчишка не простой. Он сын владельца сети городских авто заправочных станций и магазинов автозапчастей «Адмантис» — Стрельникова Павла Афанасьевича. Звали парня Тимуром, и годков ему всего пятнадцать было. Дождемся результатов баллистической экспертизы и, после, следует переговорить с отцом погибшего. Ты сейчас особо на него не дави, сам понимаешь. Есть тут подоплека. В город рвется крупная областная нефтяная компания. Естественно, Стрельникову это совсем не нравится. Конкурентов нигде не любят. Я пока не делаю никаких выводов. Но стрелять в пацана… Это уже беспредел полнейший!- полковник покрутил в руках стаканчик для ручек и карандашей. После паузы добавил:
- А скажи-ка мне, друг мой ситный: вчера Олеся Викторовна вместе со всеми сотрудниками нашего отдела твой день рождения праздновала?
-Так точно, товарищ полковник! А в чем дело?- как бы равнодушно спросил молодой человек.
-Просто она сегодня где-то задерживается. Я, конечно, понимаю — праздновали день рождения, выпили, гуляли, танцевали. Ты, случайно, не знаешь где она сейчас?
-Дома, я полагаю. Поспит немного и придет на работу.
В этот момент телефон под рукой зазвонил, и хозяин кабинета поднял трубку.
-Да, товарищ генерал! Конечно, узнал! — полковник махнул рукой молодому оперу в направлении двери и тот поспешно и не без радости удалился. Расспросы об Олесе ему сейчас были совсем ни к чему. Он знал, что между седым и суровым Мельниковым и его секретаршей установилась любовная связь. Сам Петр тоже симпатизировал этой женщине, хотя она и старше его. Плюс она еще секретарша его начальника. Теперь Олеся стала и его возлюбленной. Вот как все закрутилось на 26-й день рождения!

Кабинет Петра Прокопчука, 14 часов 22 мин.

Петр прошел в свой кабинет и принялся к изучению материалов дела. Надо было изучить протокол по факту насильственной смерти потерпевшего, поднять кое-какие архивы. «Это дело особенное» — как постоянно напоминал Мельников, «в виду личности отца жертвы». Так что и эксперты тоже проводили исследования в авральном режиме. Через пару часов на стол опера легло заключение экспертизы из экспертно-криминалистического управления УВД № 2 г. Тулеевска. Прокопчук стал читать:
«В управление криминалистики поступила пуля, извлеченная из тела пострадавшего Стрельникова Тимура Павловича… Следы нарезок на пуле, их шаг, крутизна, а также ширина, характер наложений на стальном сердечнике, форма пули…». Согласно официальному заключению, подписанным экспертом Дмитрием Дмитриевичем Шацким, в управлении просто — «Митрич», выстрел был произведен из снайперской винтовки Драгунова. Стреляли с расстояния приблизительно семисот — восьмисот метров. Угол вхождения пули примерно указывал на место, откуда мог быть произведен выстрел. Все это удивило молодого следователя. «Получается, стреляли с дальнего расстояния. Даже не из близлежащих домов! До них, согласно плану и схеме около ста метров! Вот почему в результате обхода участковым квартир и опроса свидетелей никто ничего не видел и не слышал. «Стреляли издалека! Снайперская винтовка!» — озадачился Прокопчук. «Парень ехал по набережной. Был один выстрел. Один выстрел — одна разнесенная голова. Явно заказ. Киллер знал время, маршрут передвижения, отличительные черты жертвы. Кому мог помешать молоденький пацан, подросток? С другой стороны, он — сын крупного в городе предпринимателя. Пахнет «заказняком». Не было печали! Посмотрим, что у нас есть на этого Тимура Стрельникова».

На Тимура Стрельникова ничего серьезного в базе данных не оказалось. Имелся протокол о его участии в драке на дискотеке. Но кто из ребят не дрался на дискотеках в этом возрасте? С этой скудной информацией он направился к полковнику Мельникову и, когда вошел в приемную, то увидел, что Олеся Викторовна уже сидит за своим секретарским столом, а сам полковник в приемной читает только что пришедший факс. Парень замешкался на минутку, но потом бодро поздоровался с женщиной:
-Добрый день, Олеся Викторовна! Хочу поблагодарить вас за то внимание, которое вы мне уделили по случаю моего дня рождения вчера!
Полковник с осуждением посмотрел на секретаршу, а по совместительству- любовницу.
-Здравствуйте, Петр! — ответила она парню, а Федору Игнатьевичу пояснила:
-Я вчера излагала нашему молодому коллеге на его дне рождения некоторые аспекты философии доктора Фрейда, так сказать, с правовой, правоохранительной точки зрения!
-Какие, какие аспекты? — не очень понял седой мужчина.
-Товарищ полковник! Разрешите доложить вам об имеющейся на данный момент информации! — вовремя встрял командным голосом молодой человек.
-Да-да. Работа — прежде всего. Пройдем в кабинет.
Широкая спина начальника исчезла в проеме двери, а Петр взглянул на Олесю. Та послала ему воздушный поцелуй, и опер сделал вид, что поймал его и ласково прислонил к правой щеке.
-Петр! Ты чего, заблудился?- раздался бас из кабинета.
-Никак нет, товарищ полковник!- оперативно отреагировал Прокопчук, — Иду на доклад!
Когда Петр шагнул внутрь и прикрыл за собой дверь, Олеся Викторовна мечтательно уставилась в окно.

Г. Тулеевск, квартира Петра Прокопчука

Хозяин квартиры смотрел на дисплей сотового телефона, настойчиво тренькающего популярной мелодией. Голос Петра хотел слышать его друг и однокашник Семен Чухлебов, владелец агентства недвижимости «Карат». Несмотря на молодые годы, Сеня сумел успешно «подняться» на ниве купли — продажи квартир и земельных участков, коттеджей и расширить деятельность агентства за пределы Российской Федерации. В результате массовых «обмываний» многочисленных сделок Чухлебов, с детства склонный к полноте, расширился и в другом направлении: вес под сто тридцать килограммов мешал ему нормально жить и он то и дело садился на диеты, плюс пытался крутить педали тренажера. А еще Семен постоянно звал Петра к себе на работу.
-Привет, Сеня! — поздоровался оперативник.
-Привет, Петруха! — низким голосом приветствовал одноклассника Чухлебов.
-На какой диете на сей раз сидишь, Сеня? — поинтересовался Прокопчук. — Морковки жуешь, капусточкой хрустишь? Приходи ко мне в гости! У меня жирная баранья нога в морозилке покоится, мы ее с тобой для улучшения диеты и зажарим под водочку!
-Ох! Баранина! Под запотевшую, прохладную водочку! Извини, не могу. А на диете я знаешь, какой сижу? На кадровой! Мой последний начальник отдела продаж оказался неуклюжим, профукал несколько выгодных сделок, которые ушли к конкурентам! А резюме-то какое красивое нарисовал! Чуть ли не с завитушками в уголках, на дорогой бумаге!
-Завитушки, Сеня, лишь признак красоты, но не профессионализма!- философски заметил Петр.
-И я о том же! Петруха! Еще прошу тебя, брось ты эти ряды милицейские! Я понимаю, расследования, преступники, погони, перестрелки и прочая романтика привлекают тебя. Но посмотри, в какой ты там грязи подчас копаешься! Какие люди тебе встречаются! Убивцы, душегубы, маньяки! А у меня бы сидел в дорогом костюме, под кондиционером, катался бы за границу, переехал бы из своей крохотной квартирки в просторный дом. Вместо «девятки» — я тебе сразу новый «Фольцваген» выделю! Хочешь, пару длинноногих секретарш, а если мало, так я тебя всего ими обложу! С севера, с юга, запада и востока! Только брось ты эти трупы исследовать воочию и на фотографиях! Иди ко мне начальником отдела продаж, будешь лицезреть красоток живых. Да и снимки изучать станешь с домами на побережьях теплых морей, величественных гор! Про зарплату и говорить вообще не о чем! А? Петруха?
«Исследователь трупов» тяжело вздохнул в ответ в трубку.
-Заманчиво вещаешь, Сеня, заманчиво! Как обычно. Спасибо за предложение, но вынужден отказаться. Извини, дружище.
-Опять это «извини»! — обиженно просипел в трубку Чухлебов. — Может, передумаешь?
-Может быть, Сеня! Я дам тебе тогда знать. Когда встретимся-то все вместе? С нашими ребятами из класса? Шашлычков пожарим?
-Ах! Я сейчас на пропаренном не соленом рисе сижу! А ты меня шашлычками мучаешь! Пока, Петя!
-До встречи, — улыбнулся оперативник и повесил трубку.


Г. Тулеевск, за два дня до сбора дани Беркутами

-Оборотни!- обратился Стилет к своей группировке, — Шаповские «Беркуты» не должны остаться безнаказанными! Эти отморозки сделали плевок нам в лицо на нашей земле. Это наш город! Мы здесь хозяева! Если мы ослабим хоть на чуть-чуть наше влияние на Литейном, то нас перестанут уважать не только «Беркуты», но и свои, здесь! Если мы этих шаповских клоунов не остановим, то они пойдут дальше! Попробуют отнять у нас рынок «кислоты» в Тулеевске. Дальше — больше. Они будут налетать сюда, как стервятники и бомбить в городе торговые точки. Нам предстоит сразиться с новой угрозой с окраин Тулеевска!

«Оборотни» согласно кивали. Все это они и сами понимали. Да, в воздухе витал запах крови, война предстояла нешуточная. Но каждый знал, что у банды есть несомненный плюс: война будет идти на их территории. Они будут защищать свои владения, свои доходы и привычный образ жизни.

-Наши синие шлемы должны верховодить в городе, а не пришлые «Орлы», «Беркуты», «Соколы» и прочие. Мой план таков. Сначала мы захлопнем капкан для сборщиков дани. По словам наших девок с Литейного это будет тщедушный лысый подросток. Смехота! А затем мы вступим в бой с «Беркутами». Задача такова: посланцев Беркута не калечить, но проучить основательно! Не забудьте о том, как этот урод отсек локон волос у нашей подопечной! Вспомните, что они сделали с Лизкой, Тараном и Маугли! Но, повторяю: работаем без трупов!


Г. Тулеевск, день сбора дани. Литейный проспект

Сизый снова оседлал своего «железного коня» и теперь мял защитный шлем в руках. Он потихоньку пришел в себя после встречи с очаровательным Фунтиком и сообразил, что не до конца выполнил поручение Беркута. Парень колебался в принятии решения. Что делать дальше? Но после он все-таки слез с сидения, уложил снаряжение мотоциклиста обратно в рюкзак, нахлобучил бейсболку на голову и вновь пешком двинулся в сторону Литейного. Вышел на проспект и снова внимательно осмотрел окрестности. Никаких перемен парень не заметил. Понаблюдав еще с двадцать минут, взглянул на часы. Потом вернулся на Чугунную улицу, стараясь приметить что-то подозрительное. После бегло осмотрели проезд Барсукова. Подходило время отзвониться боссу. Шпион «Беркутов» засеменил в сторону Чугунной улицы, доставая из кармана сотовый. Когда абонент ответил, доложил:
-Все проверил. Ничего подозрительного не заметил. Похоже, шлюхи спокойно нас ждут.
-Это точно? Ты все тщательно проверил?
-Верняк! Ничего странного не увидел.
-Конец связи!- прервал разговор Беркут, потягивая свежее пиво в кафе «Бочонок» в родном городе Шаповск.

А в Тулеевске четыре мотоциклиста подкатили в назначенное время к группе «ночных бабочек» на Литейном. В прошлый раз на них были надеты кожаные куртки с изображением беркута, но сегодня прикид был иным: джинсы, ветровки. Опенок неторопливо, с важностью снял шлем и показал девушкам лысый череп, который они должны были запомнить по первому визиту банды Беркута.
-Узнали меня?- строго спросил он проституток. — Все подготовили?
-Подготовили!- вышла вперед Лизка, — Только пока собрали половину суммы. Народ, видимо, и мужики, в частности, к отпуску готовятся. Деньги берегут. Клиентов мало. Вот что удалось собрать, — она передала Опенку конверт с купюрами.

Парень, стараясь не спешить, с серьезным, можно сказать грозным лицом, вскрыл конверт и указательным пальцем правой руки стал перебирать денежные знаки. Великодушно пересчитывать точность суммы не стал. Почесал лысый череп и громко, недовольным голосом объявил:
-Зря вы не собрали полную сумму, мать вашу! Мой босс будет очень недоволен и скоро может приехать сюда опять! Обязательно приедет!
Парень смотрел на реакцию проституток. Он несколько удивился, не увидев в их глазах ощущения ужаса, который так хорошо был заметен в прошлый раз, когда Беркут отточенным клинком обезобразил прическу девушки по кличке Светлячок. Теперь же на Опенка смотрели равнодушно. Он связал это с тем, что здесь, сейчас, не присутствует его вожак собственной персоной: у Беркута даже вид такой, что нагоняет страх на человека. «Поэтому, именно он — главарь, а не я!" — с унынием мелькнула мысль в лысом черепе.

Четверо сборщиков дани завели мотоциклы и потихоньку стали выруливать для возвращения в Шаповск. А одна из «ночных бабочек» уже незаметно набирала номер Стилета на сотовом. Опенок удалялся от группы проституток уверенный, что поручение Беркута он выполнил хорошо. Каково же было выражение удивления на его лице, когда за местом, где Литейный делает поворот направо, он наткнулся на стену из нескольких десятков мотоциклов, водители и пассажиры которых, в синих шлемах на головах, держали в руках куски арматуры, увесистые цепи, бейсбольные биты. Четверо «Беркутов» встали, как вкопанные перед неожиданным и зловещим препятствием, однако страх и инстинкт самосохранения вернули их к жизни, и они стали поспешно разворачивать «железных коней» в обратную сторону, к началу проспекта. Однако, из придорожных кустов выбежали человек пятнадцать молодых людей опять же в синих защитных шлемах с наклейками в виде оборотня и отрезали «Беркутам» путь к отступлению. Ловушка захлопнулась, и Опенок со страхом подумал о судьбе своего бритого черепа в этот теплый вечер.

Опубликовано на личной странице 03.06.2011
Дата первой публикации 03.06.2011

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: