Дмитрий Веркшковский
Дмитрий Веркшковский Читатель

Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания

Адвокат Мелков Алексей Валерьевич
Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания
Если подходить к наследственному правопреемству как к правоотношению, то можно легко выявить цепочку взаимосвязанных сделок, к коим относится завещание, принятие наследства или отказ от него, соглашение между наследниками о разделе имущества. В случае разрушения первого из перечисленных звеньев действительность всех последующих непременно подпадет под сомнение. Это легко продемонстрировать на примере судебной практики, описывающей случаи признания завещания недействительным.
Чаще всего суды в делах об оспаривании завещания сталкиваются с 3-мя классическими проблемами, первая из которых касается сторон процесса. Вторая связана с основаниями признания завещания недействительным, а третья заключается в определении последствий признания завещания недействительным.
Стороны процесса
Фигура истца вызывает наименьшие проблемы. В качестве него обычно выступает тот, кто был бы законным наследником в случае, если бы завещание не признали бы недействительным. В соответствии с п. 2 ст. 1131 Гражданского кодекса, завещание суд может признать недействительным по иску лица, интересы и законные права которого были нарушены этим завещанием. До открытия наследства оспаривание завещания невозможно, что вполне закономерно, ибо до открытия наследства все права отсутствуют, а значит, отсутствует и объект защиты.
В судебной практике надлежащим истцом в деле о признании завещания недействительным обычно считается лицо, которое относится к числу наследников по закону и было бы признано таковым, если бы завещание отсутствовало (Определение Свердловского областного суда по делу № 33−2107/2007 от 27 марта 2007 г.). Также истцом может выступать наследник по завещанию, которое изменяется либо отменяется оспариваемым.
Надо заметить, что в некоторых судебных актах особо подчеркивается, что обращаться в суд с иском о признании завещания недействительным может лишь тот наследник, который был бы призван к наследованию в случае отсутствия завещания, а не всякий другой наследник по закону. К примеру,
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

по одному из дел, связанным с признанием завещания недействительным, с иском в суд обратилась наследница третьей очереди. И получила отказ, который суд мотивировал наличием наследников первой очереди (Определение Свердловского областного суда по делу № 33−3603 от 25.05.2004 г.).
Ответчиками в делах о признании завещания недействительным чаще всего признаются наследники по завещанию. Подтверждением этому служат такие судебные акты, как Определение Свердловского областного суда по делу № 33−3603 от 25.05.2004 г., Определение Свердловского областного суда по делу № 33−3576/2007 от 05.06.2007 г., Определение Свердловского областного суда по делу № 33−6434/2008 от 14.08.2008 г. Обосновывается такая позиция очень просто: если завещание будет названо недействительным, то указанные в нем лица не будут призваны к наследованию, поэтому иск о недействительности завещания направляется с целью опровержения прав лиц, указанных в завещании в качестве наследников и отказополучателей.
Ст. 30 Гражданского процессуального кодекса допускает предъявление исковых требований кредиторами наследства, но только до его принятия. В таком случае с немалой долей условностей ответчиком назначается наследственная масса. Аналогичный алгоритм предусмотрен и ст. 1175 Гражданского кодекса: требования кредиторов к наследственному имуществу могут быть предъявлены до принятия наследством. Безусловно, в таких случаях имеет место фикция, ибо наследственная масса никак не может ответчиком. Принимаемая судом условность приводит к тому, что кредитор наследства подает иск в суд до получения наследства наследниками по завещанию или закону только для того, чтобы не упустить момент завершения течения срока исковой давности, а суд, в свою очередь, откладывает принятие решения вступления наследников в права по наследству (п. 3 ст. 1175 Гражданского кодекса). Однако такой порядок не может применяться в случаях, когда идет спор о праве быть названным наследником. Принятие ответчиком наследства может привести к распоряжению имуществом, которое входит в состав наследственной массы, и, как следствию, его ухудшению или даже уничтожению. Тем самым могут быть нарушены интересы и права не только сторон, но и третьих лиц. К сожалению, пока в законодательстве не выработаны нормы, которые регламентировали бы предъявление исковых требований в отношении
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

открывшегося, но пока не принятого наследства, ввиду чего целесообразным будет такое толкование ст. 1131 Гражданского кодекса, при котором ответчиком будет признаваться непосредственно наследник по спорному завещанию. Таким образом, возникает спор о праве, т. е. об отсутствии или наличии правообразовательного правомочия.
Основания признания завещания недействительным
Пороки субъектного состава
Самыми распространенными основаниями признания завещания недействительным являются пороки субъектного состава и формы. Так, в судебной и нотариальной практике нередко встает вопрос о дееспособности завещателя. В соответствии со ст. 43 Основ законодательства о нотариате № 4462−1 от 11.02.1993 г. (с изм. От 05.07.2010 г.), при удостоверении сделок устанавливается дееспособность граждан, однако нужно признать, что нотариус довольно ограничен в возможностях определить дееспособность завещателя во время совершения им сделки, его способность понимать значение собственных действий и руководить ими.
Известно, что сделка, которая была заключена лицом, пусть и непризнанным недееспособным, но пребывавшем на момент ее совершения в состоянии неспособности понимать значение собственных действий либо руководить ими, также может быть признана недействительной по иску тех лиц, чьи интересы или права были нарушены в результате заключения этой сделки (ст. 177 Гражданского кодекса). Психическое состояние наследодателя в момент составления и заверения завещания определяется посредством посмертной судебно-психиатрической экспертизы, которая, к сожалению, дает лишь вероятностный ответ о том, понимал ли наследодатель значение своих действий в момент составления завещания и мог ли руководить ими.
Вопрос о роли экспертизы в делах о действительности завещания был рассмотрен в Определении Верховного суда по делу № 5-В10−23. При разбирательстве суд в одном акте вынес решение о признании доверенности недействительной, а завещания действительным, несмотря на то, что обе сделки были совершены одним лицом. Важным аспектом в этом деле является тот факт, что при оценке заключения судебно-психиатрической экспертизы, в котором говорилось, что с наибольшей долей вероятности можно сделать предположение о непонимании завещателем своих действии и
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

неспособности руководить ими на момент составления завещания, Верховный Суд не согласился с позицией суда первой инстанции, которая отклонила данное заключение ввиду его предположительного характера. ВС посчитал, что суд первой инстанции не назначил комплексную психолого-психологическую экспертизу, которая помогла бы сделать вывод категорического характера.
В целом, обобщение судебной практики по вопросу оценки вероятностного характера заключения посмертно судебно-психиатрической экспертизы в плане ответа на вопрос о понимании завещателем своих действий при составлении завещания показывает: суды в большинстве своем исходят из презумпции дееспособности завещателя. Например, к одному из дел прилагались доказательства, которые свидетельствовали о наличии у завещателя тяжелого психического заболевания, одновременно в заключении судебно-психиатрической экспертизы содержался вывод о том, что в силу противоречия между свидетельскими показаниями и медицинскими документами, достоверно сказать, в каком состоянии пребывал завещатель в изучаемый период, не представляется возможным. Принимавший участие в судебном заседании эксперт отметил, что посмертно определить тяжесть заболевания наследодателя не удалось. Это послужило основанием для признания завещания действительным (Определение Челябинского областного суда по делу № 33−806/2010 от 28.01.2010 г.)
В деле № 33−6434/2008, рассматривавшемся Свердловским областным судом, также были представлены противоречивые доказательства о способности завещателя понимать значение совершаемых действий и руководить ими, но суд посчитал заключение экспертизы об отсутствии у завещателя такой способности неприменимым и назначил делу повторное рассмотрение.
Пороки формы
Основанием для признания завещания недействительным может служить и несоблюдение требований ст. 1125 Гражданского кодекса, т. е. требований к форме завещания. Чаще всего положительные решения о недействительности наследодательного документа выносятся, если:
1. Завещание было составлено нотариусом со слов завещателя, но прочитано не завещателем, а самим нотариусом, при этом в тексте завещания, вопреки положению п. 2 ст. 1125 Гражданского кодекса, нет надписи с описанием причин, которые не дали завещателю возможности прочитать документ лично.
2. Завещание подписал рукоприкладчик, при этом в документе не были указаны причины, по которым наследодатель не смог поставить подпись собственноручно, или не приведены данные (фамилия, имя, отчество, место жительства) лица, которое по просьбе завещателя подписало завещание (п. 3 ст. 1125 Гражданского кодекса).
Касаемо подписи рукоприкладчика надо дать несколько вопросов-уточнений. Что делать, если причина использования услуг рукоприкладчика в завещании указана, но неточно?
В Определении Челябинского областного суда по делу № 33−5279/2010 от 25.06.2010 г. судебная коллегия пришла к выводу, что подобное нарушение не является существенным и не является основанием для признания завещания недействительным, т. к. другие правила завещания соблюдены в полной мере, а допущенные нарушения не оставляют места сомнениям в действительности волеизъявления наследодателя.
При подписании документа о наследстве рукоприкладчиком большое значение имеет требование п. 2 ст. 1125 Гражданского кодекса, заключающееся в том, что завещатель должен полностью прочитать завещание в присутствии нотариуса. Весьма сомнительными и крайне уязвимыми для оспаривания выглядят завещания без личной подписи завещателя, непрочитанные им лично в силу состояния. Поэтому при составлении таких завещаний целесообразным видится присутствие свидетелей. Более того, при возникновении спора о причинах, по которым наследодатель не смог лично подписать завещание, завещание подлежит самому доскональному исследованию для прояснения ситуации и ответа на вопрос, ни лишала ли болезнь, которая стала препятствием для подписания завещания, наследодателя возможности выразить собственную волю по передаче своего имущества наследникам в случае смерти.
Например, по делу № 33−4308/2011, рассматривавшемуся Челябинским областным судом, опрошенный рукоприкладчик отметил, что он подписал завещание вместо завещателя, причем последний при нем ничего не говорил, не двигался, а текст не оглашался. Очевидно, что воля наследодателя о распоряжении имуществом в случае смерти не была выражена вовсе, поэтому логичным и единственно верным представляется решение суда о ничтожности завещания.
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

Помимо указанных выше причин недействительности завещания ввиду порока формы существует еще одна: присутствие в качестве свидетеля во время подписания завещания лица, имущественные притязания которого основаны на этом же документе, а также отсутствие в завещании фамилии, имени, отчества, адреса места жительства свидетеля, что противоречит положению п. 4 ст. 1125 Гражданского кодекса.
Описки и иные незначительные нарушения правил составления завещания, как правило, не могут служить основанием для признания документа недействительным, если судом определено, что они не оказывают влияния на понимание воли и желаний завещателя (п. 3 ст. 1131 Гражданского кодекса). Однако согласиться с наблюдаемой судебной позицией о невлиянии исправлений в завещании на его действительность можно далеко не всегда. К примеру, в Определении по делу № 33−2744/2011 от 14.03.2011 г. Челябинский областной суд указал следующее: доводы кассационной жалобы о том, что завещание, являющееся предметом спора, нужно считать недействительной сделкой, поскольку в нем имеются исправления, необоснованны. Эти исправления никак не влияют на волеизъявление завещателя о распоряжении своим имуществом на случай смерти, т. к. ни одно лицо, допрошенное судом в качестве свидетеля, не указало на то, что наследодатель не хотел оставить имущество ответчице.
Такой подход сложно назвать бесспорным, прежде всего потому, что показания свидетелей, говорящие о намерениях завещателя, суд использовал для толкования завещания и во время рассмотрения вопроса о его действительности. Однако суд в рассматриваемом деле даже не дал оценки доводам кассатора о том, что из-за наличия в завещании исправлений невозможно понять, какой именно частью жилого помещения хотел распорядиться наследодатель.
Ст. 1132 Гражданского кодекса, устанавливая правила толкования завещательного документа, не случайно накладывает ограничения на нотариуса, исполнителя и суд в источниках толкования. При определении воли завещателя во внимание должен приниматься только текст завещания — любые другие доказательства (например, свидетельские показания) являются недействительными. Этот момент становится очевидным при сопоставлении правил толкования завещания (ст. 1132 Гражданского кодекса) и правил толкования договора (ст. 431 Гражданского кодекса). При
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

толковании завещания нотариус, исполнитель или суд должен принимать во внимание буквальный смысл слов и выражений, содержащихся в документе. Если буквальный смысл какого-то положения неясен, то он устанавливается посредством сопоставления данного положения с другими положениями документа и его смыслом в целом. При этом предполагаемая воля завещателя должна быть исполнена максимально полно. При толковании судом условий договора во внимание принимается буквальное значение имеющихся в нем слов и выражений, которое в случае неясности определяется посредством сопоставления с прочими условиями и смыслом документа в целом. Если такой способ не позволяет установить содержание договора, то должна быть выяснена настоящая воля заинтересованных сторон с учетом цели, с которой договор составлялся. При этом во внимание должны быть приняты все обстоятельства, в том числе предшествующие подписанию договора переговоры, деловая переписка, практика и т. п.
Сопоставление показывает, что приоритет всегда остается за буквальным толкований условий сделки, неясность которых служит поводом для их сравнения с иными положениями и текстом сделки в общем. Однако если такое толкование не дает возможности установить смысл и содержание воли, то воля сторон может быть определена из толкования доказательств, которые касаются заключения договора. Завещание же подлежит признанию недействительным. В описанном выше деле исправления были в объекте завещательного распоряжения; и действия суда, которые свидетельскими показаниями компенсировал данный порок документа, вряд ли можно оценить положительно.
Последствия признания завещания недействительным
В Разделе 5 Гражданского кодекса приведен ряд сделок, предпосылками для заключения которых выступает право на наследство. Определяя их, законодатель каждый раз указывает, что такие сделки могут быть совершены наследником по завещанию или по закону. В их число входит принятие наследства (ст. 1152 Гражданского кодекса) и отказ от него (ст. 1157 Гражданского кодекса). Не отрицая мнения многих юристов, считающих субъективное право получить наследство правомочием правообразовательного характера, следует признать, что признание наследства нацелено на реализацию правообразовательного правомочия, в то время как отказ от наследства является частным случаем отказа от права.
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

Если наследник должен был получить наследство на основании признанного недействительным завещания, то правообразовательное правомочие отсутствовало изначально. Отсутствующее право, безусловно, реализовано быть не может и отказаться от него тоже нельзя, поэтому принятие такого наследства и отказ от него признаются в случае доказательства недействительности завещания недействительными сделками. Однако, если лицо получило право на наследство на основании иного, действительного завещания либо как наследник по закону, то сделка будет действительной в той ее части, в которой она относилась к действительно существующему праву.
Из содержания ст. 1165 Гражданского кодекса следует, что договор между наследниками о разделе наследства, включающего недвижимое имущество, может быть заключен после получения ими свидетельства о праве на наследство. Комментарии к Гражданскому кодексу объясняют такое положение особенностями правового режима недвижимости и желанием в полной мере защитить интересы наследников, по тем или иным причинам не вступивших в наследство. Надо заметить, что соглашение о разделе наследства — это частный случай договора о разделе имущества, которое находится в общей собственности (ст. 252 Гражданского кодекса), а разделить можно только имущество, уже принадлежащее собственникам.
Если вслед за германскими юристами рассматривать распорядительную сделку как сделку, которая влечет за собой обязательный переход, обременение, прекращение права, то можно сделать вывод о том, что договор о разделе имущества является ни чем иным как распорядительной сделкой. Значит, при отсутствии права, доступного для распоряжения, такая сделка будет недействительность (ст. 168, 252, 1165 Гражданского кодекса), т. е. недействительность завещания приведет к недействительности договора о разделе наследственного имущества. Исключение составляют те случаи, когда наследники распоряжались правами, действительно им принадлежащими, но принадлежащими на основании другого завещания либо как последствие принятия ими наследства в качестве наследников по закону.
Также отдельные действия наследников могут послужить предпосылкой для умаления их прав. Например, согласие на принятие наследства лицом, который подлежит получению наследства по закону либо по завещанию (ст.
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

1155 Гражданского кодекса). Наследство может быть получено по истечении срока, который установлен для его принятия, вне судебного порядка при наличии письменного согласия на это со стороны всех остальных лиц, принявших наследство (п. 2 ст. 1155 Гражданского кодекса). Согласие наследников служит основанием для выдачи нотариусом нового свидетельства о праве на наследство с предварительным аннулированием предыдущего. Если на основании последнего уже была выполнена государственная регистрация прав на имущество (недвижимое), то постановление нотариуса о выдаче нового свидетельства и аннулировании ранее выданного считается основанием для внесения необходимых изменений в запись госрегистрации п. 2 ст. 1155 Гражданского кодекса).
Если по завещанию наследнику полагались права лишь на часть имущества, то высока вероятность того, что согласие на получение наследства по завершении срока дано наследником по завещанию, которое впоследствии было признано недействительным, а касается оно лица, являющегося наследником по закону, можно говорить о недействительности сделки, поскольку она противоречит положению ст. 1155 Гражданского кодекса.
Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что если завещание признано недействительным, то:
• односторонняя сделка по принятию наследства недействительна, за исключением случаев, когда принявшее наследство лицо имело право наследования в соответствии с другим завещанием или по закону. Если право наследования в соответствии с другим завещанием или по закону касалось другой доли наследства, то сделка в соответствующей части также будет недействительной;
• соглашение о разделе наследства недействительно, кроме тех случаев, когда у лица было право на наследование в соответствии с другим завещанием или по закону. Если право наследования в соответствии с другим завещанием или по закону касалось другой доли наследства, то договор о разделе в соответствующей части также будет недействительным;
• отказ от наследства со стороны наследника по недействительному завещанию в пользу наследника по завещанию и по закону недействителен, кроме тех случаев, когда у наследника было право на наследование в соответствии с другим завещанием или по закону. Если
Мелков Алексей Валерьевич
«Недействительность сделок, порожденная недействительностью завещания»

• право наследования в соответствии с другим завещанием или по закону касалось другой доли наследства, то договор о разделе в соответствующей части также будет недействительным;
• отказ от наследства в пользу призванного к наследству на основании недействительного завещания лица недействительно, кроме тех случаев, когда у лица, в чью пользу был сделан отказ, было право на наследование в соответствии с другим завещанием или по закону. Размер доли в праве на наследство в такой ситуации значения не имеет;
• данное наследнику, который пропустил срок для получения наследства, согласие принять наследство по завершении установленного срока недействительно. Размер доли в праве на наследство в такой ситуации значения не имеет.

Опубликовано на личной странице 06.09.2012
Дата первой публикации 06.09.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

Популярные видео