Ирина Винтер Читатель

Статья "Требуется милосердие"

Требуется милосердие!

Они пришли за помощью в редакцию, одна — с маленьким ребёнком на руках. Взахлёб, перебивая друг друга, рас-сказывали о себе. Девушкам по 19 лет. И судьба одинаковая: детский дом, школа-интернат. Как жилось в доме малюток, не помнят, но твёрдо знают, что плохо. Детский дом вспоминают больше с обидой, хорошего было мало, разве — подарки к Новому году, да обновки, разумеется, уже ношенные подросшими ребятами. Выучились на штукатуров-маляров, но работу по профессии не нашли — не очень охотно принимают сирот… Устроились подсобницами на тракторный завод. А тут бан-кротство завода, их сократили. Сейчас без работы, без средств к существованию. Таню с трёхмесячным ребёнком поселили в подвал за неуплату комнаты. Да ещё с оговоркой — скажи спасибо, что не совсем на улицу. Её подругу Олесю, тоже сироту, выгнали из общежития совсем. Она живёт в подъездах, подруги отрывают от себя крохи, чтобы как-то ей помочь.
«Чем живы?», — спрашиваю девчат. «Бутылки собираем, брат Саулешки иногда помогает». А Таня буднично так ска-зала: «Часто голодаю…». Переживают за Таню, её ребёнка, не утратили в такой нелёгкой жизни чувство сострадания.
Угостила их яблоками, конфетами, поделили пополам. Достала семьсот тенге (всё, что было в кармане) и отдала Татьяне, сказала, чтобы ни с кем не делилась — это малышу. Тут как раз зашёл собкор «Казахстанской газеты» Сергей Гор-бунов, и, узнав в чём дело, достал из кармана 1000 тенге, отдал Тане. Тоже подчеркнул, что для ребёнка.
Я сходила к Тане в её подвал. Грязное складское помещение, одна половина завалена всяким хламом, холодно, сыро, воды нет, мухи роем, комары. А самое страшное — крысы. Правда, есть односпальная железная кровать, кое-какая посуда, замызганная постель. Из одежды, слава Богу, старая шуба, сапоги, шапка — зима не страшна. У малыша коляска — дали сер-добольные люди. Худенький, весь покусанный комарами. Погуляла наша Таня, а папаши и след простыл, вот теперь и мы-кается с младенцем…
Пригласила Таню с ребёнком к себе в субботу, чтобы отдать ей добротные вещи. Она пришла с Олесей и малышом, предусмотрительно взяв с собой коляску, чтобы легче было отвезти груз домой. Накормила их борщом с мясом, котлетами и пирожками с компотом. Восьмимесячный малыш ел как взрослый всё, что ему давали. Затем они искупались, переоделись в чистые вещи, которые я им дала. Хорошо, что у меня было много вещей — зимнее и осеннее пальто, шуба, куртка, шапки, кофты, юбки, бельё, обувь. Да и малышу достались детские вещи от моего сына. Сколько было радости, когда примеряли и крутились у зеркала. Довольные, с нагруженной доверху коляской отправились в общежитие.
Затем я привозила Тане яблоки, сливы и овощи из дачи. Удивилась Таниной смекалке: яблоки она продавала не-большими тарелочками, зарабатывая на хлеб. Любовалась как Таня, сама выросшая сиротой, ловко управлялась со своим малышом, как любит, как тетёшкается с ним. В таких условиях он всё же жизнерадостный, улыбчивый. Но уж больно ху-денький, ведь Таня плохо питается, а подкармливать, кроме материнского молока, нечем. Сама она сейчас живёт без доку-ментов. Как-то три месяца пролежала в больнице с малышом, подлечили, но потребовали деньги за лечение, которых у неё нет. Под залог забрали удостоверение личности.
Я обзвонила все благотворительные общества, везде с готовностью давали номера телефонов, где могли бы помочь, но всюду ответ один — нет средств. Но всё-таки кое-что добилась: выделили Тане и её подружке по килограмму пшёнки, перловки, муки и детскую одежду. Обещали помочь с общежитием. Нашла им временную работу — чистить овощи для про-дажи в магазинах.
Рядом с нами сегодня много тех, кто нуждается в помощи, и надо помнить, что протягивая руку чужой беде, мы на-ходим защиту от собственной.
7 сентября 2000 г.
Статья опубликована в областной газете «Звезда Прииртышья» &m

Они пришли за помощью в редакцию, одна — с маленьким ребёнком на руках. Взахлёб, перебивая друг друга, рас-сказывали о себе. Девушкам по 19 лет. И судьба одинаковая: детский дом, школа-интернат. Как жилось в доме малюток, не помнят, но твёрдо знают, что плохо. Детский дом вспоминают больше с обидой, хорошего было мало, разве — подарки к Новому году, да обновки, разумеется, уже ношенные подросшими ребятами. Выучились на штукатуров-маляров, но работу по профессии не нашли — не очень охотно принимают сирот… Устроились подсобницами на тракторный завод. А тут бан-кротство завода, их сократили. Сейчас без работы, без средств к существованию. Таню с трёхмесячным ребёнком поселили в подвал за неуплату комнаты. Да ещё с оговоркой — скажи спасибо, что не совсем на улицу. Её подругу Олесю, тоже сироту, выгнали из общежития совсем. Она живёт в подъездах, подруги отрывают от себя крохи, чтобы как-то ей помочь.
«Чем живы?», — спрашиваю девчат. «Бутылки собираем, брат Саулешки иногда помогает». А Таня буднично так ска-зала: «Часто голодаю…». Переживают за Таню, её ребёнка, не утратили в такой нелёгкой жизни чувство сострадания.
Угостила их яблоками, конфетами, поделили пополам. Достала семьсот тенге (всё, что было в кармане) и отдала Татьяне, сказала, чтобы ни с кем не делилась — это малышу. Тут как раз зашёл собкор «Казахстанской газеты» Сергей Гор-бунов, и, узнав в чём дело, достал из кармана 1000 тенге, отдал Тане. Тоже подчеркнул, что для ребёнка.
Я сходила к Тане в её подвал. Грязное складское помещение, одна половина завалена всяким хламом, холодно, сыро, воды нет, мухи роем, комары. А самое страшное — крысы. Правда, есть односпальная железная кровать, кое-какая посуда, замызганная постель. Из одежды, слава Богу, старая шуба, сапоги, шапка — зима не страшна. У малыша коляска — дали сер-добольные люди. Худенький, весь покусанный комарами. Погуляла наша Таня, а папаши и след простыл, вот теперь и мы-кается с младенцем…
Пригласила Таню с ребёнком к себе в субботу, чтобы отдать ей добротные вещи. Она пришла с Олесей и малышом, предусмотрительно взяв с собой коляску, чтобы легче было отвезти груз домой. Накормила их борщом с мясом, котлетами и пирожками с компотом. Восьмимесячный малыш ел как взрослый всё, что ему давали. Затем они искупались, переоделись в чистые вещи, которые я им дала. Хорошо, что у меня было много вещей — зимнее и осеннее пальто, шуба, куртка, шапки, кофты, юбки, бельё, обувь. Да и малышу достались детские вещи от моего сына. Сколько было радости, когда примеряли и крутились у зеркала. Довольные, с нагруженной доверху коляской отправились в общежитие.
Затем я привозила Тане яблоки, сливы и овощи из дачи. Удивилась Таниной смекалке: яблоки она продавала не-большими тарелочками, зарабатывая на хлеб. Любовалась как Таня, сама выросшая сиротой, ловко управлялась со своим малышом, как любит, как тетёшкается с ним. В таких условиях он всё же жизнерадостный, улыбчивый. Но уж больно ху-денький, ведь Таня плохо питается, а подкармливать, кроме материнского молока, нечем. Сама она сейчас живёт без доку-ментов. Как-то три месяца пролежала в больнице с малышом, подлечили, но потребовали деньги за лечение, которых у неё нет. Под залог забрали удостоверение личности.
Я обзвонила все благотворительные общества, везде с готовностью давали номера телефонов, где могли бы помочь, но всюду ответ один — нет средств. Но всё-таки кое-что добилась: выделили Тане и её подружке по килограмму пшёнки, перловки, муки и детскую одежду. Обещали помочь с общежитием. Нашла им временную работу — чистить овощи для про-дажи в магазинах.
Рядом с нами сегодня много тех, кто нуждается в помощи, и надо помнить, что протягивая руку чужой беде, мы на-ходим защиту от собственной.
7 сентября 2000 г.
Статья опубликована в областной газете «Звезда Прииртышья» — Павлодар.

Опубликовано на личной странице 27.11.2013
Дата первой публикации 27.11.2013

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: