Михаил Берсенев Грандмастер

Охота на оборотней. Остросюжетный роман-детектив. Глава 9.

ГЛАВА 9.

Г. Шаповск, 2010-й год, лето

«Беркуты» вновь сидели вокруг костра на своем привычном месте. На сей раз шашлык не шкварчился на углях и группа не пила спиртное. Все потягивали кока-колу, фанту, квас. Задумчивость отражалась на их лицах, когда отблески костра освещали ребят. В принципе, они все имели богатый опыт уличных драк. Однако, в этот момент беркуты понимали, что завтра предстоит нешуточная битва. Наверняка их будет меньше, и соперниками на сей раз будут не такие же малолетки, как они сами, а весьма серьезные парни из группировки «Оборотни». Они понимали, что «Оборотни» более мощная и давно существующая организация. Их «железные кони» намного новее и дороже, чем у «Беркутов». Главарь «Оборотней» Стилет старше и опытнее, чем Беркут.

Три дня Беркут позвонил по телефону для связи, оставленным главарем «Оборотней» Пескарю. Два лидера договорились о встрече, или как ее еще часто называют, о «стрелке». Была выбрана нейтральная территория между городами Тулеевск и Шаповск, около небольшой деревни Щекино. Условились огнестрельное оружие не применять. На самом деле, из них двоих только у Стилета был пистолет. У Беркута оружия пока не было. Тем не менее, он ясно дал понять врагу, что такая возможность у него тоже имеется.

Лидер Беркутов запретил употреблять подчиненным спиртное. Завтра, по его мнению, предстояло одно из самых решительных событий в истории банды.
-Мы договорились со Стилетом, что наш бой будет честным, — говорил своим ребятам Беркут. — Мы деремся один на один, и чтобы не случилось, никто из вас не вмешивается. Так же, как и со стороны «Оборотней». А вот когда победитель будет выявлен, то зырьте по обстановке. Вполне возможно, что если я проиграю, то тулеевские накинутся на вас, чтобы вломить вам окончательно. Будьте начеку, подготовьте свое оружие. Кастеты, куски арматуры, бейсбольные биты, цепи, должны быть в свободном доступе, чтобы не было никаких задержек, когда «Оборотни» ринуться в атаку. Мы еще молодая банда, так что, и врагов, наверняка, будет значительно больше. В таком случае, самое главное не дать им нас рассеять и добить поодиночке. Держитесь кучей, как говорится, спина к спине. Важно организовать круговую оборону. Это я толкую вам на всякий случай. Если Стилет окажется честным бойцом, то ваше участие не потребуется, и все решится в нашем с ним мочилове. Не буду вас обманывать! — вожак обвел взглядом членов своей банды. — Мне говорили, что Стилет сильный и опытный боец, к тому же старше меня. Если я проиграю бой, то не паникуйте и не поддавайтесь на провокации! Значит, наше время еще не пришло. Но оно придет обязательно, я вам это обещаю! Если я проиграю в честном бою, значит Стилет пока сильнее меня. Это будет справедливо, так же как если я его одолею. Вопросы есть?
-А наших девчонок будем с собой брать? — поинтересовался парень с раскосыми глазами по кличке Якут. Его спокойные глаза потомка кочевников смотрели на мир философски. Он, как и Беркут, жаждал захвата новых территорий, подобно предкам, что покоряли тысячи разных земель.
-Нет. Они остаются дома.
Несколько девушек — подростков у костра недовольно поморщились и зашумели, а одна из них обиженно воскликнула:
-А мы что, не можем вам помочь?! Мы что вам — сунул — вынул и баста?!
Беркут слегка рассмеялся.
-Наши девчонки — отличные оторвы! И друзья нам! Но это — чисто мужская разборка! Я не хочу, чтобы таких красавиц, как вы, покалечили, или как-то попортили вашу красоту тулеевские «Оборотни»!

В ответ на этот комплимент девушки самодовольно улыбнулись. Они искреннее жалели парней, едущих завтра на опасную «стрелку». Девушки в банде были как на подбор. Все носили короткую стрижку, высокие сапоги. Косметикой пользовались мало. Черный карандаш для глаз стал для них основным косметическим средством. Так они добивались большего демонизма в облике. Многие из них делали проколы в разных частях тела и носили кольца. На кожаных куртках-косухах блестели десятки цепочек и амулетов.
-Если мы победим, то, что тогда будет?
-Если мы одолеем «Оборотней», то по уговору, они передадут нам контроль над проститутками с Литейного и тогда это станет первым шагом в деле захвата нами Тулеевска.
-А какие тогда дальнейшие планы? — серьезно спросила девчонока по кличке Волнистая.
-После тулеевских проституток — никаких! — спокойно ответил вожак. — Мы закрепимся на Литейном и организуем там наш бизнес. А дальше будет видно.
-А если мы проиграем схватку? — выдохнул Якут.
-Если так, то согласно уговору, мы не суемся больше в Тулеевск. Еще вопросы есть?
В ответ установилась тишина.
-Тогда всем приказываю отдыхать, подготовить оружие, выспаться, проверить работоспособность мотоциклов. А сейчас, все по домам!
Беркут встал, взял бутыль с водой, и залил тлеющий уже костер.

Г. Тулеевск, лето, 2010-й год, гаражный бокс Ковыля Дмитрия Семеновича (кличка Стилет)

Стилет держал в зубах моток изоляционной ленты, а отрезанным кусочком скручивал вместе провода зажигания своего «Кавасаки». Его «правая рука» в банде по кличке Лексус сидел рядом на корточках и следил за манипуляциями с ремонтом «железного коня».
-Тебе не страшно, Стилет? — тихо спросил вожака парень — Все-таки мы имеем дело с отморозками! Этот урод Беркут нашему Светлячку кусок волос отрезал, как индеец! На нашей земле! Так что, что он отморозок конченый!
Стилет вынул изо рта изоленту и ответил:
-Знаешь, Лексус, воевать с бабами — это одно, а со Стилетом — другое. Если надо будет, то я ему не только волосы, но сердце тупым ножом вырежу! Отморозок отморозком, но мне он показался неглупым пацаном.
-Может, нам проще сделать? Они приедут, а мы их с двух стволов постреляем! Не на смерть, в воздух. Те сразу струхнут и больше в Тулеевск не сунутся!
-Мы договорились с ним о честном бое. Я не хочу, чтобы о «Оборотнях» говорили как о шайке отморозков, которые не соблюдают законов и трусливо прячутся за «волынами»! Но ты, на всякий случай, ствол возьми. Возможно, будет массовое побоище, если Беркуты атакуют нас. Я приказываю тебе проверить, чтобы все оружие у ребят было наготове. Цепи, арматура, бейсбольные биты. Пистолет применять только в крайнем случае.
-В каком таком крайнем? — поинтересовался Лексус.
-Если меня, или кого-либо из наших, будут забивать до смерти, то это и есть такой случай! Синяки, разбитые носы — это не в счет. Если увидишь, что кого-то из наших могут забить до смерти, стреляй не раздумывая! Сначала в ногу. Это дикая боль! Крик раненого мигом отрезвит горячие головы!
-Стилет! Думаешь, они попробуют переть на нас «буром»?
-Не знаю. Это зависит от Беркута. Если честный пацан, то всеобщего побоища удастся избежать. Только я и он. Но если парень «фуфло», то какую-либо подлянку он обязательно выкинет! Так что, будь готов к любому развитию событий. Кстати, как твой пистолет Макарова? Что с ним произошло? Ты его починил?
- Посмотрел я его внимательно. У него затвор что-то барахлил, не доводит патрон до крайнего переднего положения. Соответственно, и курок не спустишь, не говоря о том, чтобы шмальнуть по банкам. Может, чашечка затвора, и пазы рамки накрылись?
-Ты проверь патронник! — посоветовал Стилет. — Освежи его. Или, может, проблема с выбрасывателем: плохо двигается, заедает. Проверь исправность и чистоту гнетка и особенно пружины выбрасывателя! Вообще, займись этим вечером.
-Что ж, до завтра, Стилет! — Лексус встал и стал разминать затекшие ноги.
- И еще раз проверь, готовы ли все ребята и техника! — приказал главарь группировки «Оборотни».
Заместитель кивнул и покинул помещение гаража.

Тулеевская область, деревня Щекино, лето 2010

Макарыч сидел на небольшом пеньке и лениво обмахивался свежесорванной веткой, отгоняя мух и слепней. Его шесть коров пощипывали траву в отдалении. В родную деревню Щекино вела раздолбанная во многих местах асфальтовая дорога из одной полосы. Макарычу было далеко за шестьдесят, и он уже больше сорока лет наблюдал за окрестностями, пася коров. Стояла привычная тишина. Пастух поднял глаза к небу, затянутому серыми тучами. «Скоро дождь начнется!" — лениво подумал старик. Он вновь посмотрел на разбитый асфальт. Никто не торопился в деревню, так же, как и покинуть ее. Щекино — тупиковое поселение. Шоссе через него не проходят, даже постоянного магазина нет. Был, да давно закрылся. Вместо этого в Щекино три раза в неделю стала заезжать продуктовая лавка на колесах. Тихая деревушка, в которой едва теплилась жизнь.

Макарыч посмотрел вдаль, где ближе к горизонту виднелась дырявая крыша полуразвалившегося свинарника. Когда-то в нем весело хрюкали поросята и барахтались в грязи огромные хряки, сейчас же дырявый ангар продувался всеми ветрами и пустовал. Макарыч отмахнулся от назойливой мухи и с удивлением уставился на дорогу. В его заброшенную деревушку пожаловали новые люди! Да еще сколько! Все на блестящих мотоциклах, в кожаных куртках и синих шлемах. Человек тридцать, не меньше. Он провожал взглядом гостей, пока те не скрылись за поворотом. Пастух еще больше удивился, когда понял, что мотоциклисты не поехали прямо в деревню, а свернули в сторону всеми забытого свинарника! А еще через пятнадцать минут Макарыч от удивления даже протер глаза тыльной стороной ладони теперь другая группа мотоциклистов, около двух десятков, тоже проследовали в сторону Щекино, а потом так же, как и ребята в синих шлемах, свернули к свинарнику. «И зачем выбирать место встречи в дырявом свинарнике? Может, они сектанты какие, как по телевизору показывают?" — подумал дед.


Пока Макарыч размышлял о «сектантах» в свинарнике, банды «Беркуты» и «Оборотни» выстроились друг напротив друга. «Оборотней» было больше, бойцы этой группировки выглядели мощнее и старше совсем молоденьких ребят из Шаповска. От шеренги «Беркутов» отделился вожак. Кожаную куртку он снял и теперь стоял в черных джинсах, заправленных в высокие армейские ботинки и черной же майке. Пока в свинарнике сохранялась тишина, но, когда навстречу Беркуту вышел его соперник, главарь «Оборотней» Стилет, обе противодействующие стороны удивленно загалдели. Дело в том, что и Стилет оделся на бой в черные кожаные штаны, армейские ботинки и черную майку. Оба вожака, не сговариваясь, выбрали одну и ту же одежду для схватки, это отчетливо бросалось в глаза. Члены обеих банд образовали своеобразную арену в форме круга, одну часть которой представляли «Оборотни», другую «Беркуты». Современные, дорогие и ухоженные мотоциклы подчиненных Стилета были припаркованы у северной стены ангара, а более простые, видавшие виды, но, несмотря на это, тоже весьма ухоженные «железные кони» «Беркутов» — у южной. Оба клана смотрели друг на друга с подозрением и злобой, каждый из бойцов чувствовал себя сжатым, как пружина, готовая в любой момент молниеносно распрямиться, вооружиться и вступить в жестокий бой с противником. Стилет выглядел выше и крепче Беркута. Последний больше рассчитывал на свою подвижность и ловкость, «прыгучесть», как называли стиль его драки члены банды. Парень непрерывно двигался в бою, быстро отскакивал назад при атаке и начинал кружиться по кругу, изматывая соперника.

Стилет разминал пальцы обеих рук, потом сжал ладони в кулаки. Он внимательно изучил образовавшиеся от постоянных тренировок и отжиманий наросты в виде мозолей на ударных костяшках обеих рук. Достаточно давно, один школьный боец по кличке Челси, который был значительно старше Стилета — тогда паренька по имени Дмитрий Ковыль — научил: если ты хочешь чувствовать меньше боли, если ты хочешь, чтобы твои суставы не ломались и не трещали при ударах о чужие головы и другие части тела, если ты хочешь, чтобы мягкие ткани кистей не отбивались и не травмировались при атаке противника или нескольких, то ударные части кулака следует тренировать как можно чаще, закаливать кости. Чтобы они стремились к крепости стали.

- Как же можно закаливать кости?- удивился тогда Дима Ковыль. — Закаляют металл, организм в ледяной воде, а тут ударные костяшки кулака!
-Как?- переспросил Челси и улыбнулся, — А ну-ка, парень, упал на пол и отжался тридцать раз!
Дима пожал плечами, присел, выпрямил тело параллельно полу и без проблем выполнил три десятка отжиманий.
-Легко?- ехидно поинтересовался взрослый боец по кличке Фотограф, бугай лет 30-ти.
-Легко!- самодовольно ответил подросток.
-А теперь сделай то же самое, только опираясь на сжатые в кулак руки. Так, чтобы ударные костяшки впивались в пол!
Пацан сделал так, как потребовал нежданный инструктор, и попробовал отжиматься на кулаках. После пятого раза Дима почувствовал сильную боль в руках, кожа на костяшках ужасно болела, к тому же на полу были микроскопические частицы песка с ботинок и кроссовок людей, что занимались в этом спортзале. Обучение происходило в коридоре спортклуба «Дэнни», прямо на полу. Этот уличный песок врезался в кожу рук.
-То-то же!- заявил Фотограф, — Делай по двести, нет, лучше по двести пятьдесят таких отжиманий в день, на кулаках. Например, пять подходов по пятьдесят раз. Потом, когда суставы, кости и ткани закалятся, можешь начинать перекатываться на всех восьми ударных костяшках обеих рук. Плюс к этому натирай запястья, ребро ладони и костяшки до тех пор, пока не увидишь на них огрубления в виде мозолей.
- А как же мне их натирать-то?
-Долби боксерский мешок без перчаток. Найди на балконе кусок доски. Откопай плоский камень и натирай руки об него. Потом о дерево, то есть доску. Потом мешок обстукивай слегка. Но мешок обстукивать, набивать о камень и дерево можно только после того, как возникнут мозоли от натирания и постоянных отжиманий. Закалив суставы и кости, твой кулак станет стальным, так сказать, и удар его будет разящим для противника. Тренируйся так каждый день, помногу раз. Вот такой мой тебе совет, парень! — резюмировал на сей раз Челси.

Стилет тогда поблагодарил старшего товарища, и взял этот метод на вооружение. Вскоре его мягкие, можно сказать рыхлые и холеные кисти, стали превращаться в «железные снаряды». После, он часто одерживал победы в уличных и спортивных столкновениях именно благодаря закаленным, как сталь, кулакам. Конечно, Ковыль Дима тренировал все свое тело, научился махать ногами, как ветряная мельница, владел искусством блокирования ударов, психологического настроя на победу. Но он сам считал, что тот мимолетный урок в неубранном коридоре спортзала «Дэнни» стал самым ценным в обучении рукопашному бою.

Деревня Щекино, лето 2010, заброшенный свинарник, обеденное время

Они стояли друг напротив друга, два лидера своих группировок. Первым в атаку бросился более молодой и горячий Беркут, под одобрительные крики своих сторонников. Он попытался сходу въехать сопернику в челюсть кулаком, но Стилет подался назад немного и удар просвистел рядом с лицом. Лидер «Оборотней» опытным взглядом приметил, что в момент, когда рука противника по инерции двигалась дальше в воздухе, не попав в цель, подбородок, правая часть лица, ребра, почки и ноги Беркута оказались на мгновение не защищенными, и при желании можно было нокаутировать лидера шаповских одним мощным встречным ударом. Делать этого Стилет не стал. В конце концов, в душе его таился шоумен, а вокруг стояли, как его единомышленники, так и бойцы из враждебного лагеря. Беркут отпрыгнул назад и начал кружиться вокруг соперника, пытаясь поймать момент для мощного удара. Лидер «Оборотней» — Дмитрий Ковыль по кличке Стилет — слегка опустил руки и, таким образом, приоткрыл корпус. Беркут немедленно решил воспользоваться этой «оплошностью» противника и прыгнул вперед. Его кулак уже летел в область солнечного сплетения Стилета. Однако, атакующий вдруг почувствовал сильнейшую боль в районе живота: опущенные руки главаря «Оборотней» неожиданно резко скрестились, образовав блок против кулака Беркута, и, почти в то же мгновение, левая нога Дмитрия врезалась в живот нападавшему. У Беркута потемнело в глазах, он даже отлетел немного назад от этого хитрого удара. Тряхнув головой с вытатуированной хищной птицей, он напряг со всех сил мышцы брюшного пресса, но дыхание сбилось, и он стал хватать воздух ртом, как вынырнувший на поверхность воды в последнюю секунду перед смертью утопленник.

«Оба-на!" — загалдели соратники Стилета, — «Отличный удар! Молоток, Стилет!" — такие возгласы одобрения услышал вожак тулеевских ребят. «Держись, Беркут! Не сдавайся!" — подбадривали своего лидера шаповские. Тот восстановил дыхание и, несмотря на дикую боль в области желудка, вновь встал в боевую стойку. Стилет увидел туман в глазах соперника после пропущенной атаки ногой. Он решил «сгустить» его, нанеся удар в грудную клетку сопернику своими закаленными костяшками левой руки. Ковыль сам приблизился к Беркуту, но последний неожиданно убрал корпус влево и убийственно летящий кулак Стилета лишь чиркнул по грудине Беркута и нашел нос Стилета. Раздался хруст ломаемого хряща, и по лицу потекли багровые ручейки крови. Страшная боль взбесила главаря «Оборотней». Он присел на корточки, уйдя, таким образом, от очередного летящего «снаряда» в виде кулака соперника, и снизу нанес серию ударов по лицу Беркута.

Кровь также хлынула из разбитого носа противника. Беркут закачался. Они стояли друг напротив друга. Алые капли капали на майки и багровыми точками покрывали пол бывшего свинарника. Стилет, благодаря навыкам самовнушения, смог на короткое время отрешиться от боли, сконцентрировался и, резко повернувшись на пружинистых ногах, нанес мощный удар мизинчиковой частью кулака, той, где в результате долгих тренировок у него появилось значительное огрубление от натираний и постукиваний, в солнечное сплетение Беркута. Шаповский лидер упал в результате в бессознательном состоянии на спину и затих. Враг был повержен, и Стилет, шатаясь, подошел к побежденному, поставил рифленый армейский ботинок на грудь. Теперь Стилет возвышался над распростертым телом и из сломанного его носа капли крови капали на майку Беркута.

Это была победа «Оборотней» над «Беркутами». Победа возраста, тренированности и способности к самоконтролю над молодой горячностью, суетливостью, отсутствию школы профессионального рукопашного боя, да и просто нехваткой жизненного опыта у вожака «Беркутов». «Оборотни» улюлюканьем встретили триумф Стилета. Проигравшие же стояли с угрюмыми лицами. Они знали, что подобное может случиться, и вот оно случилось. Ребята не потеряли уважения и почтения к своему главарю, ибо тот бился честно, вложил в этот поединок все силы и умения. Но, пока, к величайшему сожалению, он проиграл. Дальше все происходило достаточно мирно. «Беркуты» не пытались напасть на «Оборотней», и наоборот. Члены поверженной банды подняли своего вожака с пола, усадили в единственный мотоцикл с коляской. Молча запустили движки «железных коней» и медленно, стараясь не трясти разбитое тело Беркута на привычных ухабах российских дорог, покинули здание бывшего свинарника недалеко от деревни.

Макарыч, сидя все так же на пеньке и наблюдая, как группа мотоциклистов покидает ангар, подумал лениво: «Как-то быстро они там заседание секты провели! Не то, что раньше, в мое время! Сейчас у них все быстро, а тогда были и протоколы, и слушания, и доклады. А нонче! Все торопыги! Нет, чтобы делать все обстоятельно, обсуждать детально, докладывать обширно! А эти собрались, перетолковали и разъехались!». Еще через пятнадцать минут группа мотоциклистов уже в синих шлемах так же покинула здание бывшего свинарника. «Торопыги!», — еще раз констатировал Макарыч, — «И чего они там могли за енти полчаса решить?», — недоумевал пастух. Он и не мог знать, что на самом деле за эти полчаса многое решилось в судьбе, если не всех участников «стрелки» между бандами, то двух их лидеров точно. Макарыч неторопливо махнул веткой с листвой у лица, и принялся вновь рассматривать облака на небе.

Опубликовано на личной странице 05.06.2011
Дата первой публикации 05.06.2011

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: