Дмитрий Веркшковский
Дмитрий Веркшковский Читатель

Должник как участник договора поручительства

Адвокат Мелков Алексей Валерьевич

Должник как участник договора поручительства
Участниками договора поручительства традиционно выступают поручитель и кредитор. Должника в классической форме договора нет, однако именно он обычно инициирует подготовку и подписание такого документа. Развитие возникающих на основании договора поручительства правоотношений также во многом зависит от должника. Однако современная практика судебного делопроизводства, базирующаяся на буквальном толковании нормативных актов, отражает мнение, что включать должника в договор поручительства наряду с поручителем и кредитором нет необходимости. С каждым годом у такого мнения появляется все больше противников, считающих, что должник должен являться одной из сторон договора, хотя бы для согласования им условий зарождающихся правоотношений. И тому есть несколько причин.
Во-первых, договор поручительства в большинстве случаев заключается как приложение к основному договору займа или кредитному договору. Это оправданно акцессорным характером поручительства по отношению к главному обязательству. Стороны, заключающие основной договор, знают о наличии обязательного приложения, а значит, имеют право не только на ознакомление с данной неотъемлемой частью, но и на участие в согласовании ее условий.
Во-вторых, судебная практика насчитывает немало случаев, когда договор поручительства заключается сразу между 3-мя участниками либо между должником и поручителем, но с надписью кредитора о приеме поручительства. Такой вариант использовали компании АОЗТ «Лесопромышленная компания» и АОЗТ «Лесоторговая компания», и Президиум ВАС РФ признал их договор поручительства действительным. Нередко также практикуется ознакомление поручителя с основным договором в виде согласования соответствующих условий во время заключения. Это вполне логично, т. к. поручителю хочется знать содержание основного обязательства, условия которого являются элементами предмета поручительства. Запись о лице, участвующем в обсуждении и согласовании условий договора, размещается в качестве примечания к основному тексту. Кстати, таким лицом может быть не только поручитель, но, к примеру, супруг заемщика, что дает возможность в дальнейшем избежать спора между супругами по поводу совершения несогласованных друг с другом действий. По этой же причине необходимо включение должника, если не как участника договора поручительства, то хотя бы как лица, которое принимает участие в согласовании и может повлиять на изложение условий и их формулировки.
В-третьих, если должник не исполняет свое обязательство, его ответственность перед кредитором переходит на поручителя. Но перемена лиц в обязательстве при этом не происходит. Проведем аналогию с переводом долга: согласно ст. 391 и 392 Гражданского кодекса перевод долга допускается только путем заключения между 3-мя сторонами (кредитором и обоими должниками) письменного договора о переводе долга, т. е. если имеющий перед кредитором обязательство должник решил бы перевести долг на 3-е лицо, в том числе и на поручителя, то он должен был бы согласовать свои действия с каждой из сторон. Следовательно, если имеет место возложение ответственности по обязательствам одного из лиц на другое, требуется их обоюдное участие, а также участие кредитора по обязательству.
Еще одним аргументом в пользу отстаиваемой позиции является правовой анализ п. 1 ст. 365 Гражданского кодекса, где говорится о том, что к исполнившему обязательство поручителю переходят все права кредитора по данному поручительству, а также права, которые принадлежали кредитору в качестве залогодержателя, в объеме удовлетворения требований кредитора. Причем поручитель может требовать от должника процентного возмещения убытков от суммы, выплаченной кредитору, и иных убытков, которые поручитель понес в связи с ответственностью за должника. Ведь любой договор поручительства означает не только обретение поручителем ответственности перед кредитором, но и попадание в зону риска невозвращения денег должником. Размер процентного возмещения, согласно ст. 395 Кодекса, должен определяться значением ставки рефинансирования, а момент отсчета, от которого зависит мера ответственности, — датой исполнения обязательства поручителем, т. к. именно в этот момент ему переходят права по основному обязательству должника. Данное положение гарантирует лишь минимальную защиту поручительских интересов. Но размер процентов может значительно превышать ставку рефинансирования и напрямую зависеть от соглашения, к которому придут заинтересованные стороны. Данный пункт разумно было бы включить в текст самого договора. Однако увеличение размера ответственности не может быть осуществлено без участия должника, значит, он опять-таки должен стать одной из сторон договора или лицом, согласующим условия документа.
Очевидно, что необходимость обозначения должника как участника договора поручительства перестала быть блажью практикующих юристов, превратившись в острую проблему, требующую немедленного решения. И решение это, на удивление, просто: достаточно включить в ст. 361 Гражданского кодекса небольшой абзац, содержащий условие о том, что заключение договора поручительства возможно только с письменного согласия должника, за которого поручается поручитель. Эта формулировка значительно бы упростила существующую практику работы с договорами поручительства и позволила бы избежать разного рода злоупотреблений.
Мелков Але

Должник как участник договора поручительства
Участниками договора поручительства традиционно выступают поручитель и кредитор. Должника в классической форме договора нет, однако именно он обычно инициирует подготовку и подписание такого документа. Развитие возникающих на основании договора поручительства правоотношений также во многом зависит от должника. Однако современная практика судебного делопроизводства, базирующаяся на буквальном толковании нормативных актов, отражает мнение, что включать должника в договор поручительства наряду с поручителем и кредитором нет необходимости. С каждым годом у такого мнения появляется все больше противников, считающих, что должник должен являться одной из сторон договора, хотя бы для согласования им условий зарождающихся правоотношений. И тому есть несколько причин.
Во-первых, договор поручительства в большинстве случаев заключается как приложение к основному договору займа или кредитному договору. Это оправданно акцессорным характером поручительства по отношению к главному обязательству. Стороны, заключающие основной договор, знают о наличии обязательного приложения, а значит, имеют право не только на ознакомление с данной неотъемлемой частью, но и на участие в согласовании ее условий.
Во-вторых, судебная практика насчитывает немало случаев, когда договор поручительства заключается сразу между 3-мя участниками либо между должником и поручителем, но с надписью кредитора о приеме поручительства. Такой вариант использовали компании АОЗТ «Лесопромышленная компания» и АОЗТ «Лесоторговая компания», и Президиум ВАС РФ признал их договор поручительства действительным. Нередко также практикуется ознакомление поручителя с основным договором в виде согласования соответствующих условий во время заключения. Это вполне логично, т. к. поручителю хочется знать содержание основного обязательства, условия которого являются элементами предмета поручительства. Запись о лице, участвующем в обсуждении и согласовании условий договора, размещается в качестве примечания к основному тексту. Кстати, таким лицом может быть не только поручитель, но, к примеру, супруг заемщика, что дает возможность в дальнейшем избежать спора между супругами по поводу совершения несогласованных друг с другом действий. По этой же причине необходимо включение должника, если не как участника договора поручительства, то хотя бы как лица, которое принимает участие в согласовании и может повлиять на изложение условий и их формулировки.
В-третьих, если должник не исполняет свое обязательство, его ответственность перед кредитором переходит на поручителя. Но перемена лиц в обязательстве при этом не происходит. Проведем аналогию с переводом долга: согласно ст. 391 и 392 Гражданского кодекса перевод долга допускается только путем заключения между 3-мя сторонами (кредитором и обоими должниками) письменного договора о переводе долга, т. е. если имеющий перед кредитором обязательство должник решил бы перевести долг на 3-е лицо, в том числе и на поручителя, то он должен был бы согласовать свои действия с каждой из сторон. Следовательно, если имеет место возложение ответственности по обязательствам одного из лиц на другое, требуется их обоюдное участие, а также участие кредитора по обязательству.
Еще одним аргументом в пользу отстаиваемой позиции является правовой анализ п. 1 ст. 365 Гражданского кодекса, где говорится о том, что к исполнившему обязательство поручителю переходят все права кредитора по данному поручительству, а также права, которые принадлежали кредитору в качестве залогодержателя, в объеме удовлетворения требований кредитора. Причем поручитель может требовать от должника процентного возмещения убытков от суммы, выплаченной кредитору, и иных убытков, которые поручитель понес в связи с ответственностью за должника. Ведь любой договор поручительства означает не только обретение поручителем ответственности перед кредитором, но и попадание в зону риска невозвращения денег должником. Размер процентного возмещения, согласно ст. 395 Кодекса, должен определяться значением ставки рефинансирования, а момент отсчета, от которого зависит мера ответственности, — датой исполнения обязательства поручителем, т. к. именно в этот момент ему переходят права по основному обязательству должника. Данное положение гарантирует лишь минимальную защиту поручительских интересов. Но размер процентов может значительно превышать ставку рефинансирования и напрямую зависеть от соглашения, к которому придут заинтересованные стороны. Данный пункт разумно было бы включить в текст самого договора. Однако увеличение размера ответственности не может быть осуществлено без участия должника, значит, он опять-таки должен стать одной из сторон договора или лицом, согласующим условия документа.
Очевидно, что необходимость обозначения должника как участника договора поручительства перестала быть блажью практикующих юристов, превратившись в острую проблему, требующую немедленного решения. И решение это, на удивление, просто: достаточно включить в ст. 361 Гражданского кодекса небольшой абзац, содержащий условие о том, что заключение договора поручительства возможно только с письменного согласия должника, за которого поручается поручитель. Эта формулировка значительно бы упростила существующую практику работы с договорами поручительства и позволила бы избежать разного рода злоупотреблений.
Мелков Алексей Валерьевич

Опубликовано на личной странице 03.09.2012
Дата первой публикации 03.09.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

Популярные видео