Андрей Рачков Читатель

Объективен ли Высокий суд Лондона?

В последний день лета, 31 августа, Высокий суд Лондона отклонил оба иска Бориса Березовского к Роману Абрамовичу на сумму $ 5,564 млрд. Судебный процесс, который тянулся в течение последних пяти лет, стал одним из самых громких и дорогих в истории судебной практики не только Великобритании, но и всего мира. Однако же к написанию этой статьи меня подтолкнули совсем не фантастические цифры, которые фигурируют в деле, и даже не его политическая подоплека.

Дело в том, что периоды «лихих девяностых» и, в какой-то мере, «крутых нулевых», являются самыми обсуждаемыми и интересными с точки зрения молодого поколения. И мне, как его представителю, родившемуся незадолго до распада СССР и учившемуся во время описанных в иске событий в школе, было крайне любопытно разобраться во всех подробностях судебного разбирательства между главными героями тех славных времен.

После изучения документов с жалобами истца и оправданиями ответчика, мое представление о механизмах ведения бизнеса в те годы не изменилось. Что меня поразило, так это решение суда, полностью оправдавшее Романа Абрамовича. И написать хотелось бы именно о том, почему мне, наблюдателю со стороны, решение видится несправедливым.

Как известно, суть претензий заключалась в том, что, по утверждению Бориса Березовского, Роман Абрамович вынудил его продать доли в телекомпании ОРТ, «Сибнефти» и «Русале» по заниженной стоимости. Но основная часть спора велась далеко не вокруг цены и причин продажи активов. Березовский пытался доказать, а Абрамович, соответственно, опровергнуть наличие договоренностей о праве собственности истца на акции вышеперечисленных компаний. И главная сложность заключалась в том, что эти договоренности носили сугубо устный характер, не были подкреплены никакими документами и, кроме того, были значительно устаревшими (их заключили во второй половине 90-х и начале 2000-х годов).

Следовательно, как говорится в тексте решения суда, «в конечном счете, суд должен был решить, поверит ли он г-ну Березовскому или г-ну Абрамовичу». Бремя предоставления доказательств было возложено на Березовского, который был единственным свидетелем своей стороны, и «суду необходима была высокая степень доверия к качеству приведенных им доказательств», а «это означало не только доверие к его способности правильно вспомнить происходившее, но и доверие к его объективности и правдивости как свидетеля».

В принципе подобные рассуждения Высокого суда кажутся весьма объективными, если бы не одно «но». Бориса Березовского и Романа Абрамовича вряд ли можно назвать рядовыми гражданами, о судьбе и деятельности которых можно узнать лишь из документов, которые представлены в суде. И, раз уж Высокий суд Лондона принимает решение на основе настолько субъективного фактора, как доверие к той или иной стороне, которое может быть вызвано умелыми вербальными и невербальными приемами, то почему практически не учитывается элементарный здравый смысл? А здравый смысл подсказывает, что есть необходимость разобраться в положении дел, которое сложилось к моменту описанных в иске событий. В данном случае речь главным образом идет о «Сибнефти», требование по которой составило $ 5 млрд.

По утверждению Романа Абрамовича, его знакомство с Борисом Березовским состоялось в конце 1994 года. На тот момент Абрамович был достаточно успешным бизнесменом широкого профиля. Но на карте по-настоящему большого бизнеса его не было и в помине. Зато там был Борис Березовский, владелец «ЛогоВАЗа» и приближенный семьи и лично президента Бориса Ельцина. Значимость Березовского в те годы как бы вскользь упоминается в тексте решения суда, где сказано, что в условиях 1990-х гг. влияние и политическая поддержка Березовского были необходимы при создании любого крупного бизнеса в России.

На мой взгляд, это и есть ключевая информация, опираясь на которую, бремя доказательства должно быть переложено на Романа Абрамовича. А доказывать ему придется психическую невменяемость Березовского, который, совершенно обезумев, решил помочь Абрамовичу создать и приватизировать один из самых ценных российских активов за абсолютно несоразмерную услуге плату в $ 1,3 млрд. Это кажется просто абсурдным, в особенности, если учитывать тот факт, что на момент создания «Сибнефти» (лето 1995 года) бизнесмены были знакомы всего полгода. И слова о том, что судья Глостер переписывает историю, которую знает весь мир, сказанные Борисом Березовским в этой связи, кажутся весьма резонными.

Сошлюсь на еще один факт, который может показаться сомнительным, но, на мой взгляд, косвенно подтверждает версию относительно несправедливости решения суда. Сей факт вряд ли мог бы быть озвучен в качестве аргумента во время самого процесса, но не принимать его во внимание нельзя. В прессе активно муссируются слухи о том, что финансовое положение Бориса Березовского крайне плачевно и что затраты на тяжбу с Абрамовичем могут стоить ему банкротства. Поэтому сомневаюсь, что опальный олигарх решил поставить на карту все в деле, исход которого мог бы его разорить
.
И, как итог: Борис Березовский не отказывается от своих слов, что он потерял веру в английское правосудие, частично подтверждая это комментарием, сделанным в связи с отказом от подачи апелляции: «текст решения суда написан так, что шансов не остается». Тем не менее, уже в этом году Высокому суду Лондона предстоит рассмотрение еще трех исков Березовского.

Опубликовано на личной странице 28.09.2012
Дата первой публикации 28.09.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: