Григорий  Тубакс Читатель

Смертельные зигзаги российской судебной системы 2

Продолжаем знакомство с российской судебной системой.
Если говорить о бывшем министре юстиции Ковалеве и его помощнике, то помимо несоразмерных условных сроков наказания, они еще и получили «испытательный срок». Это такая штука, которая позволяет снять (отменить) основную судимость и наказание, если в течении испытательного срока не произошло совершение нового преступления…

Случаи из реальной жизни

Двое молодых людей возвращаются поздно ночью домой. В районе Каширского шоссе они пытаются поймать попутку, но вместо такси рядом с ними останавливается машина ППС. Полицейские, выйдя из машины и несколько минут побеседовав с ночными пешеходами, бросают им под ноги два бумажных пакета и задают глупый вопрос: «Это не вы сейчас выронили?»
Дальнейшее развитие событий по известной схеме. В пакетах оказываются наркотики. Естественно, в количествах превышающих, так называемую, минимальную норму. Мужчин задерживают и отвозят в местное отделение полиции.
В отделении полиции выясняется, что наши доблестные полицейские не потеряли своей милицейской сноровки и нюха: оба задержанных, оказывается имеют в прошлом судимости, у одного из них — их аж целых семь… грабеж, хулиганство и прочие прелести из боевых 90-х. Вот только денег больших у них не оказалось, откупаться было нечем. Как обычно, добрый дядя оперативник «мягко» посоветовал друзьям по несчастью сознаться хотя бы одному из них, а иначе, учитывая их уголовное прошлое, не видать им в ближайшие несколько лет голубого неба «без клеточки…»
Тут я хочу поделиться своим наблюдением, которое значительно повлияло на мое личное отношение к сотрудникам милиции (или полиции, не суть). Так вот. Находящиеся по разные стороны «баррикад закона» и действующие обычно по принципу: «Ты убегаешь — я догоняю…», эти две категории персонажей очень хорошо умеют договариваться. Они говорят на одном языке, они живут по похожим принципам, они понимают друг друга как-будто выращены и воспитаны одними родителями…
Если бы на месте наших «героев» были обычные люди то, наверное, они бы возмущались, требовали адвокатов и доказывали свою непричастность, при этом исход дела был бы абсолютно непредсказуем. Вернее, предсказуем, в зависимости от толщины кошелька задержанных.
В нашем случае, более умудренный уголовным опытом молодой человек отнесся с пониманием к нуждам сотрудников полиции и «признался» в причастности к подброшенным наркотикам.
Уж не знаю, чего там не хватало местным полицейским, палочки для статистики или звездочки на погоны, но дело в этом районе Москвы организовано со знанием дела.
При известной всем невероятной загруженности московских судов, уже через два месяца состоялся суд и «виновный» получил свой очередной приговор — четыре года условно… с отсрочкой приговора на два года… Второй участник событий вообще исчез из материалов уголовного дела, а судья долго шутил во время заседания по поводу неисправимости подсудимого…

А вот еще один «зигзаг правосудия» и тут я позволю себе даже назвать фамилии участников, чтобы всякий мог поверить в реальность подобных событий…

Моя знакомая Гульноз Кабинова больше 10-ти лет назад приехала из Узбекистана в Москву. За прошедшее время Гуля получила российское гражданство, образование и в целом неплохо устроилась в столице. Упреждая «кивки» блогеров, скажу, что девушка инвалид 2-й группы с детства, приехала в Москву уж совсем не в качестве гастарбайтера, а скорее в поиске лучшей жизни.
Утвердившись в своих материальных позициях, Гуля решила что способна на нечто большее и. купила квартиру по ипотеке… и даже родила ребенка, ну то есть, практически, она достигла предела женского счастья… Но в России о стабильной жизни можно только мечтать и Гулино счастье оказалось недолгим. После её ухода в декретный отпуск фирма, в которой она работала, «развалилась» и Гуля попала в разряд банковских должников.
Русский ипотечный банк быстренько перепродал Гулин долг своей карманной фирме, которая подала в суд иск на возврат кредитных средств.
Любой адвокат скажет, что исход подобных дел абсолютно одинаков и грозит продажей объекта ипотеки и прочими потерями для должника. Это раньше, в 90-тые наши суды сажали банкиров и вообще преследовали бизнесменов. Теперь суды стали по-разборчивее, знают откуда ветер дует.
Раменский городской суд в лице федерального судьи Т. М. Суворовой в 2010 году вынес решение о продаже Гулиной квартиры с торгов и погашении таким образом её долга перед Истцом. Решение суда было вынесено заочно, что стандартно для такого рода гражданских дел. Гульноз не получила повестки на суд, опека так же не была приглашена. И в материалах дела не был отражен факт инвалидности ответчика, а также не учтены интересы несовершеннолетнего ребенка.
Надо сказать, что банк в принципе не знал о том, что Гульноз имела инвалидность 2-й группы иначе вряд ли бы она смогла получить кредит. Есть у российских банков такая установка — инвалидам кредиты не выдавать!

Со времени вынесения решения Раменского суда прошло почти два года. Квартира Гули вот-вот будет выставлена на торги, судебные исполнители, хоть и неторопливо, но дело свое делают. Мы вместе с Гулей прошли все судебные инстанции до Верховного суда и… конечно, проиграли. Парадигма дела известная: взял деньги — отдай! Но российские суды довели эту парадигму до бандитского абсолюта. Недаром, современные коллекторы сплошь и рядом используют методы бандитских 90-х.

Посовещавшись с несколькими адвокатами мы решили подключить в дело органы опеки, как организацию, обязанную стоять на позиции защиты прав ребенка. И вот на прошлой неделе я присутствовал на заседании Раменского городского суда, который рассматривал апелляционное заявление Раменской городской опеки о восстановлении сроков для подачи кассационной жалобы. Мотивация органов опеки понятна — права несовершеннолетнего ребенка ущемлены, мать-одиночка, инвалид 2-й группы в случае продажи квартиры не сможет обеспечить нормальные условия проживания для своего ребенка и это неверно, это противоречит по крайней мере, Конституции и Семейному кодексу РФ.

Председатель Раменского городского суда оказался человеком «совестливым» и решил, что раз уж судья Т. М. Суворова такое решение приняла, то пусть она его и пересматривает… Странная логика…

И вот решение, которое в прошлый четверг озвучила федеральный судья Т. М. Суворова :
Раменский суд (в лице Т.М. Суворовой) не усмотрел в решении суда, (которое ранее приняла судья Т.М. Суворова) ущемления прав несовершеннолетнего ребенка и не видит оснований для удовлетворения заявления органов опеки…
Продажа квартиры и вышвыривание инвалида с малолетним ребенком на улицу НЕ ЯВЛЯЕТСЯ УЩЕМЛЕНИЕМ ПРАВ — такова позиция не только судьи Т. М. Суворовой, это позиция всей судебной системы, это позиция российского государства.

Если говорить о правах человека в России, то давайте еще раз вернемся в делу Пуси Райт.
Очевидно, для усиления эффекта вины в материалы дела были вставлены иски нескольких верующих о компенсации нанесенного им морального вреда…
Я слушал чтение приговора по радио и не услышал в резюмирующей части как же суд решил поступить с этими исками, но зато слышал как судья зачитывала эти иски с волнением в голосе.

Вот, ей-Богу, просто смешно стало от такой двуличности!
С каких это пор наши (московские) суды стали так относиться к таким искам?
Или моральный вред, нанесенный верующему человеку имеет какую-то особую ценность?
А если ты не верующий, то с тобой можно сделать что угодно?
Опять же из своей практики скажу, что право на компенсацию морального вреда весьма сложная субстанция. У нас в России…
Это в Америке можно выиграть миллион долларов, если нас не так посмотрели или обозвали сообразно цвету кожи. Легко…
Российское же законодательство признает возникновение обязательства по компенсации морального вреда только при наличии одновременно 4-х условий:

1. Претерпевание морального вреда.
2. Неправомерное действие причинителя вреда.
3. Причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом.
4. Вина причинителя вреда.

Каждое из этих 4-х условий Истец должен в процессе судебного заседания доказать. Это практически невозможно (если суд заведомо не стоит на вашей стороне).
Потому что, наличие факта морального вреда (условие 1) это вовсе не то, что «вы так страдали, что кушать не могли…» Это нужно доказать документами, справками, экспертизами… А уж доказать наличие условия 3, то есть причинной (и следственной) связи между действием и вредом, представляется фантастикой невероятной.

Хамовнический суд с большой долей внимания отнесся к моральным страданиям, которые понесли верующие, оскорбленные действиями Пуси Райт, а как бы это соотнести с действиями коллекторов и сотрудников служб безопасности некоторых коммерческих банков при выбивании долгов с кредиторов?
В свое время я помогал готовить иск о компенсации морального вреда человеку, заемщику банка Авангард. Так вот, сотрудники банка Авангард звонили заемщику каждый день, угрожали, обзывали его мать проституткой, его самого называли дебилом, предлагали украсть деньги. Одним словом, использовали стандартный рэкитерский набор… ни капельки не опасаясь ответственности… и правильно… Насколько я знаю, материалы по этому иску сейчас поданы в Верховный суд но, честно говоря, на успех дела человек уже не рассчитывает…

Вот такие зигзаги российского правосудия…

Опубликовано на личной странице 20.08.2012
Дата первой публикации 20.08.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

Популярные видео