Аркадий Шевкун Мастер

Судить и миловать по закону или только исполнять ритуалы законности? Часть 2

Наше правосудие — после норвежского (Брейвик) — стало самым гуманным. И не по воле ли расплодившихся до численности армии адвокатов десятки тысяч отпетых мерзавцев — педофилов, маньяков и прочих подонков, цинично насмехаясь над своими жертвами или их родственниками, остаются на свободе, вместо того чтобы за свои действа быть публично повешенными, как делается это в Иране?..

Sebastian Duda, Shutterstock.com

Вместо применения радикальных мер любое такое дело за солидную взятку «кому надо» под видом тщательного расследования переводится в хроническую стадию. При этом основная мотивация продления сроков следствия — соблюсти законность, упаси бог, не переборщить, тем паче не допустить ошибки, дело-то касается самой жизни обвиняемого (пострадавшая сторона в расчёт не берётся)!

Для начала «предполагаемого» преступника определяют в психушку, где на протяжении месяцев премудрые пескари-психологи вкупе с психиатрами и не без помощи звонков от иван-ивановичей или угроз родственников обвиняемой стороны определяют, нормальным или ненормальным был преступник в момент свершения преступления. Вот признаем педофила или маньяка вменяемым, а потом окажется, что у него было трудное детство, его обижали мальчики, чурались девочки, у него на этой почве сформировался комплекс неполноценности. Для убедительности покажут фотокарточку с милой мордашкой. Ну как такого судить? Он ни в чем не виноват, его надо простить. И прощают или, в худшем случае, дают 4−5 лет зоны, дабы через пару лет по УДО выпустить на вольный промысел.

Или другой случай: групповой убийца, руки которого по самые локти запятнаны кровью его жертв. Случай сто раз доказанный, но мерзкие адвокатишки, которые горазды оправдывать саму сатану, продолжают подавать апелляции в вышестоящие инстанции. И всё с той же пресловутой мотивацией: а вдруг, несмотря на всю тщательность следствия, будет допущена ошибка и пострадает, будет казнён совершенно невинный человек.

Да, такие случаи имели место в судебной практике, особенно где дело касалось серийных убийц. Но ведь от подобных ошибок не застрахованы и ургентные хирурги. Что же, исходя из этого принципа надо запретить и неотложную хирургию? Жизнь человеку даётся один раз и отобрать её дозволено одному богу — говорят нам правоведы-филантропы. Выходит, безнаказанно убивая людей, и сами преступники становятся богами.

Еще избитый аргумент в защиту преступников: от того, что мы будем применять высшую меру, статистика преступлений не изменится. Не лукавьте, господа, вы сами запутались в положениях законов. Если из тысячи явно заслуживающих смертной казни под приговор будет подпадать от силы один-два подсудимых, то все ваши показатели и старания останутся сизифовым трудом. Такая цель не должна и преследоваться. Действовать надо на причину, но только не на следствие. По аналогии: как бы квалифицированно не оказывалась медицинская помощь, она никоим образом не повлияет на число жертв автомобильного транспорта.

Предавая казни преступника, надо исходить не из принципа, что такое действо ему не будет наукой, а из того, что он уже никогда не сможет выступить в прежней ипостаси. Псевдогуманизм — это зло. Вот исторический пример. До второго пришествия Наполеона к власти, когда еще не успела укрепиться династия Бурбонов, на территории Франции махровым цветом распустилась преступность ОПГ. Презирая всякую жалость, как проявление трусости, Бонапарт дал указание всякую группировку, захваченную на месте преступления, без суда и следствия, не переводя дело в адвокатскую тягомотину, предавать казни. «Я убью тысячу, десять тысяч мерзавцев, но мне будут благодарны миллионы законопослушных граждан». И ему рукоплескала вся Франция.

Разумеется, были среди них и невинные жертвы, соблюдался принцип онкологической хирургии — скверна удаляется с захватом живых тканей. Уже через полгода в стране наступила тишина. А вот в США после событий 11 сентября принят закон: если пассажирский лайнер захвачен террористами и существует явная угроза обрушения его на жилые кварталы города, то его сбивают до подлёта к цели. Принцип меньшего количества жертв.

Так почему же в нашей стране, несмотря на огромнейший штат силовых структур и органов правосудия, статистика тяжких преступлений оставляет желать много и много лучшего? Я совершенно уверен, что в этих органах есть истинно порядочные и добросовестные люди: следователи, прокуроры, судьи, полицейские. Но, как ни странно это звучит, перед преступным миром незащищенными оказываются сами представители силовых структур. Даже запредельно высокие зарплаты — не выход из положения. Работает коррупция, телефонное право и вполне реальные угрозы.

Посмотрите, сколько за последние годы развалено абсолютно доказанных дел, тянущих на самую высшую меру. Откуда у нашего правосудия проявляется такая трогательная забота к преступному миру? Почему преступник на жизнь и свободу имеет несравненно больше прав, чем любой законопослушный гражданин?

Приведя пример из истории Франции (борьба с преступным миром без суда и следствия), заранее предвижу филиппики комментаторов-правоведов. «Вы хотели бы повторения тридцатых годов?» — лейтмотивом будет звучать вопрос. Я не хочу тридцатых, но хочу чтобы восторжествовала справедливость. А вам, уважаемые защитники, напоминаю, что речь идет об уголовных преступниках, а не о тех, кто в 30-е сидел по 58-й.

Опубликовано 15.04.2014
Дата первой публикации 13.04.2014

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • "Наше правосудие – после норвежского (Брейвик) – стало самым гуманным".
    Ответ на вопросы "когда" и почему" будет ответом и на вопросы, поставленные в статье..

     
  • Наконец-то появилась статья, ставящая под сомнение нынешний абсурдный «гуманизЬм» Хотя по этой проблеме давно было хорошо сказано:
    «Что же может НАИБОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНО сдерживать людей от совершения преступления, нарушения установленных властью правил? Все очень просто – угроза функционированию их основных систем - сохранения жизни и размножения. То есть страх за собственную жизнь и за жизнь своего потомства – наиболее эффективный сдерживающий фактор от совершения противоправных действий, нарушения законов и порядков, установленных властью.
    Немаловажное значение имеет не только сам факт лишения жизни, но боль и страдания, предшествующие смерти (боль – это сигнал организма об опасности). Поэтому страх перед МУЧИТЕЛЬНОЙ смертью, своей и близких, в наибольшей степени будет служить решению задачи поддержания правопорядка. Об этом говорил еще Н. Макиавелли, но современные люди потеряли и слух, и память.
    Я предвижу болтовню о «жестокости», «зверстве», «садизме». Господа, эти ваши аргументы – абстрактные понятия, плод вашего извращенного мышления, отравленного христианской пропагандой. Есть реальная жизнь, есть реальные явления. Если вы докажите, что штраф и общественное порицание лучше предотвратят нарушения на дорогах, чем сожжение или повешение, причем не только самого виновника, но и его детей, я готов застрелиться на ваших глазах. ТОЛЬКО СТРАХ НАКАЗАНИЯ сдерживает большую часть людей от совершения асоциальных действий (об этом мы говорили в третьей части книги), и чем страшнее наказание, тем эффективнее его сдерживающее действие.
    Это не садизм – это ОПТИМИЗАЦИЯ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧИ, желание решить проблему наиболее эффективно. Можно почесать правое ухо левой рукой, можно доехать в Москву из Киева через Владивосток. Но РАЗУМНЫЙ ЧЕЛОВЕК должен выбрать оптимальное, рациональное решение, а не исходить из надуманных догм.
    И если уж говорить о морали и «варварстве», то что аморальнее – уничтожать асоциальных элементов или позволять им грабить, убивать, насиловать ваших соотечественников; что будет проявлением варварства – разумные, эффективные меры по пресечению преступности или бездеятельность, беспомощность в её преодолении?! Христианское «всепрощение», глупая жалость, сострадание ко всякой мрази провоцирует безнаказанность, и тем самым – преступность»
    Из книги В.В. Воробьева-Брусилова «Размышления дилетанта»

     
  • Маразм крепчает: "Наше правосудие – после норвежского (Брейвик) – стало самым гуманным."- Однако Россия на 2 месте в мире по количеству заключенных на 10000 населения.
    Поэтому надо всех " без суда и следствия".
    Систему надо совершенствовать, но ведь не так.

    Оценка статьи: 1

     
  • Великолепная статья! Но все же уголовные преступления тоже разные бывают и частенько по не тяжкой статье, могут накрутить по максимуму, предусмотренному статьей.

    Оценка статьи: 5