Макс Чеботарев Дебютант

Реформа уголовного закона - гуманизация и либерализация?

В связи с реформой уголовного законодательства в уголовный кодекс РФ последние несколько лет регулярно вносятся различные изменения, на первый взгляд, вроде даже разумные. Как основание проведения реформы властью озвучена тенденция к гуманизации уголовного закона РФ. Но фактически многое ли изменилось?

Liv friis-larsen, Shutterstock.com

Да, без всяких сомнений, за мешок картошки уже едва ли назначат наказание, связанное с лишением свободы. И так же маловероятно получить реальный срок лишения свободы за преступления небольшой или средней тяжести, совершенные впервые, вследствие заблуждения или стечения обстоятельств, и естественно, при отсутствии непогашенных судимостей. У суда появилось больше пространства для маневра, появилась возможность не сажать человека за всякую ерунду, формально подходящую под признаки конкретного состава преступления. В общем, если раньше суд мог назначить наказание ниже низшего предела предусмотренной статьей УК санкции, и то только при наличии в деле смягчающих вину обстоятельств, то сейчас эти низшие пределы практически везде отсутствуют, и, соответственно, многие преступные деяния, в части назначения наказания, могут рассматриваться судом в пределах санкции нового уголовного закона от ноля, то есть от возможности назначить альтернативное наказание, не связанное с непосредственным лишением свободы.

В тексте закона все замечательно. В качестве альтернативного наказания появились принудительные работы, в советское время это называлось химия. Закон действительно стал мягче, появилась возможность более адекватной оценки преступления, и преступник может получить наказание, соответствующее наступившим в результате деяния последствиям и степени общественной опасности. Но работает ли новый закон в полной мере?

Насколько я понимаю ситуацию, основная проблема отечественного судопроизводства — это не текст закона, а сама структура суда, где суд и обвинение напрямую зависят друг от друга. Обвинение занимается предоставлением доказательств, суд доказательства оценивает, зачастую придерживаясь позиции обвинения.

Мне сложно говорить, по каким причинам так происходит. Может, дело в том, что некоторые судьи сами в прошлом работники прокуратуры, а в прокуратуре — немало будущих судей. Как бы там ни было, а суд и прокуратура у нас слишком тесно связаны. В итоге обвиняемый, если у него нет денег, практически обречен в нашем суде просто потому, что выступает в свою защиту самостоятельно. Нет, конечно, государство предоставляет ему защитника и как бы все честно, но по факту бесплатный защитник, как правило, просто присутствует на процессе для галочки — то есть формально, и в материалы дела не вникает. И выходит так, что многие получают сроки за свою юридическую безграмотность.

Также, на мой взгляд, проблема наших законов в инструментах их применения, где главным основанием постановления обвинительного приговора часто является внутреннее убеждение суда, которое невозможно оспорить в кассационном порядке, и о сути этого убеждения никто, кроме судьи, вынесшего приговор, никогда не узнает. То есть судья имеет возможность принимать решения, ссылаясь на это самое внутреннее убеждение, которое формируется в ходе судебного заседания и при изучении материалов уголовного дела, которые сформированы дознанием или следствием, а прокуратурой проверены и переданы в суд. При этом отчитываться суд ни перед кем за свое убеждение не должен.

Более того, судья вообще практически не несет ответственности за вынесенный приговор. В каком производстве может быть качественный результат, где производитель вообще не отвечает за свою продукцию?! Самое главное для суда — это формально обосновать приговор по каждому пункту, и тогда судья прикрыт со всех сторон, а уж возможностей для такого обоснования в наших УК и УПК сколько угодно. Обидно, что результатом низкого качества работы может стать поломанная человеческая судьба.

Вывод напрашивается такой, что, пока никто не несет ответственности за принимаемые решения и пока оправдательный приговор в нашей стране — это чудо, просто потому что это камень в огород следствия и обвинения, законы, направленные на гуманизацию, либерализацию и т. п., попросту не будут работать в полной мере.

И еще один аспект, которого хочется коснуться, это ситуация с теми, кого осудили до внесения изменений в УК и кто отбывает назначенное судом наказание. По закону, на основании статьи 10 УК РФ, все ранее вынесенные судебные решения по статьям, подвергшимся изменению в благоприятную для осужденного сторону, подлежат пересмотру, и тем, кто пишет ходатайства о пересмотре приговоров, эти приговоры обычно пересматривают. Вопрос только в том, как это происходит.

Представьте ситуацию, где есть осужденный, отбывающий наказание в другом регионе, который хочет подать ходатайство о пересмотре приговора на основании ст. 10 УК РФ. Данное ходатайство подается в суд по месту отбывания наказания и по месту же, то есть в местном суде, это ходатайство рассматривается. Но для подачи ходатайства осужденному необходимы копии всех судебных решений по делу, соответствующим образом оформленные канцелярией того суда, который эти решения принимал, то есть сначала надо эти документы запросить в суде, где человека осудили. Получение нужных копий — это минимум месяц-два времени. Потом подача ходатайства и назначение даты рассмотрения — это еще полтора-два месяца. Далее ходатайство удовлетворяется, не всегда в суде первой инстанции, но удовлетворяется, и сроки наказаний снижаются, но формально и очень незначительно. К примеру, по месяцу лишения свободы по каждой статье или эпизоду.

Но при этом те люди, кого осудили после принятия изменений в уголовный закон, по аналогичным статьям получают либо несоизмеримо меньшие сроки наказания, либо им вообще назначается наказание, связанное с ограничением свободы. То есть те, кто уже осужден до внесения изменений в УК, как бы виноваты в том, что совершили преступления раньше, и за это должны сидеть больше? А как же тогда равенство всех перед законом да и сама суть 10-й статьи УК РФ, где сказано о том, что закон имеет обратную силу, если он предусматривает улучшение положения осужденного?

В общем, везде формализм и бюрократия, а равно отсутствие у людей привычки и желания нормально делать свою работу. И потому реформы уголовного закона, в том виде, который мы имеем сейчас, какие-то половинчатые меры по своей эффективности, хотя звучит, конечно, красиво — либерализация, гуманизация… На мой взгляд, тут надо не только закон реформировать, а вообще всю систему — суд, обвинение, защиту. Нету в наших судах состязательности.

Опубликовано 13.12.2012
Дата первой публикации 08.12.2012

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (13):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Наверно чемпионом мира по гуманизации накзания следует признать Норвегию, где за умышленное убийство более 70 человек преступник получил 21 год тюрьмя примерно соответствующей нашнму санаторию. Каждый политикан хочет выглядеть "добрым дядей" и готов выпустить на волю всех преступников. Второй идиотизм - полная бесконтрольность судей назначаемых пожизненно. В СССР и то лучше было, были выборы судей, хотя бы и в райкомах партии, и судья много решений которого отменяли вышестоящие суды вполне мог лишиться своей должности. А вообще сквозь строки статьи проглядывает профессиональный адвокат, заинтересованный в том,, чтобы суды отпускали всех преступников.

     
    • Анатолий Григорьев, ну и хочется добавить, что всех отпускать нельзя. Но если провести анализ кто и за что сидит в лагерях в нашей стране, то на мой взгляд отпустить надо 70 процентов, по крайней мере с общего режима. Основной контингент сидит не за что то, а просто потому что либо не грамотные, либо испугались.

      Оценка статьи: 5

       
      • Анатолий Григорьев Анатолий Григорьев Профессионал 14 декабря 2012 в 18:01 отредактирован 14 декабря 2012 в 18:04

        Макс Чеботарев, из всех моих знакомых побывавших "там" нет ни одного который сидел бы понапрасну. Все заслужили. А анализ как раз и есть задача суда и по-моему 95% приговоров вполне справедливы.

         
        • Анатолий Григорьев, очень может быть, что большинство приговоров справедливы, но ключевое слово тут именно большинство. А какое соотношение справедливых приговоров и не справедливых? В теории нам с вами только и остается, что гадать на кофейной гуще - справедлив приговор или нет. Нету никакой гарантии что каждый, отдельно взятый приговор справедлив. А ведь за каждым приговором стоит реальная человеческая жизнь и судьба, судьба целой семьи.
             Нету у меня уверенности в том, что первые показания данные на следствии подозреваемым (а именно первые показания чаще всего принимаются судом как наиболее верные) не были даны под давлением, причем не обязательно физическом, зачастую моральное давление и шантаж более эффективны и безопасны для тех же оперативников и дознавателей. В пользу того, что давление это имеет место свидетельствуют уголовные дела против тех сотрудников органов внутренних дел, которые либо уже уволены или сидят за превышение своих должностных полномочий и (или) применения насилия в отношении подозреваемых и обвиняемых, а так же за конкретную уголовщину типа издевательств, избиений, а так же убийств. Я не буду говорить про мой личный опыт просто потому, что все что я мог бы сказать я просто не докажу.
             Скажите, разве мало у нас уголовных дел где свидетелями обвинения выступают, случайно проходившие мимо места преступления, в нужное время, сотрудники милиции? А разве мало обвинительных приговоров где по делу идут одни и те же понятые по аналогичным делам? Причем, как правило, вначале есть дело против самого понятого, которое потом спускается на тормозах или заканчивается штрафом или условным сроком. В общем, если говорить об этом всерьез то можно очень много найти примеров и аналогий. Основная суть в том, что, опять же нету никакой гарантии, что в деле все чисто и перед вами именно тот человек, который совершил преступление. Иногда и сам факт преступления сомнителен.
             А что сказать по поводу разницы в подходе к обвиняемым и подозреваемым в зависимости от их социального статуса и положения в обществе? Кому то сидеть за курицу соседа, а кому то не сидеть, даже до суда за убитых машиной людей или миллиардные махинации. Все же все видят и понимают, но при этом кто то пытается говорить об объективности. Может уже пора перестать судить самим?
             Я не выступаю за то, что бы отпустить всех преступников, я выступаю лишь за то, что бы в суде была объективность и равные условия для всех участников процесса, а так же за то, что бы у подозреваемых была возможность защищать свои права и здоровье во время следствия. Я выступаю за справедливый и одинаковый подход ко всем обвиняемым не зависимо от их положения и заслуг.
             Преступник должен нести наказание, каждый человек должен нести ответственность за свои поступки, но когда ты понимаешь что тебя сажают за то, за что людей с деньгами и связями не сажают в принципе внутри неизбежно все протестует.  
          Конечно многие сидят не зря и сидят за свой образ жизни, не сядь сейчас за то, за что сидят такие люди сядут потом, за то что еще совершат. Но ведь такие далеко не все. Ну и потом должна же быть хоть какая то социальная справедливость в части назначения наказаний, надо же соизмерять наказание с реальными последствиями совершенных деяний.
          Ну и в конце концов, суд приговаривает к лишению свободы в колонии, с условиями, прописанными в законе, но где эти условия совпадают с написанным в реальности? Наша исправительная система порочна и не эффективна. В наших лагерях из оступившихся людей делают либо закоренелых преступников с устойчивыми связями в преступном мире, либо забитых баранов со сломанной психикой, способных только тупо подчиняться из чувства страха. Причем делают их такими не только и не столько другие осужденные, сколько сама исправительная система.

          Оценка статьи: 5

           
          • Макс Чеботарев,попробую ответить Вам по пунктам. Я не знаю точно сколько несправедливых судебных приговоров выносят суды. Ясно, что они есть и нужно всячески стремиться к уменьшению их числа. Но они неизбежны, как и ошибки врачей, водителей и т. п. Не ошибается только тот кто ничего не делает. И следователи, прокуроры, судьи не боги и тоже могут ошибаться и часто немалая заслуга в том и самого подозреваемого.
            Во втором пункте Вы противоречите сами себе. Суд потому и верит первым показаниям, что при получении вторых показаний у следователей куда больше возможностей оказать давление на продозреваемого.
            Раскажу поучительный случай произошедший несколько лет назад в Харькове. По первым сообщениям, секта сатанистов в составе 4-х человек для совершения своего ритуала пришла на кладбище. Один из них, поторпевший в жизни множество неудач и ранее неоднократно выражавший желание покончить жизнь самоубийством, добровольно лёг на могилу. Сектанты ударили его по голове железной трубой и перерезали горло. Кровь собрали в чашу из которой все сектанты по очереди выпили. После чего все разошлись по домам, оставив труп на кладбище. Нашли его только дня через три уже сильно погрыженного бродячими собаками.
            В обвинительном заключении было написано, что убитый не давал своего согласия на убийство себя и не знал о том, что оно готовится, хотя действительно много претерпел в жизни и часто говорил, что покончит жизнь самоубийством. Мол о готовящемся убийстве знали только руководительница секты и ещё один участник событий.
            Судя по полученным срокам, суд больше поверил первоначальным показаниям участников событий, особенно исходя из реакции на случившееся третьего сектанта, якобы не знавшего о готовящемся убийстве.
            И сотрудники милиции оказываются первыми на месте преступления просто по долгу службы и потом им приходится выступать в качестве свидетелей на суде, хотя, насколько я знаю, они всячески стараются этого избежать.
            Прблема разного подхода суда к людям разного статуса не только наша - общемировая проблема. Человек укравший курицу вряд ли сможет нанять хоть какого-нибудь адвоката, человек провернувший многомиллиардную афёру запросто наймёт целую армию ловких адвокатов, которые докажут, что их клиент сущий ангел. Как решить эту проблему не знает никто.
            По поводу условий в колонии. А где реальные условия совпадают с написанными? Даже если просто на работе начать строго выполнять всё, что написано в разных инструкциях и приказах начальства, получается итальянская забастовка.
            По поводу выпускников колоний. А кого ещё они должны выпускать? Сознательных строителей коммунизма? Нет ничего страшного в том, что колонии выпускают запуганных баранов способных только тупо подчиняться из чувства страха - больше они не пойдут на преступление Стал закоренелым преступником - после второго преступления признавать рецидивистом и к вновь заслуженному сроку автоматически прибавлять первый, после третьего преступления - только пожизненный срок м. б. в лагере самого лёгкого режима.

             
            • Анатолий Григорьев, ну по поводу первых показаний - наша система дознания такова, что первые показания получают оперативники и дознаватели, а как они это делают это тема для отдельных исследований... Ну а что касается колоний - они должны воспитывать и исправлять, а не ломать людей. Кстати чем больше человек сломан и забит, тем он обозленнее и подлее, и именно такой забитый и морально опущенный человек в 90 процентах случаев пойдет на новое преступление и это будет не кража, это будет насильственное и скорее всего жестокое преступление, акт мести обществу. Это не мои домыслы, я исхожу из фактов,о которых знаю. Любое насилие порождает только насилие, а исправительная система должна предлагать людям альтернативу, должна учить их жить честно и объяснять почему так жить лучше и правильнее, речь идет конечно не о рецедивистах.

              Оценка статьи: 5

               
    • Анатолий Григорьев, если я и адвокат, то по неволе. Я скорее пострадавшая сторона, отчаявшаяся чего либо добиться нормальным путем, ибо нормального пути в этой стране нет. А вообще у меня образование 9 классов, так что ваша оценка для меня очень лестна. Спасибо.

      Оценка статьи: 5

       
  • Конечно, что-то надо делать с уголдовным законодательством, причем постоянно. Но еще больше надо делать что-то с уголовно-процессуальным. Это же ужас какой-то, особенно по теме отказа в возбужденнии уголовного дела. Отказывают по любым мотивам, при этом пишут: "Просить прокурора отменить данное постановление". А утверждает такое, с позволения сказать, безобразие начальник органа дознания. Может займутся все-таки умные головы этой неразберихой, порождающей волокиту и якобы занятость делами, недовольство граждан, возможность коррупции.

     
    • Александр Капцураж, в этой связи УК и УПК, на мой взгляд вопросов очень много, и менять нужно и само законодательство и, что на мой взгляд важнее, психологию участников процесса. Сейчас мы имеем наследство от Советского законодательства и Советской же системы судопроизводства, причем как уголовного, так и гражданского. А ведь в союзе у суда стояли другие задачи и женевская конвенция еще не была подписана. Сейчас суды работают по старому лишь для вида подгоняя формулировки под общепринятую в европе концепцию. Формально у нас все хорошо! А по факту кому как.

      Оценка статьи: 5

       
  • Маша Данилова Маша Данилова Читатель 13 декабря 2012 в 09:54

    хорошая статья, видно что вам не все равно

     
  • В наших судах и суда не так уж много.

     
    • Mike Mike, ну в общем о том и речь. Все относительно конечно, и не все судьи плохие люди, но сама система порочна ну от личностных качеств судьи порой не мало зависит, а в идеале не должно зависеть.

      Оценка статьи: 5