Пиздун Хуяров
Пиздун Хуяров Читатель

Реалии необходимой обороны в постсоветском пространстве

За последние два десятилетия прошедших со времени развала СССР люди живущие на странах находящихся на руинах некогда великой страны стали весьма обозлёнными.

Во времена СССР людей сплачивали единые цели, единая идеология, почему не было никаких межнациональных конфликтов, ненависти по отношению к разным классам людей, все жили дружно. Никогда не было преследования «кавказцев» а те в свою очередь и не мыслили о том чтобы «резать русских свиней» и призывать уничтожать граждан России как это происходит сейчас. Теперь же каждый человек человеку стал как бы волком («Homo homini lupus est»), и за простое замечание на улице уже не извиняются за совершение проступка за которое человеку дали замечание, а в лучшем случае обрабатывают сделавшего замечание только кулаками, обычно делают несколько тычков ножом и уходят как бы совсем ничего не совершив, потому что другие люди, незнакомцы, стали синонимом «живого мяса» и никому нет дела до уважения к элементарным человеческим правам и жизни посторонних людей. После распада СССР в условиях капитализма охватившего все страны постсоветского пространства закономерно создалось чрезмерное имущественное расслоение людей, а небывалый размах мошенничества и нереальные денежные компенсации устанавливаемые судами в качестве моральной и материальной компенсации пострадавшим от уголовных преступлений каждый год делают бездомными и обездоленными многие тысячи граждан стран постсоветского пространства. Выходцы из стран Востока и Средней Азии собираясь общинами компактного проживания чувствуют себя вправе навязывать в странах пребывания народные обычаи и культурные традиции своих народностей не взирая на культуру, законы и обычаи граждан стран пребывания, а в случаях любых конфликтов не задумываясь «режут русских свиней» ножами. Обоснованной причиной для совершения убийства человека ножом для азиата может служить и обидное слово, и просто замечание, и даже если азиату не понравилось, как на него посмотрел славянин. Также очень серьёзную проблему для безопасности добропорядочных граждан представляют собой наркоманы, количество которых растёт в геометрической прогрессии несмотря на все меры предпринимаемые против этой чумы современного общества. Наркоман во время наступления у него «ломки» (начальной стадии периода восстановления организма от отравления наркотическими веществами) представляет собой не более чем человекообразное животное с черепом наполненным массой схожей по составу с гниющими свиными фекалиями и работающими нейронами в объёме не превышающем напёрстка и говорить о каких — то человеческих чувствах и вообще о чём — то человеческом применительно к наркоманам как минимум неуместно, поэтому совершенно неудивительно что они проявляют в отношении к окружающим только наиболее низкие животные инстинкты, а именно напасть, преодолеть сопротивление, за причинение боли во время сопротивления бить до усталости, затем обобрать до нитки и пойти купить дозу наркотика с тем чтобы получить облегчение своим ужасным страданиям, причём наркоманы почему — то не задумываются что вместо разбоя прохожих можно совершить разбой в отношении распространителей наркотиков и получить дозу без денег. Наркоманы судя по статистике от начала употребления наркотиков живут в среднем несколько лет. Единственная социальная польза от наркоманов относительно добропорядочных граждан заключается в том что они могут выступать в качестве боксёрских груш из «живого мяса» для проведения на них боевых тренировок, ведь всё равно скоро умрут, так пусть хоть такую пользу принесут обществу. Ещё одна категория преступников это подростки и взрослые мужчины в своей основной массе до тридцати лет которые добиваются самоутверждения путём избиения и грабежа прохожих, зачастую нападая группой на одного с тем чтобы иметь силовой перевес количеством так как качеством ищущие самоутверждения обычно не выходят за пределы определения «дохляк обыкновенный». Как свидетельствует статистика грабежи и разбой в отношении мужчин совершаются в самый неожиданный для потерпевших момент. Обычно нападают сзади либо сбоку так чтобы жертва не могла оказать сопротивления, так что наличие оружия у жертвы зачастую не играет роли. На женщин нападают спереди, потому что уверены что женщины не смогут оказать достойное силовое сопротивление. В открытую совершают нападения как раз ради самоутверждения, чтобы видеть на лице и теле жертвы «знаки унижения» (синяки, открытые переломы) и за счёт этого получать наслаждение чувством собственного превосходства в своих глазах над избитым, замученным «жалким прохожим». Этим объясняется тот факт что для открытого нападения выбираются наиболее крепкие здоровяки из числа мужчин. Женщин же зачастую насилуют демонстрируя своё превосходство в силе и абсолютное пренебрежение ко всем правам женщины как человека. В меньшей части совершают разбой по причине удручающего финансового положения. Всегда грабежи и разбой считаются «лёгким» «способом заработка», не учитывая того что ценой за полученную вещь зачастую является утрата молодых лет жизни в пенитенциарном заведении и к тому же необходимость в выплате установленной судом в пользу «потерпевшего» (это слово было намеренно взято в кавычки так как отъём имущества без причинения непоправимых телесных повреждений человеку не следует считать преступлением настолько большой тяжести что кроме как выплаты компенсации в размере стоимости отнятой вещи лишено всякой здравой необходимости держать нападавшего несколько лет в заключении и возлагать на него бремя оплаты так называемого «морального ущерба», что по сути является издержкой обычной человеческой жадности и статус «жертвы» почему — то считается достаточным основанием для проявления циничной наглости требованием оплатить «жертве» «моральную компенсацию», что противоречит здравому смыслу) нереальной денежной компенсации, для чего снова приходится идти на преступление, поскольку такие суммы честным трудом не заработать, что образует порочный круг, прерываемый периодами отбывания наказания в заключении и оканчивающийся лишь либо пожизненным заключением или смертью ставшего на тропу преступления. Кроме того весьма усугубляющим обстоятельством преступной жизни является общественное отвержение отбывших наказание заключением вследствие чего бывшие преступники искупившие свою вину перед государством годами своей жизни не могут устроиться на работу более соответствующую их знаниям, опыту, умениям, поскольку существует совершенно ложное и необоснованное предубеждение о том что якобы тот кто однажды совершил преступление и был за это наказан всегда будет совершать преступления, почему такие люди не могут порвать злополучный круг. Только жалость к оступившимися и предоставление работы по специальности и опыту бывшего преступника и отказ от презрения к человеку как к преступнику только на основании факта его осуждения вкупе с отказом от налагания бремени выплаты морального ущерба помогут обществу избавиться от рецидивистов и вовлечь большее число людей в честный трудовой процесс. Бытует миф о том что потерпевшие от преступлений получают «моральную компенсацию» (деньгами, что по сути недопустимо, а не возможностью избить обидчика до состояния «овоща» (инвалидность на всю жизнь)) постольку поскольку якобы полученные моральные травмы при нападении (на самом деле только немного сбитая спесь так как по существу человеку ничего не принадлежит кроме как его убеждённости в том что-то либо иное имущество принадлежит ему, в то время как само имущество общество соглашается считать принадлежащим конкретному человеку, и это возведённое до абсурда чувство убеждённости в принадлежности имущества себе воспринимается как неизбывное утверждение якобы имущество принадлежит человеку хотя это не так и спесь проявляется в том что человек у которого отняли имущество предельно возмущён наглость в отношении себя считая что у него отняли его имущество, на самом же деле нанесли удар по его спесивому, на самом деле объективно ложному, восприятию равнозначности убеждения в принадлежности имущества себе неоспоримому положению дел в реальной действительности; это так же как и в случае с изнасилованием, поскольку при обычном сексе и изнасиловании происходит один и тот же процесс, отличие заключается лишь в чисто субъективном отношении женщины к этому, то есть хочет считать просто сексом — будет для неё просто секс, а он может быть и с элементами жестокости (для любителей), а захочет считать изнасилованием — будет изнасилование, хотя сущность действия не отличается, а страдает только женское самомнение, дескать, не посчитались с её личным мнением, так и в случае с грабежом, когда страдает чисто личное самомнение «владельца» (точнее носителя) имущества) могут на долгое время сделать потерпевшего запуганным человеком, что опровергается действительностью, которая показывает что это далеко не так. Если человек сумеет в объективной действительности силой отстоять своё убеждение в принадлежности имущества себе он объективно может считаться его владельцем. На этом основано понятие необходимой обороны, то есть защиты своего права собственности (убеждений) на имущество (его принадлежность). Законодательство в странах постсоветского пространства в части необходимой обороны очень похоже в странах — участницах СНГ, и, кажется, что оно было сделано «под копирку». В частности, статья № 36 Уголовного Кодекса Украины, регламентирующая необходимую оборону, более чем похожа на свою «сестру» из Уголовного Кодекса Российской Федерации № 37. Следом идут статьи за ответственность при задержании лица совершившего преступление и о крайней необходимости, поэтому нет смысла вдаваться в их описание так как при желании эти части можно прочесть где угодно. По законодательству стран постсоветского пространства ответственность при необходимой обороне наступает в трёх случаях — при причинении тяжёлых телесных повреждений, смерти, а также любых повреждений в состоянии так называемой «мнимой обороны», причём тяжёлые телесные повреждения и смерть причинённые во время осуществления необходимой обороны наступает только если будут превышены так называемые пределы необходимой обороны и действия человека находящегося в состоянии необходимой обороны будут явно избыточны относительно реального положения дел (количество, сила, напористость, вооружённость участников, и другие факторы). Также существуют такие понятия как запоздалая либо досрочная необходимая оборона, при этом телесные повреждения причинённые до момента собственно причинения потерпевшему телесных повреждений либо нанесённые уже после того как с точки зрения нападающей стороны были прекращены активные действия относительно потерпевшего наказываются по уголовному закону на общих основаниях, то есть как умышленные. Тем временем законы о необходимой обороне хороши и многое разрешают обороняющейся стороне, но в то же время реальность такова что все суды в странах постсоветского пространства всегда при нанесении тяжёлых телесных повреждений либо смерти нападающей стороне безотносительно к обстоятельствам выносят приговор по соответствующим статьям Уголовного кодекса предусматривающими ответственность за умышленное причинение тяжёлого телесного повреждения либо смерти во время превышения пределов необходимой обороны. То есть по факту если нападающая сторона получила смерть либо тяжёлые телесные повреждения то сохранивший свою жизнь потерпевший автоматически становится обвиняемым и очень часто обвинение переквалифицируется со статей о причинении тяжёлого вреда здоровью либо смерти нападающей стороне в соответствующие статьи об умышленных преступлениях. К примеру нередки случаи когда обороняющийся от вооружённого преступника убиваемый наносит тяжёлое телесное повреждение либо смерть преступнику и закрывается за умышленное убийство или за покушение на убийство при причинённых тяжёлых телесных повреждениях. То есть даже если вас убивают нельзя причинять более чем переломы рук убийце с ножом либо пистолетом, иначе преступником по закону будете вы. К тяжёлым телесным повреждениям относятся любые проникающие ранения корпуса (грудной клетки и живота) безотносительно к тому представляли ли они реальную угрозу жизни человека, сотрясение мозга, любые повреждения черепа и даже царапины на шее либо в областях выхода близко к поверхности кожи главных артерий организма, потому что в этом случае судьи уверены в том что у потерпевшего был умысел на причинение смерти нападающему и нападающий не представлял угрозу жизни потерпевшему поскольку у потерпевшего была возможность нанести такие повреждения и при этом судьи не верят в случайные совпадения, а также то что потерпевший якобы не изучал анатомию человека и не мог знать что в месте где случайно по касательной прошёл выбиваемый из рук нападающего нож причинив при этом надрез кожи над местом пролегания артерии либо по шее нападающего и утверждения потерпевшего об факте незнания воспринимаются судьями как доказательство умысла в умышленном преступлении и попытку уйти от ответственности. Именно так обстоит дело в реальности и в этом легко убедиться ознакомившись с рядом случаев о необходимой обороне как закрывались люди защищавшие свою жизнь и здоровье, а нападающая сторона в суде получала статус потерпевшей и получала огромную денежную компенсацию за причинённые телесные повреждения либо смерть родственника пытавшегося убить реального потерпевшего получившего огромный срок заключения. Единственный выход из сложившейся ситуации заключается в том чтобы добивать того кому были причинены телесные повреждения, могущие быть квалифицированы как тяжкие телесные повреждения, ведь срок будет таким же (к примеру на Украине за тяжёлые телесные повреждения срок от пяти до восьми лет заключения, за убийство от семи до пятнадцати, то есть добив нападающего защищающийся получит срок на год меньше чем за тяжёлые телесные повреждения (обычно и присуждают восемь лет)). С точки зрения закона очень тяжело отделить необходимую оборону от особо злостного хулиганства с применением оружия, а именно к такому повороту в случае если у потерпевшего сумевшего напугать нападавшую сторону либо достойно отбиться от нападения особенно при отсутствии свидетелей возможно рассмотрение ситуации органами правопорядка с закрытием оборонившегося гражданина по соответствующей статье, тем более что нападающая сторона если она в большинстве человек может обратиться в правоохранительные органы якобы о совершённом на них нападение потерпевшем и выдвинуть такую версию событий в которой часть нападающих получила различные телесные повреждения от реального потерпевшего, а другая была «свидетелями». В таком случае реальному потерпевшему добиться справедливости практически нереально. Нападения могут произойти где угодно, но чаще всего совершаются в тёмное время суток на малолюдных участках пространства. Особенно излюбленными местами для нападения на добропорядочных граждан являются скверы, подъезды многоквартирных домов не оборудованными консьержами, видеонаблюдением, домофонами и прочими защитными мерами, тёмные переулки (иногда сами нападающие разбивают лампочки фонарей рогатками либо используя пневматические пистолеты с тем чтобы облегчить себе возможность остаться неопознанными потерпевшими в случае удачи), но нахождение в людном месте в светлое время суток тоже не является никакой гарантией защиты от нападения, так как иногда группы очень наглых личностей совершенно спокойно подходят к выбранной жертве и приставляя нож к спине требуют молча отдать им ценное имущество и так же быстро как и пришли растворяются в толпе, а ошарашенный такой наглостью гражданин пребывая в шоке не может совладать с собой и сразу обратиться в правоохранительные органы. Опытные грабители или озорники (это слово более исконно русское чем заимствованное из английского языка: «Hooligan») понимая что годы жизни проведённые в заключении являются очень тяжёлым наказанием обычно в большинстве случаев после совершения нападения сразу обращаются в правоохранительные органы с заявлением на пострадавшего с тем чтобы оградить себя от обвинений и выставить пострадавшего как преступника. Обычно заявление подаётся на озорные действия (ни с того ни с сего ударил/подошёл, начал оскорблять, затем бить/подошёл попросил сигарету затем ударил в лицо/показал нам свой телефон, а затем побил и иные варианты обвинений в сторону пострадавшего с тем чтобы выгородить себя представив реального пострадавшего как зачинщика происшествия), либо же на причинение телесных повреждений (как пример из заявления грабителя на жертву: «Сломал мне руку когда я пытался защититься выставив её вперёд против ударов этого гражданина» (на самом деле сломал руку потому что ударил лучезапястной костью (та что идёт от локтя до кисти руки) по голове жертвы в качестве «дополнительного аргумента» после выдвижения требования по хорошему сдать телефон и все наличные деньги)), либо же если отобрали паспорт сразу пытаются оформить на него кредит в банке до того как жертва успеет обратиться в правоохранительные органы и там паспорт объявят как утраченный по причине совершения против гражданина преступления. Если нападающих двое или больше то обычно одного выставляют в качестве пострадавшего, другой же идёт как свидетель, и это при том что реальная жертва нападения обычно не имеет свидетелей происшествия поскольку время и место нападения грабителями зачастую продумывается очень тщательно с тем чтобы не потерпеть неудачу (активное успешное сопротивление жертвы приведшее к провалу/задержание за преступление с предъявлением обвинения). Также преступники не гнушаются сами себе нанести требуемые телесные повреждения (синяки, ушибы, поверхностные царапины) либо порезы внешней одежды, либо разбить свой недорогой телефон либо иную вещь с тем чтобы создать доказательства нападения на них жертвы и требовать кроме наказания в виде длительного заключения ещё и немыслимых по наглости сумм компенсации якобы нанесённого жертвой материального и морального вреда. Во всех случаях совершения нападения жертве необходимо как можно быстрее обратиться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. Если отобрали телефон то попросить прохожих вызвать наряд милиции (полиции), объяснить ситуацию, попросить помощи. Во время совершения нападения кричать о помощи не является позором, так как сами преступники не гнушаются кричать с целью имитации якобы совершения нападения на них со стороны жертвы во время активной и действенной необходимой обороны жертвы от их преступных посягательств. Так что никогда нельзя думать, что, вот, мол, отстоял свою честь, отстоял имущество, наказал нападавших (сломанные челюсти/руки/ноги/рёбра/разбитые в хлам лица), и этого достаточно, потому что если не обратиться сразу в правоохранительные органы с заявлением по факту нападения добропорядочный гражданин спустя некоторое время будет весьма удивлён фактом своего задержания с предъявлением ему обвинения в особо злостном хулиганстве с применением оружия либо предметов используемых как оружие либо же разбоя с вышеуказанной отягчающей формулировкой. Необходимо знать, что для переквалификации грабежа (открытого похищения имущества) в разбой вполне достаточно показания потерпевшего о том что ему угрожали каким — то предметом, либо он потерял сознание, либо даже просто угрожали убийством на словах. Никаких доказательств более не требуется. Для грабежа тоже вполне достаточно заявления с красочным и детальным описанием факта похищения имущества, причём стоимость имущества для квалификации не имеет совершенно никакого значения (вполне достаточно чтобы открыто унесли положенный где — то коробок спичек или полиэтиленовый кулёк, либо пачку сигарет), причём показания нападавшего в которых он отрицает факт отъёма имущества воспринимаются следствием как попытка уйти от уголовной ответственности за совершённое преступление и является только отягчающим вину обстоятельством. По факту не обязательно чтобы был совершён грабёж. Достаточно красочно и последовательно с деталями описать всё событие преступления. Человек мог и не отнимать ничего, просто чем — то не понравится заявителю. К сожалению это особенность правоприменительной практики законодательства стран постсоветского пространства. В этих странах действует правило: «Кто первый обратился с заявлением, тот и жертва». От этого и надо исходить и действовать соответствующе. Также необходимо принять в расчёт господство убеждения приоритета виновности над невиновностью. Заявленная так называемая «презумпция невиновности» остаётся всегда только декларативной, на деле всегда надо доказывать свою невиновность в вменяемом преступлении и доказывать, что была необходимая оборона, а не нападение. Если есть свидетели происшествия то это большая удача, ещё большая если кто — то из посторонних снял происшествие на видео, тогда легче доказать вину напавших преступников и изобличить лживость предоставляемых ими следствию показаний о том что якобы всё было совершенно наоборот. В ряде стран постсоветского пространства, к примеру в Украине, видеозапись происшествия сделанная не сотрудником правоохранительных органов не принимается как допустимое доказательство вины в суде, но по закону принимается как допустимое доказательство при доказывании своей невиновностью. Не следует бояться правоохранительных органов, не следует паниковать если к потерпевшему предъявляются обвинения в нападении, следует всегда вести свою линию, придерживаться своей линии показаний и доказательств, и даже если дело дойдёт до суда твёрдо и последовательно стоять на своём. Иногда суды прислушиваются к здравому смыслу и выносят приговоры реальным нападающим и полностью оправдывают несправедливо обвинённого гражданина. Никогда и ни при каких обстоятельствах совершенно недопустимо признавать свою вину, потому что после этого о справедливом рассмотрении дела в суде останется только мечтать. С тем чтобы доказать свою правоту показания должны быть чёткими, последовательными, описывающими даже казалось бы незначительные детали происшествия, потому что иногда следователи могут поймать преступника на деталях, к примеру, преступник может случайно заикнуться о чём — то, что докажет его виновность и покажет что действия гражданина были явной необходимой обороной. Хуже всего если нападающих несколько, происшествие было ночью, и после нападения потерпевший потерял сознание, а преступники оказались расчётливые и не отобрали сотовый телефон жертвы, из своих телефонов загодя до дела вынули батареи, и к тому же после преступления сменили верхнюю одежду, а использовавшуюся спрятали с тем чтобы впоследствии сжечь, и как только потерпевший подал заявление преступники стали всё отрицать и у них не были обнаружены вещественные доказательства совершённого ими преступления, а ещё хуже если они сразу после совершения нападения обращаются в правоохранительные органы с заявлением о совершённом на них нападении «каким — то неадекватным психом». Тогда потерпевшему остаётся только ждать освобождения из мест заключения. Всегда необходимая оборона бывает эффективной только в случае неожиданного упреждающего применения силы когда становится ясно что на гражданина совершается покушение, причём по закону это вполне допустимо. К примеру, озорник подходит к гражданину и становится к нему левой ногой вперёд, правую чуть вбок вправо и чуть назад, и спрашивает есть ли закурить. Если гражданин курящий и суёт свою активную руку (для правши — правую, для левши — левую) в соответствующий карман своей куртки за зажигалкой либо сигаретами, в тот момент он получает мощный удар либо в челюсть, либо в лицо, либо что ещё хуже в шею (гарантированный перелом подъязычной кости, происходящий даже не при очень сильном ударе, гарантированно приводящий к смерти, причём после такого удара жертва не может ни говорить ни кричать, а только чувствует нарастающее чувство удушения (вследствие перекрытия корнем языка дыхательного горла)), либо просто чувствует нож под подбородком, а затем происходит отъём всех ценных вещей жертвы, после чего при желании преступника избиение продолжается особенно если жертва является выходцем из высшего чем преступник сословия как наказание за превосходство и компенсация за то что преступник менее удачлив в жизни. При таком вышеописанном раскладе оборониться можно только если при таком приступе к себе сунуть неактивную руку в карман, а затем неожиданно нанести преступнику как можно более сильный боковой с разворотом удар кулаком в нижнюю челюсть вкладывая в него кроме силы свой вес, после чего спокойно продолжить свой путь. Если уж нападают сзади приставив оружие вполне можно ошибиться в расчёте своих сил и быстроты реакции на то что способностей хватит пойти в отрыв от лезвия ножа, и уж совсем нереально уйти в отрыв от пистолета потому что жертва более вероятней умрёт уставшей от бега. При нападении группы лиц надо бить наиболее активного — предводителя, лучше уже чтобы было наверняка — в пах, носком ботинка в голень, кулаком левой руки вложив всю силу в правое подреберье (там находится печень; сильный удар «выбивает дух» и получатель удара не может ни двигаться, ни говорить примерно несколько минут, но сломать рёбра так чтобы они вонзились в печень и привели к смерти очень тяжело; это вероятнее если бить слева (по правому боку) а не прямым) или же если ситуация действительно такая что-либо самому умереть либо забрать с собой негодяев то бить в горло (кадык); не так жалко будет самому отходить в мир вечного покоя, поскольку за это остальные неистовствуя от свирепости забьют жертву до смерти). Нападение всегда происходит только при наличии чувства явного физического превосходства над жертвой. Любая же степень чувства морального превосходства никогда не выступает в качестве подоплёки гарантирующей победу над жертвой. Висцеральная («лимбическая») система человека являясь наиболее древней частью мозга человека обрабатывая получаемые сигналы формирует у человека ошибочное восприятие другого человека при наличии некоторых признаков как более сильного. К таким ошибочным признакам относится широкое лицо, большие размеры тела, более высокий рост, более толстые конечности. На самом деле широкое лицо и конечности могут быть признаками болезненной полноты (заплывание жиром) что никак не добавляет такому человеку силы, крепости, или наоборот подвижности, как раз всё наоборот. Большие размеры тела также могут говорить о массивных толстых костях, что в боевом отношении не даёт преимуществ. Также более морщинистое лицо кажется более угрожающим, в то время как оно свидетельствует только о большей дряхлости организма человека и соответственно о меньших боевых качествах. Действительно опасные накачанные мускулистые тела без жировых отложений же зачастую воспринимаются как красивые, не устрашающие. Толстые руки без выступов мускул тоже говорят о том что человек заплыл жиром и поэтому слаб и неповоротлив. Большой живот говорит о том что человек скорее неподвижен чем резв. Низкий басовый голос кажется нам признаком огромной силы, но на деле это может так говорить низкий пухлый мужчина, не представляющий собой никакого бойца, напротив сухощавый мускулистый мужчина с высокими нотами в голосе является намного опаснее. Надо учить свою низшую эмоциональную систему воспринимать объекты действительно возможные нести угрозу от тех какие кажутся более страшными, но на самом деле не несущие в себе опасности. К примеру алкоголического вида крепыш — мужчина возрастом «под полтинник» с широким лицом и конечностями и басом является «безобидной животным» по сравнению с недавно повзрослевшим высоким мускулистым подростком бодро шагающим с бутылкой пива в руке, который при надобности уделает алкоголика в состояние «отбивной котлеты» несколькими ударами, в то время как алкоголик даже не сможет оказать ощутимое сопротивление своему энергичному избиению. Главным моментом в нападении, которого добиваются озорники либо грабители, является подавление психической воли жертвы настолько что у неё исчезает всякое желание к сопротивлению. Выбирают жертв по поведению. Если человек кажется осторожным и осмотрительным, для него могут и «разыграть комедию» в любом театральном исполнении цель которых является отвлечение всего внимания жертвы на происходящее с тем чтобы подействовал фактор внезапности и жертву можно было бы взять силой, поскольку преступники боятся получить отпор. Все «театральные представления» типа спрашивания сигареты или текущего времени, просьбы показать улицу, просьбы объяснить как добраться куда — то, просьба милостыни, демонстративные «драки на публику» (мужчина с мужчиной, мужчина избивает женщину, а рядом стоят ещё несколько мужчин, двое против одного, и иные вариации), женщины кричащие о помощи, но как — бы наигранно, без искренности крайнего отчаяния, громкие выяснения отношений оскорблениями, приставания к гражданам, толкания, наступление на ноги, всё это из одной оперы название которой «привлеки внимание лоха, возбуди в нём желание вмешаться», что всегда заканчивается резким изменением в ролях «артистов» и главным персонажем становится жертва которая в непонимании происходящего наблюдает как его бьют и отбирают ценные вещи, а затем если нет прохожих вдоволь поиздевавшись над несчастным растворяются в глубине ночи. Главными боевыми преимуществами человека является быстрота реакции на изменение обстановки и скорость нанесения ударов. Тяжёлыми массивными кулаками с небольшой скоростью можно отодвинуть оппонента, в то время как быстрыми ударами при незначительной массе кулаков можно нанести существенные увечья. Для сравнения бревно и плётка — ударом бревна можно сбить с ног, а ударами плётки превратить тело в сплошное кровавое месиво. Каковы же бы ни были быстрота реакции и сила к физическому сопротивлению они совершенно ничего не значат если у человека нет достаточной психической стойкости, решимости, отсутствию страха избивать людей. Как правило обычный человек впадает в ступор уже при фамильярном обращении к нему и этого зачастую оказывается достаточно для того чтобы он находясь в состоянии культурного шока не обратил внимания на то как его ловко обчистят и исчезнут с его имуществом. Чтобы выработать достаточную психическую стойкость психику следует тренировать чаще бывая в контролируемых психотравмирующих ситуациях, развивать цинично — дерзкий взгляд на мир чтобы обратившийся: «Слышь, ты, дядя, дай сигаретку. Я к тебе обращаюсь, обормот! Что, хочешь перо? А? Да?», выпуская в добропорядочного возвращающегося с работы домой гражданина клубок дыма прямо в лицо и стоя невероятно близко не наблюдал оторопь в глазах которая возникает от чрезвычайной наглости, а сразу получил увесистый чудовищной резвости удар правой в челюсть и чтобы его «дружок» подпрыгнувший на подмогу получил свой в печень в развороте от левого кулака, а после свержения наглецов на бесчувственный асфальт спокойно продолжить свой путь как и ничего и не было вовсе. Для тренировки быстроты реакции и оценки обстановки можно бросать силиконовый мячик о стену и ловить его. Для тренировки оценки обстановки можно тренироваться либо с друзьями, либо с воображаемыми оппонентами выскакивающими из неосвещённых закоулков улиц с разными грозными вещами в руках, к примеру куски водопроводных труб либо строительного металлического прута («арматуры»). Для осуществления необходимой обороны от нападения необходимо во что бы то ни стало подавить волю нападающего и заставить его либо отказаться от нападения, либо же пресечь начавшееся нападение воздействием на его силу воли. Обычно для подавления психической воли принято применять физическое воздействие, потому как оно воздействует на психику нападающего посредством обратной связи шокирующем действием болевых ощущений сметающих своими вспышками желание продолжать нападение. На самом деле существуют и иные варианты воздействия, в частности применение слезоточивых и раздражающих слизистые оболочки человека вещества, а также действующие на глаза очень яркой вспышкой света (зрительный шок) или на уши (звуковой шок). К таким средствам относятся баллончики с веществами слезоточивого и раздражающего воздействия, карманная самодельная фотовспышка на основе батарейки и фотоэлемента, карманный гудок на основе баллончика со сжатым воздухом, выдающий очень сильный звуковой сигнал мощностью в несколько сотен децибел. Также возможно прямое воздействие на психику специально построенными поведенческими и звуковыми шаблонами. К примеру неадекватная либо противная реакция жертвы расстраивает планы нападающих потому что происходит разрыв ожидаемого шаблона поведения жертвы, потому как со стороны жертвы нет ни смирения со своей участью и соответственно достижения успеха нападающими, ни активного сопротивления нападению. Жертву могут принять за психически больного человека и оставить в покое, либо не на шутку испугаться и разбежаться в разные стороны твердя себе: «Что это было?». Наиболее распространённым является мнение о том что чем смертоносней предметы носимые с собой для осуществления отпора негодяям тем более они эффективней. Зачастую с целью самозащиты граждане носят с собой складные ножи, полагаясь на их режущую способность, а также различные хозяйственно — бытовые предметы, такие как отвёртки, молотки, а те кто побогаче покупают пневматические пистолеты, револьверы под патрон Флобера калибра в четыре миллиметра, иные оформляя разрешения приобретают газовые пистолеты, те кто более настойчив и очень богат оформляют на себя травматические пистолеты, в то время как другая часть беспокоящихся о своей безопасности либо не носят с собой ничего, полагая что если так тому и быть ничего их не спасёт, либо беспечно рассчитывая на то что с ними ничего плохого не произойдёт, либо же носят с собой газовые баллончики различных производителей. Иные носят с собой электрошоковые устройства. На самом деле пугающий вид «как боевого» пневматического и газового оружия, а также револьверов под патрон Флобера, не более чем тешащая душу иллюзия которая может принести с собой больше проблем чем наоборот помочь в реальной ситуации эффективно дать отпор недобропорядочным гражданам. Применение оружия для подавления психической воли недобропорядочных граждан со стороны добропорядочных основывается на том факте что человеческое тело не так прочно как кажется на первый взгляд. Каким бы крепким ни казался человек, у человеческого тела есть средние стандартные значения пределов прочности. Хрупкость тела человека подтверждена научно и экспериментальным путём был определён ряд энергетических параметров поражающей силы оружия применительно к человеческому телу. Эти величины очень малы. Величины выражаются в удельной энергии обозначаемой как количество энергии измеряемой в джоулях приходящейся на квадратный миллиметр площади тела. Пять сотых джоуля приводят к появлению синяков и ссадин. Пятнадцать сотых джоуля приводят к появлению поверхностных ран. Треть джоуля приводят к непроникающим ранениям с переломами костей. Половина джоуля приводит к проникающим ранениям любой части тела с раздроблением любых костей. Полтора джоуля приводят к сквозному уничтожению тела человека. Любой объект движущийся со скоростью более сотни метров в секунду пробивает кожные покровы. Любое оружие пробивающее обычный трёхслойный упаковочный картон способно пробить человеческую кожу до глубоких тканей. Пробивание сухой сосновой доски на сантиметр и более свидетельствует о достаточной поражающей способности оружия для причинения переломов, а пробитие на два и более сантиметра говорит о достаточности силы оружия для нанесения тяжёлых телесных повреждений, могущих привести к инвалидности и даже к смерти калечимого человека. Даже самый крепкий мужчина боится собак либо кошачьих лап, поскольку твёрдость роговой ткани копыт/когтей, костной ткани зубов превышает прочность кожных покровов вследствие чего увеличив прочность поверхности кистей рук выше прочности кожи и достигнув прочности кости можно наносить очень опасные удары даже самому крепкому негодяю. На этом основывается применение так называемых кастетов (с французского буквально «дробильщиков»). Оружие разделяется на психологическое, холодное, огнестрельное, воздушное («пневматическое») и химическое. Для целей необходимой обороны подходят только предметы имеющие малые размеры, поэтому то что не вмещается в карман куртки либо штанов либо выходит за размерности дамской либо мужской сумочки («борсетки» (от итальянского «Borsette» — сумочка)) является непригодным для повседневного ношения и использования ввиду громоздкости что мешает быстро выхватить предмет и использовать его особенно в условиях ограниченного пространства разделяемого с нападающим. К психологическому оружию относятся предметы использование которых может расстроить планы нападающих изменением обстановки либо его решимости осуществить задуманное. К примеру, если нападение происходит неподалеку от жилых домов либо магазинов или органов государственной власти, в частности военных частей либо отделов правоохранительных органов, вполне можно резко зажечь и бросить либо под ноги нападающему либо через него петарду средних размеров с криком: «Граната!» а затем истошно закричать. Грабители скорее всего в панике разбегутся, а прибывшим правоохранителями можно объяснить ситуацию и вместе с ними отправиться за подонками. Также можно «случайно» засветить макет пистолета, либо зажигалку в виде пистолета, либо же использовать свисток издающий очень громкий звук, к примеру милицейский или издающий звук сирены спецслужб, либо даже ультразвуковой свисток (к месту события сбегутся своры бродячих собак и их вид до смерти испугает нападающих). Также можно использовать одноразовые звуковые сигналы, издающие очень громкий звук при помощи запаса сжатого воздуха. Психологическое оружие многообразно и к нему могут быть применены предметы не могущие по определению нанести телесные повреждения, но расстраивающие планы нападающим иными способами. К холодному оружию относятся предметы изготовленные и имеющие в себе необходимые свойства для нанесения телесных повреждений человеку при помощи мускульной силы калечащего в отношении стороны принимающей повреждения. Каждому виду холодного оружия присущи определённые ряды преимуществ и недостатков. Холодное оружие подразделяется на ударное, используемое в тесном контакте с противником, режущее и с запасом хода (инерционное, кинетическое; подвидом ходового является метательное холодное оружие). К ударному относятся в основном дробильщики и различные вариации на эту тему («катаны», «явары», «усилители кулака» и другие). Наиболее серьёзным недостатком дробильщиков и иных ударных видов предметов защиты является необходимость вступать в тесный физический контакт с калечимым оппонентом, а поскольку по большей части никто из носящих всякие «страшные вещи» не обладает знаниями рукопашного боя и не уделяет времени даже самым простым тренировкам применения своих предметов для защиты то их эффективность сводится к чисто психологической роли факта самого наличия такого предмета отягощающего карман, ведь отбить удар кулака так же как и удар кулака с надетым на него дробильщиком сможет любой даже в самой малой степени тренировавшийся по основам рукопашного поединка человек. Кроме прочего дробильщики зачастую изготавливаются самостоятельно из наиболее доступных материалов из числа тех что «оказались под рукой», поскольку никаких исследований на тему прочности материала, пригодности для нанесения удара, защиты пальцев, техники использования никем не проводится, в результате чего к примеру дробильщики отлитые из свинца при первом же ударе сминаются зажимая до синевы пальцы так что самому освободить их становится очень тяжело, а то и порой и невозможно без посторонней помощи. Ударное холодное оружие должно быть достаточно прочным, для этого его можно опробовать ударами по сухих сосновых досках и по трёхслойному упаковочному картону. Оно не должно разрушаться от ударов соответствующих необходимой энергетике определяемой по вышеупомянутому списку параметров необходимых для поставленной цели причинения желаемых травм человеку и как минимум должно выдерживать сильный удар в три слоя обычного трёхслойного упаковочного картона, а в идеале неоднократно углубляться в сухие сосновые доски на глубину до трёх сантиметров без повреждений, но надо знать что одно дело бить в спокойной обстановке в картон и доски, а совсем другое дело бить злобного противника постоянно находящегося в движении и способного и готового наносить обороняющемуся гражданину ответные удары. Ударное холодное оружие может быть любым. Его предназначение заключается в усилении ударного воздействия руки человека на калечимого, защита ударной части кисти руки от повреждений могущих появится вследствие нанесения ударов оппоненту, а также обеспечения повышенной твёрдости ударной поверхности по сравнению с ударной поверхностью кулака, потому что как раз повышенной в сравнении с прочностью кожи человека прочностью ударной поверхности достигается возможность нанесения повреждений оппоненту с тем чтобы энергия вкладываемая в удар расходовалась только на повреждение тела калечимого, а не на и повреждение тела кисти руки калечащего. Наиболее распространённые и устоявшиеся типы носимого ударного холодного оружия являются дробильщики, куски металлических труб, строительных железных прутов (арматуры), дубины, а также экзотика типа «явара» либо «куботан» (палочки диаметром до двух сантиметров длиной до пятнадцати сантиметров из прочных материалов). Только дробильщики выполняют защитную функциональность в отношении пальцев рук калечащего человека, иные же такого не предусматривают. Наиболее сильный и наиболее безопасный для наносящего удар можно нанести только нижней средней частью раскрытой ладони. Удары кулаком зачастую приводят к различным повреждениям пальцев рук (ушибы, вывихи пальцевых суставов, переломы), и дробильщики как раз обеспечивают передачу силы удара опираясь основой на ладонь и выходят ударной поверхностью за пальцы рук в сжатом в виде кулака кисти руки, то есть являются наиболее удобным видом ударного оружия. Разные там палки, трубы, дубины, шланги высокого давления, куски железных прутов усиления («арматура», от английского: «Armed», то есть усиленный, вооружённый), совершенно не защищают руки от получения травм и относятся к более среднему виду холодного оружия стоящему на границе между ударным оружием и оружием с запасом хода, так как его применение основывается на разгоне одной части оружия с ударом другой частью с более высокой скоростью по телу калечимого нежели скорость руки калечащего или же в случае с яварой (к яварам (ударному оружию усиливающего удар кисти руки типа) относятся как сами явары, так и «куботаны» (что практически одно и то же), так и называемые «тактические ручки» (авторучки либо простые канцелярские ручки изготовленные из стали либо из титана либо из специального прочного магниевого сплава, позволяющие наносить тяжёлые повреждения оппоненту без каких — либо повреждений или погнутостей самой ручки), различные «усилители кулака» по типу металлических зажигалок, пустых либо наполненных свинцом баллончиков из — под углекислого газа для заправки сифонов, спичечные коробки заполненные гипсовой массой либо размоченной и высушенной туалетной бумагой, содержащие вырезанные по размеру коробки деревянные либо алюминиевые прямоугольники, и прочее) применение основывается на увеличении массы кулака и увеличенной твёрдостью и прочностью ударной стороны кулака. Эффективность таких видов оружия прямо пропорциональна физической крепости, быстроте движения, реакции его применяющего. Режущее холодное оружие подразделяется на малоразмерное (ножи (в том числе стилеты), заточки, шила, метательные ножи и «звёздочки» («сюрекен»), заточенные выкрутки, любые иные виды предметов с острыми либо заточенными гранями), и крупноразмерные (копья (как классические деревянные с острым металлическим наконечником так и деревянные палки с заострёнными концами), серпы, алебарды, топоры, секиры, перначи с заточенными длинными шипами). Для целей необходимой обороны в теории может применяться только малоразмерные вариации на эту тему, но только в теории так как порезы не имеют останавливающего действия и если психологическая стойкость нападающего высока, его не остановит вид кровавых порезов кистей его рук, но только разозлит. Ножом либо иным острым предметом можно очень легко убить (лёгкий порез на шее вполне достаточен для возникновения неостановимого кровотечения из сонной артерии (раны там не затягиваются) неминуемо приводящего к смерти), но не остановить. Недаром все жертвы убийства ножом имеют несколько десятков глубоких ножевых ран. Известны случаи когда человек получивший множество ножевых ран сумел не только выжить и самостоятельно добраться до больницы, но и обезвредить нападавшего, иногда навсегда. Ношение с собой перочинного либо иного вида складного ножа обеспечивает ложное чувство защищённости, но в реальной ситуации когда придётся постоять за себя он может сыграть с обороняющимся злую шутку не только не позволив защититься, но и дав возможность оказаться если не в инвалидной коляске (если попытка применения ножа разозлила нападающего) то на скамье подсудимых за убийство либо тяжёлую инвалидность пострадавшего (а всегда судьи в странах постсоветского пространства принимают пострадавшим того кто получил более тяжёлые телесные повреждения независимо от того кто был нападавшим, а кто защищающимся), так что если человек не готов убивать то носить с собой нож для совершения необходимой обороны как минимум опасно наивно. Нельзя надеяться на то что один только вид ножа отобьёт планы нападающих. Это неверное суждение может стоить обороняющемуся либо здоровья/жизни, либо многих лет жизни в ужасных условиях отданных в исправительном учреждении. Нож нельзя использовать для того чтобы «пугать». Как минимум это может быть расценено как угроза убийством или особо злостное хулиганство, либо же как покушение на убийство с соответствующим осуждением во всех случаях, а если не повезёт то и утратой здоровья/жизни («как, ты мне угрожаешь ножом? На, получи!»). Если применять нож то только скрытно, без предварительных угроз и запугиваний, и сразу на поражение в жизненно важные области тела. Только в таком случае нож или иные острые предметы могут быть эффективными в качестве оборонительного оружия. Холодное оружие с запасом хода (инерционное, кинетическое, но вероятно наиболее применимым в отношении него будет термин «маховое» (так как все его разновидности приводятся в действие взмахом руки) либо же «ходовое» (так как оно в большинстве разновидностей не является цельным в смысле статичности удерживаемой части относительно ударной поверхности)) является намного более эффективным видом вооружения так как позволяет причинять удары на большей дистанции и с намного большей скоростью. Травматическое воздействие на тело человека да и вообще на любые материалы возрастает не с силой удара, а с повышением скорости соударения. На высоких скоростях меняются свойства материалов, к примеру, обычное хлопковое полотенце если его использовать как полотно для переноса под тяжести может выдержать вес нескольких десятков тысяч железных шариков диаметра в четыре с половиной миллиметра и массой в треть грамма, в то же время всего один такой шарик летящий со скоростью в девяносто метров в секунду легко пробивает даже не напряжённое натяжением, а свободно висящее полотенце. Какой бы ни была физическая крепость, сила и твёрдость кулака или ударного предмета используемого для нанесения травм оппоненту если скорость нанесения ударов низкая такие удары при достижении определённого порога энергетики могут в лучшем случае сдвинуть части тела на которые приходятся удары калечимому либо же изменить его положение в пространстве, в то же время удары наносимые пусть даже самым лёгким и даже имеющим внешнюю твёрдость ниже человеческого тела (к примеру резиновый жгут, шланг) с достаточной скоростью наносят весьма и весьма тяжёлые повреждения как кожных покровов, так и нижерасположенных тканей тела путём передачи невосприняой ввиду чрезмерности разрушительной силы принимающими удары от оружием кожными покровами ударной волны вглубь тела. Чем больше скорость, тяжесть и прочность ударной части оружия, чем больше возможная конечная скорость разгона конечной части такого оружия тем выше его конечная удельная кинетическая энергия (количество энергии измеряемой в джоулях в расчёте на квадратный миллиметр площади контакта) и соответственно травматическое воздействие и соответственно боевая эффективность. Маховое оружие подразделяется на кистени (классические кистени (тяжёлый металлический шар прикреплённый металлической цепью к деревянной ручке), брусок хозяйственного мыла в носке, монеты в длинном холщёвом мешке, рыболовецкое грузило на бечёвке, цепы («нунчаки»), а также всё подобное) и плети, а также на цельное длинное ударное (длинные обрезки металлических труб либо строительного усилительного железного прута, шланги высокого давления, длинные тонкие дубинки, перначи (подвид дубин с железным наконечником), мотоциклетная цепь и прочее). Также к ходовому оружию, но не к маховому относится метательное холодное оружие (луки, арбалеты, рогатки и прочее), но для необходимой обороны могут подойти только рогатки и оружие метающее стрелы силой сжатой пружины (так называемая «рукавный арбалет» («Sleeve gun»)), но они ввиду их малой размерности имеют слишком низкую энергетику, почему их останавливающее действие практически отсутствует почему «рукавные пушки» применяются только со стрелами смоченными сильнодействующими ядами и стрелять из них рекомендуется в область лица либо шеи, а рогатки ввиду низкой начальной скорости снаряда (в среднем не выше пятидесяти метров в секунду) могут предельно причинить ушиб что только разозлит нападающего. Из ходового оружия эффективно то что может причинять тяжёлые глубокие закрытые травмы, а также обширные поверхностные травмы причиняющие очень сильную боль калечимому. Чем больше дистанция размаха тем больше оружие становится опасным в равной степени и для применяющего, а не только для калечимого и в неумелых руках несущийся на высокой скорости груз «оружия самозащиты» становится помощником нападающего, к примеру, обороняющийся, грозно свистя в воздухе рыболовецким грузилом массой в пятьдесят грамм закреплённым на бечёвке может разогнать его до такой скорости что оно сорвётся и ударит применяющего, либо же не сможет точно направить полёт в сторону калечимого и получить тяжёлый удар по своей же голове либо руке что сделает применяющего небоеспособным и позволит нападающему без сопротивления ограбить такого «грозного гражданина». Оптимальным оружием необходимой обороны могут считаться предметы со средним размахом и грузом не могущим причинить смерть ввиду вышеупомянутой причины, к примеру тот же носок либо холщёвый мешок с куском хозяйственного мыла либо бруском свинца или очень крупной гайкой. В любом случае перед тем как принять решение о повседневном ношении и применении такого типа оружия необходимо часто и длительно тренироваться с ним прежде чем получить право считать себя готовым обороняться им. К огнестрельному оружию относятся любые виды оружия выбрасывающими метаемый снаряд силой сжатых газов образовывающихся от сгорания так называемого метательного заряда (медленно горящих огневых смесей). Огнестрельное оружие подразделяется на четыре вида — убивающее (выбрасывающие метаемые снаряды достаточной энергии и массы для нанесения несовместимых с жизнью биологических объектов), травматическое (выбрасывающие метаемые снаряды имеющие энергетику достаточную для причинения сильной боли и незначительных телесных повреждений), газовое (выбрасывающее облако газа имеющего сильное химическое воздействие на биологические объекты; подробнее будет рассматриваться в разделе химического оружия) и психологическое (конструктивно сходные с оружием предметы в которых могут применяться только либо холостые патроны (так называемое «стартовое оружие») либо же только имеющие схожий с боевым огнестрельным оружием вид). Для целей необходимой обороны боевое оружие применимо только в той же степени что и холодное режущее, а именно им легко убить либо смертельно ранить, но тяжело остановить ввиду эффекта так называемой «стрелкового обезболивания» возникающего вследствие высокоскоростной ударной волновой контузии нервных волокон прилегающих к месту поражения тела почему после получения высокоскоростных ударов место удара на некоторое время (обычно до минуты либо более) становится совершенно нечувствительным, что отрицательно сказывается на останавливающем действии несмотря на то что полученное ранение впоследствии может быть смертельным, но если нападающий получил повреждение тела не сопряжённое с серьёзным повреждением жизненно важных органов либо крупных суставов он может продолжать свои агрессивные действия в отношении жертвы и даже может преуспеть в этом и понимая что получив возможно смертельные ранения может вполне успешно прикончить стрелявшего/резавшего его. Несколько иными качествами обладают травматические боеприпасы которые в силу конструктивных особенностей рассчитаны на полную передачу энергии метательного снаряда телу без его пробития, что в случае довольно средней низкой скорости соударения о тело нападающего может привести к ощущению им очень сильной боли, которая и приведёт его к отказу от продолжения производимых неправомерных действий в отношении сопротивляющейся жертвы, но так как начальная скорость травматических метаемых снарядов в среднем составляет выше двести метров в секунду то вышеупомянутый эффект «стрелкового обезболивания» зачастую сводит на нет эффективность применения травматических боеприпасов, почему наиболее эффективными травматическими боеприпасами являются те которые имеют наибольшую площадь поперечного сечения травматического метательного снаряда (диаметром не менее девяти миллиметров), значительную мягкость травматического метаемого снаряда обеспечивающего его полную деформацию при соударении с телом калечимого для обеспечения полной передачи энергии телу без его повреждения, а также невысокую (до полутораста метров в секунду) скорость на момент столкновения с телом оппонента. Наиболее приемлемые параметры боеприпасов обеспечиваются к примеру патронами российского производства к травматическому оружию «Ратник» (калибр под одиннадцать миллиметров, в патроне две пули, соответственно начальная скорость разделяется поровну на каждую пулю), и патронами к оружию «Оса», имеющими наибольший диаметр пули, наибольший вес из всех доступных гражданскому населению вес пули и начальную скорость до ста двадцати метров в секунду, что делает «Осу» практически идеальным травматическим оружием для необходимой обороны. Так называемое «психологическое» огнестрельное «оружие» же является наиболее неэффективным из числа иных видов огнестрельного оружия. Вид пистолета может напугать только в случае если его применяют для запугивания жертвы, а не для обороны, более того, демонстрация пистолета может привести к возникновению мотивации у нападающего применить против пытающегося его напугать видом оружия наличное у нападающего оружие на смертельное поражение жертвы с «пугачом» ввиду восприятия нападающим перехода ситуации из «преступник — жертва» в ситуацию «либо я его, либо он меня», и при таком раскладе когда у пытающейся напугать преступника жертвы нечего противопоставить преступнику жертва в лучшем случае лишится здоровья, возможно, что навсегда, но более вероятен вариант полного ухода жертвы в мир мёртвых. Шумовое оружие возможно применять только против бродячих собак с тем чтобы их испугать (против обученных псов не поможет), или для привлечения внимания к себе окружающих с тем чтобы в возникший конфликт вмешались и помогли. К воздушному оружию относятся все виды стреляющих устройств в которых в качестве метательного заряда выступает сжатый воздух либо иной вид газа. Для целей необходимой обороны оно неприменимо ввиду слишком малой энергетики и критически малого калибра распространённого оружия (четыре с половиной и пять миллиметров). Более мощные виды воздушного оружия с достаточной для эффективного поражения человека энергетикой слишком громоздки ввиду необходимости наличия либо большого баллона со сжатым газом, либо же пружинно — поршневого механизма для создания давления воздуха на метаемый снаряд. Во всех иных отношениях воздушное оружие равно огнестрельному с той разницей что оно намного менее шумно. При применении в качестве оборонного оружия может либо разозлить нападающего, либо же в случаях выстрелов в уязвимые для пуль слабого воздушного оружия места тела человека (шея, глаза, лицо) может причинить либо смерть нападающему либо тяжёлые телесные повреждений, но не остановить агрессора. Выстрелы в уязвимые для достаточного поражения энергетикой воздушного оружия костяшки пальцев тыльной стороны ладони, колени, пальцы ног возможно произвести только в неподвижного человека, в движении во время конфликта это входит в ряд фантастики и возможно только в художественных фильмах, но никак не в реальной жизни, да и в случае успешного попадания в упомянутые места энергетика малоразмерного воздушного оружия настолько мала что при достаточном болевом пороге нападающего да и находящегося под действием всплеска адреналина тот может и вовсе не заметить стрельбу в себя, а если и заметит то это будет означать конец для пытающейся обороняться воздушным оружием жертвы. Против бродячих собак воздушное оружие ещё менее применимо так как у собак болевой порог на порядки выше человеческого и раз человеку зачастую попадание шарика либо крошечной свинцовой пульки по телу не является достаточным основанием для прекращения агрессивных действий в отношении жертвы то собакам и подавно, более того, на нападение на себя собака зачастую реагирует агрессией направленной на причинение смерти агрессору в отношении собаки и только очень пугливые не представляющие реальной опасности безобидные собаки могут от выстрелов из воздушного оружия по ним прекратить лай и иные действия в отношении пытающегося обороняться от собак при помощи малоразмерного воздушного оружия человека. К химическому оружию относится всё разнообразие веществ которые выводят человека из строя. Оно подразделяется на смертельное и временно поражающее (вызывающее рефлекторное обильное слезотечение («лакриматоры»), раздражающего слизистую оболочку носоглотки, верхних и нижних дыхательных путей (вызывающие обильное отделение носовой слизи, сильное першение горла, сильный кашель) («ирританты»), вызывающего нестерпимые болевые ощущения («алгогены»)). Более правильно будет классифицировать эти роды веществ как убивающие и отпугивающие смотря на цели их создания и применения. Смертельное химическое оружие неприменимо в целях необходимой обороны так как к примеру введение яда путём произведения укола либо добавление его в пищу либо напиток является убийством, а распыление в большом пространстве смертельно действующего вещества не что иное как террористический акт совершённый смертником — самоубийцей. Химическое оружие временно поражающего (отпугивающего) действия свободно продаётся в большинстве стран мира и является наиболее доступным средством для необходимой обороны. Оно выпускается как в виде баллончиков распыляющих отпугивающие вещества в виде облака либо струи, а также в виде патронов к газовому оружию которые при выстреле создают длинную (до десяти метров) струю горячего газа содержащего такие вещества. Такие вещества представлены целым набором каждое из которых имеет свои преимущества и недостатки. В числе первых используемых как раздражающие вещества использовались так называемые «полицейские газы» «CS» («серный газ» от жёлтого цвета снаряжаемых им газовых патронов имеющих цвет элементарной серы) и «CN» («цианид» (взирая на просматривающуюся в сокращённом названии вещества формулу цианистой группы (хотя вещество не содержит цианистых групп))). «CS» как и «CN» являются весьма слабыми отпугивающими веществами имеющими к тому же задержку начала срабатывания на поражённом им человеке в среднем примерно до десяти секунд. Поражённый «CS» либо «CN» человек зачастую не утрачивает боеспособности. Также «CS» известен тем что он имеет так называемый тератогенный эффект, то есть его воздействие приводит к возникновению мутаций половых генов и у лиц получившие поражение веществом «CS» будущие дети будут иметь различные уродства и иные отклонения в развитии. По сравнению с «CS» вещество «CN» отличается ещё более слабым действием и куда высшей токсичностью. В большой концентрации оно приводит к длительным повреждениям слизистых оболочек глаз и носоглотки, а также кожи, приводит к возникновению отёков различной степени тяжести, а также подобно боевому отравляющему веществу «фосген» имеет кумулятивный эффект (эффект отложенного во времени действия) приводя к общему недомоганию спустя несколько дней, иногда со смертельным исходом. Кроме всего «CS» и «CN» не действуют на лиц находящихся в состоянии алкогольного опьянения, а также на животных. Интересно что продаваемые в «лихие девяностые» баллончики иностранного западного производства с грозными надписями: «Super neuro paralisant» были ни чем иным как баллончиками содержащими смехотворный объём (восемьдесят миллиграмм на баллон) вещества «CS» (о чём было написано на баллоне) на что рядовые граждане приобретая такие баллоны попросту не обращали внимания довольствуясь тем что у них «нервно — паралитический газовый баллон». Поскольку отрицательные стороны веществ «CS» и «CN» с сильным упреждением перевешивают их положительные стороны от этих веществ по большей части отказались во всём мире и хотя и можно приобрести газовые баллоны и патроны с этими веществами следует остерегаться это делать поскольку нельзя доверять своё здоровье и жизнь неэффективным для обороны веществам. Намного более эффективны отпугивающие вещества на основе натуральных образцов. Экстракт из наиболее острых сортов перца существует в наборе химических веществ для необходимой обороны под сокращённым названием «OC» («оса», «осиный яд», поскольку действует чрезвычайно жёстко, но на самом деле это сокращение от «Oleoresin capsicum»). Это вещество настолько сильно что во многих странах попросту запрещено для использования гражданским населением, но на прериях стран постсоветского пространства используется свободно. Близком аналогом «OC» является искусственное вещество «PAVA» (нонивамид (ванилиламид нониловой кислоты)) практически не уступающий в эффективности «OC» и в отличие от него снаряжающийся не только в газовые баллончики, но и в газовые патроны (они имеют маркировку «PV»). Более распространённым веществом перцовой группы является так называемый «МПК» (искусственный аналог действующего вещества кайенского перца — касаипцина; морфид пелларгоновой кислоты), но он же является наиболее слабым из всей тройки веществ и находится в списке веществ используемых в пищевой промышленности как заменитель перца. Эти три вещества являются наиболее безопасными для человека, но у них же наличествуют и серьёзные недостатки, к примеру, сила действия «МПК» находится примерно на уровне «CS"/"CN» и он не действует на лиц находящихся в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения («OC» и «PAVA» прекрасно действуют на них), большей нежели чем у «CS"/"CN» отсрочки начала действия, краткого времени действия (порядка нескольких минут) и необходимости воздействия на противника очень большого количества вещества. К несомненным плюсам «перцовой тройки» относится воздействие на распоясавшихся злобой животных, причём это действие на них длительное. Не имеющим недостатков веществом является «CR» (алгоген дибензоксазепин, либо просто алгоген). Он имеет наиболее короткое время отсрочки начала воздействия, имеет наименьший порог срабатывания (количество вещества на кубометр воздуха), в шестнадцать раз менее токсичен чем «CS» и в сотни раз менее чем «CN», имеет наиболее продолжительное действие (порядка до получаса или больше), вызывает нестерпимое жжение слизистой оболочки глаз и носоглотки с ощущением невыносимой боли как от сильнейшего ожога (без всяких последствий для поражённого), но не действует на животных. Кроме чистых веществ нередко используются их смеси отличающиеся различной эффективностью, к примеру «CR» с «МПК», «CS» и «МПК». Одной из наиболее эффективных и безопасных для преступника является смесь «CR» с «МПК», наиболее слабой и наиболее токсичной является смесь «CS» с «CN», а идеальной смесью отпугивающих веществ является смесь «OC» «CR» действующая и на собак и на людей. Наиболее главным качеством оружия самозащиты является его доступность в приобретении либо самостоятельного изготовления при минимальных финансовых вложениях в материалы и минимальных усилий и умений, а также условия для его изготовления, потому как труднодоступность либо трудность его производства является отталкивающей причиной для его приобретения, ношения и применения. Принимая решение об обзаведением оружия для самозащиты в первую очередь необходимо рассмотреть варианты приобретения фабричных образцов наиболее доступного разрешённого оружия, не требующего регистрации и специальных разрешений на ношение и применение, кроме того, находящиеся в свободном обороте промышленные образцы оружия самозащиты соответствуют законам страны в которой продаются почему их можно смело приобретать не опасаясь уголовного преследования за ношение или применение, так как всё оружие подразделяется на разрешённое (легальное, от английского слова: «Legal» — закон) и запрещённое законом. В странах постсоветского пространства к обороту разрешены лишь очень ограниченный перечень заводского холодного оружия и на него необходимо получать специальное разрешение равно как и на огнестрельное оружие; в этот перечень обычно входят различные ножи, а вот дробильщики, цепы, и прочее оружие является запрещённым к обороту и на него получить разрешение невозможно). Продолжение следует. Оно находится [URL HREF="https://shkolazhizni.ru/law/articles/

Во времена СССР людей сплачивали единые цели, единая идеология, почему не было никаких межнациональных конфликтов, ненависти по отношению к разным классам людей, все жили дружно. Никогда не было преследования «кавказцев» а те в свою очередь и не мыслили о том чтобы «резать русских свиней» и призывать уничтожать граждан России как это происходит сейчас. Теперь же каждый человек человеку стал как бы волком («Homo homini lupus est»), и за простое замечание на улице уже не извиняются за совершение проступка за которое человеку дали замечание, а в лучшем случае обрабатывают сделавшего замечание только кулаками, обычно делают несколько тычков ножом и уходят как бы совсем ничего не совершив, потому что другие люди, незнакомцы, стали синонимом «живого мяса» и никому нет дела до уважения к элементарным человеческим правам и жизни посторонних людей. После распада СССР в условиях капитализма охватившего все страны постсоветского пространства закономерно создалось чрезмерное имущественное расслоение людей, а небывалый размах мошенничества и нереальные денежные компенсации устанавливаемые судами в качестве моральной и материальной компенсации пострадавшим от уголовных преступлений каждый год делают бездомными и обездоленными многие тысячи граждан стран постсоветского пространства. Выходцы из стран Востока и Средней Азии собираясь общинами компактного проживания чувствуют себя вправе навязывать в странах пребывания народные обычаи и культурные традиции своих народностей не взирая на культуру, законы и обычаи граждан стран пребывания, а в случаях любых конфликтов не задумываясь «режут русских свиней» ножами. Обоснованной причиной для совершения убийства человека ножом для азиата может служить и обидное слово, и просто замечание, и даже если азиату не понравилось, как на него посмотрел славянин. Также очень серьёзную проблему для безопасности добропорядочных граждан представляют собой наркоманы, количество которых растёт в геометрической прогрессии несмотря на все меры предпринимаемые против этой чумы современного общества. Наркоман во время наступления у него «ломки» (начальной стадии периода восстановления организма от отравления наркотическими веществами) представляет собой не более чем человекообразное животное с черепом наполненным массой схожей по составу с гниющими свиными фекалиями и работающими нейронами в объёме не превышающем напёрстка и говорить о каких — то человеческих чувствах и вообще о чём — то человеческом применительно к наркоманам как минимум неуместно, поэтому совершенно неудивительно что они проявляют в отношении к окружающим только наиболее низкие животные инстинкты, а именно напасть, преодолеть сопротивление, за причинение боли во время сопротивления бить до усталости, затем обобрать до нитки и пойти купить дозу наркотика с тем чтобы получить облегчение своим ужасным страданиям, причём наркоманы почему — то не задумываются что вместо разбоя прохожих можно совершить разбой в отношении распространителей наркотиков и получить дозу без денег. Наркоманы судя по статистике от начала употребления наркотиков живут в среднем несколько лет. Единственная социальная польза от наркоманов относительно добропорядочных граждан заключается в том что они могут выступать в качестве боксёрских груш из «живого мяса» для проведения на них боевых тренировок, ведь всё равно скоро умрут, так пусть хоть такую пользу принесут обществу. Ещё одна категория преступников это подростки и взрослые мужчины в своей основной массе до тридцати лет которые добиваются самоутверждения путём избиения и грабежа прохожих, зачастую нападая группой на одного с тем чтобы иметь силовой перевес количеством так как качеством ищущие самоутверждения обычно не выходят за пределы определения «дохляк обыкновенный». Как свидетельствует статистика грабежи и разбой в отношении мужчин совершаются в самый неожиданный для потерпевших момент. Обычно нападают сзади либо сбоку так чтобы жертва не могла оказать сопротивления, так что наличие оружия у жертвы зачастую не играет роли. На женщин нападают спереди, потому что уверены что женщины не смогут оказать достойное силовое сопротивление. В открытую совершают нападения как раз ради самоутверждения, чтобы видеть на лице и теле жертвы «знаки унижения» (синяки, открытые переломы) и за счёт этого получать наслаждение чувством собственного превосходства в своих глазах над избитым, замученным «жалким прохожим». Этим объясняется тот факт что для открытого нападения выбираются наиболее крепкие здоровяки из числа мужчин. Женщин же зачастую насилуют демонстрируя своё превосходство в силе и абсолютное пренебрежение ко всем правам женщины как человека. В меньшей части совершают разбой по причине удручающего финансового положения. Всегда грабежи и разбой считаются «лёгким» «способом заработка», не учитывая того что ценой за полученную вещь зачастую является утрата молодых лет жизни в пенитенциарном заведении и к тому же необходимость в выплате установленной судом в пользу «потерпевшего» (это слово было намеренно взято в кавычки так как отъём имущества без причинения непоправимых телесных повреждений человеку не следует считать преступлением настолько большой тяжести что кроме как выплаты компенсации в размере стоимости отнятой вещи лишено всякой здравой необходимости держать нападавшего несколько лет в заключении и возлагать на него бремя оплаты так называемого «морального ущерба», что по сути является издержкой обычной человеческой жадности и статус «жертвы» почему — то считается достаточным основанием для проявления циничной наглости требованием оплатить «жертве» «моральную компенсацию», что противоречит здравому смыслу) нереальной денежной компенсации, для чего снова приходится идти на преступление, поскольку такие суммы честным трудом не заработать, что образует порочный круг, прерываемый периодами отбывания наказания в заключении и оканчивающийся лишь либо пожизненным заключением или смертью ставшего на тропу преступления. Кроме того весьма усугубляющим обстоятельством преступной жизни является общественное отвержение отбывших наказание заключением вследствие чего бывшие преступники искупившие свою вину перед государством годами своей жизни не могут устроиться на работу более соответствующую их знаниям, опыту, умениям, поскольку существует совершенно ложное и необоснованное предубеждение о том что якобы тот кто однажды совершил преступление и был за это наказан всегда будет совершать преступления, почему такие люди не могут порвать злополучный круг. Только жалость к оступившимися и предоставление работы по специальности и опыту бывшего преступника и отказ от презрения к человеку как к преступнику только на основании факта его осуждения вкупе с отказом от налагания бремени выплаты морального ущерба помогут обществу избавиться от рецидивистов и вовлечь большее число людей в честный трудовой процесс. Бытует миф о том что потерпевшие от преступлений получают «моральную компенсацию» (деньгами, что по сути недопустимо, а не возможностью избить обидчика до состояния «овоща» (инвалидность на всю жизнь)) постольку поскольку якобы полученные моральные травмы при нападении (на самом деле только немного сбитая спесь так как по существу человеку ничего не принадлежит кроме как его убеждённости в том что-то либо иное имущество принадлежит ему, в то время как само имущество общество соглашается считать принадлежащим конкретному человеку, и это возведённое до абсурда чувство убеждённости в принадлежности имущества себе воспринимается как неизбывное утверждение якобы имущество принадлежит человеку хотя это не так и спесь проявляется в том что человек у которого отняли имущество предельно возмущён наглость в отношении себя считая что у него отняли его имущество, на самом же деле нанесли удар по его спесивому, на самом деле объективно ложному, восприятию равнозначности убеждения в принадлежности имущества себе неоспоримому положению дел в реальной действительности; это так же как и в случае с изнасилованием, поскольку при обычном сексе и изнасиловании происходит один и тот же процесс, отличие заключается лишь в чисто субъективном отношении женщины к этому, то есть хочет считать просто сексом — будет для неё просто секс, а он может быть и с элементами жестокости (для любителей), а захочет считать изнасилованием — будет изнасилование, хотя сущность действия не отличается, а страдает только женское самомнение, дескать, не посчитались с её личным мнением, так и в случае с грабежом, когда страдает чисто личное самомнение «владельца» (точнее носителя) имущества) могут на долгое время сделать потерпевшего запуганным человеком, что опровергается действительностью, которая показывает что это далеко не так. Если человек сумеет в объективной действительности силой отстоять своё убеждение в принадлежности имущества себе он объективно может считаться его владельцем. На этом основано понятие необходимой обороны, то есть защиты своего права собственности (убеждений) на имущество (его принадлежность). Законодательство в странах постсоветского пространства в части необходимой обороны очень похоже в странах — участницах СНГ, и, кажется, что оно было сделано «под копирку». В частности, статья № 36 Уголовного Кодекса Украины, регламентирующая необходимую оборону, более чем похожа на свою «сестру» из Уголовного Кодекса Российской Федерации № 37. Следом идут статьи за ответственность при задержании лица совершившего преступление и о крайней необходимости, поэтому нет смысла вдаваться в их описание так как при желании эти части можно прочесть где угодно. По законодательству стран постсоветского пространства ответственность при необходимой обороне наступает в трёх случаях — при причинении тяжёлых телесных повреждений, смерти, а также любых повреждений в состоянии так называемой «мнимой обороны», причём тяжёлые телесные повреждения и смерть причинённые во время осуществления необходимой обороны наступает только если будут превышены так называемые пределы необходимой обороны и действия человека находящегося в состоянии необходимой обороны будут явно избыточны относительно реального положения дел (количество, сила, напористость, вооружённость участников, и другие факторы). Также существуют такие понятия как запоздалая либо досрочная необходимая оборона, при этом телесные повреждения причинённые до момента собственно причинения потерпевшему телесных повреждений либо нанесённые уже после того как с точки зрения нападающей стороны были прекращены активные действия относительно потерпевшего наказываются по уголовному закону на общих основаниях, то есть как умышленные. Тем временем законы о необходимой обороне хороши и многое разрешают обороняющейся стороне, но в то же время реальность такова что все суды в странах постсоветского пространства всегда при нанесении тяжёлых телесных повреждений либо смерти нападающей стороне безотносительно к обстоятельствам выносят приговор по соответствующим статьям Уголовного кодекса предусматривающими ответственность за умышленное причинение тяжёлого телесного повреждения либо смерти во время превышения пределов необходимой обороны. То есть по факту если нападающая сторона получила смерть либо тяжёлые телесные повреждения то сохранивший свою жизнь потерпевший автоматически становится обвиняемым и очень часто обвинение переквалифицируется со статей о причинении тяжёлого вреда здоровью либо смерти нападающей стороне в соответствующие статьи об умышленных преступлениях. К примеру нередки случаи когда обороняющийся от вооружённого преступника убиваемый наносит тяжёлое телесное повреждение либо смерть преступнику и закрывается за умышленное убийство или за покушение на убийство при причинённых тяжёлых телесных повреждениях. То есть даже если вас убивают нельзя причинять более чем переломы рук убийце с ножом либо пистолетом, иначе преступником по закону будете вы. К тяжёлым телесным повреждениям относятся любые проникающие ранения корпуса (грудной клетки и живота) безотносительно к тому представляли ли они реальную угрозу жизни человека, сотрясение мозга, любые повреждения черепа и даже царапины на шее либо в областях выхода близко к поверхности кожи главных артерий организма, потому что в этом случае судьи уверены в том что у потерпевшего был умысел на причинение смерти нападающему и нападающий не представлял угрозу жизни потерпевшему поскольку у потерпевшего была возможность нанести такие повреждения и при этом судьи не верят в случайные совпадения, а также то что потерпевший якобы не изучал анатомию человека и не мог знать что в месте где случайно по касательной прошёл выбиваемый из рук нападающего нож причинив при этом надрез кожи над местом пролегания артерии либо по шее нападающего и утверждения потерпевшего об факте незнания воспринимаются судьями как доказательство умысла в умышленном преступлении и попытку уйти от ответственности. Именно так обстоит дело в реальности и в этом легко убедиться ознакомившись с рядом случаев о необходимой обороне как закрывались люди защищавшие свою жизнь и здоровье, а нападающая сторона в суде получала статус потерпевшей и получала огромную денежную компенсацию за причинённые телесные повреждения либо смерть родственника пытавшегося убить реального потерпевшего получившего огромный срок заключения. Единственный выход из сложившейся ситуации заключается в том чтобы добивать того кому были причинены телесные повреждения, могущие быть квалифицированы как тяжкие телесные повреждения, ведь срок будет таким же (к примеру на Украине за тяжёлые телесные повреждения срок от пяти до восьми лет заключения, за убийство от семи до пятнадцати, то есть добив нападающего защищающийся получит срок на год меньше чем за тяжёлые телесные повреждения (обычно и присуждают восемь лет)). С точки зрения закона очень тяжело отделить необходимую оборону от особо злостного хулиганства с применением оружия, а именно к такому повороту в случае если у потерпевшего сумевшего напугать нападавшую сторону либо достойно отбиться от нападения особенно при отсутствии свидетелей возможно рассмотрение ситуации органами правопорядка с закрытием оборонившегося гражданина по соответствующей статье, тем более что нападающая сторона если она в большинстве человек может обратиться в правоохранительные органы якобы о совершённом на них нападение потерпевшем и выдвинуть такую версию событий в которой часть нападающих получила различные телесные повреждения от реального потерпевшего, а другая была «свидетелями». В таком случае реальному потерпевшему добиться справедливости практически нереально. Нападения могут произойти где угодно, но чаще всего совершаются в тёмное время суток на малолюдных участках пространства. Особенно излюбленными местами для нападения на добропорядочных граждан являются скверы, подъезды многоквартирных домов не оборудованными консьержами, видеонаблюдением, домофонами и прочими защитными мерами, тёмные переулки (иногда сами нападающие разбивают лампочки фонарей рогатками либо используя пневматические пистолеты с тем чтобы облегчить себе возможность остаться неопознанными потерпевшими в случае удачи), но нахождение в людном месте в светлое время суток тоже не является никакой гарантией защиты от нападения, так как иногда группы очень наглых личностей совершенно спокойно подходят к выбранной жертве и приставляя нож к спине требуют молча отдать им ценное имущество и так же быстро как и пришли растворяются в толпе, а ошарашенный такой наглостью гражданин пребывая в шоке не может совладать с собой и сразу обратиться в правоохранительные органы. Опытные грабители или озорники (это слово более исконно русское чем заимствованное из английского языка: «Hooligan») понимая что годы жизни проведённые в заключении являются очень тяжёлым наказанием обычно в большинстве случаев после совершения нападения сразу обращаются в правоохранительные органы с заявлением на пострадавшего с тем чтобы оградить себя от обвинений и выставить пострадавшего как преступника. Обычно заявление подаётся на озорные действия (ни с того ни с сего ударил/подошёл, начал оскорблять, затем бить/подошёл попросил сигарету затем ударил в лицо/показал нам свой телефон, а затем побил и иные варианты обвинений в сторону пострадавшего с тем чтобы выгородить себя представив реального пострадавшего как зачинщика происшествия), либо же на причинение телесных повреждений (как пример из заявления грабителя на жертву: «Сломал мне руку когда я пытался защититься выставив её вперёд против ударов этого гражданина» (на самом деле сломал руку потому что ударил лучезапястной костью (та что идёт от локтя до кисти руки) по голове жертвы в качестве «дополнительного аргумента» после выдвижения требования по хорошему сдать телефон и все наличные деньги)), либо же если отобрали паспорт сразу пытаются оформить на него кредит в банке до того как жертва успеет обратиться в правоохранительные органы и там паспорт объявят как утраченный по причине совершения против гражданина преступления. Если нападающих двое или больше то обычно одного выставляют в качестве пострадавшего, другой же идёт как свидетель, и это при том что реальная жертва нападения обычно не имеет свидетелей происшествия поскольку время и место нападения грабителями зачастую продумывается очень тщательно с тем чтобы не потерпеть неудачу (активное успешное сопротивление жертвы приведшее к провалу/задержание за преступление с предъявлением обвинения). Также преступники не гнушаются сами себе нанести требуемые телесные повреждения (синяки, ушибы, поверхностные царапины) либо порезы внешней одежды, либо разбить свой недорогой телефон либо иную вещь с тем чтобы создать доказательства нападения на них жертвы и требовать кроме наказания в виде длительного заключения ещё и немыслимых по наглости сумм компенсации якобы нанесённого жертвой материального и морального вреда. Во всех случаях совершения нападения жертве необходимо как можно быстрее обратиться с соответствующим заявлением в правоохранительные органы. Если отобрали телефон то попросить прохожих вызвать наряд милиции (полиции), объяснить ситуацию, попросить помощи. Во время совершения нападения кричать о помощи не является позором, так как сами преступники не гнушаются кричать с целью имитации якобы совершения нападения на них со стороны жертвы во время активной и действенной необходимой обороны жертвы от их преступных посягательств. Так что никогда нельзя думать, что, вот, мол, отстоял свою честь, отстоял имущество, наказал нападавших (сломанные челюсти/руки/ноги/рёбра/разбитые в хлам лица), и этого достаточно, потому что если не обратиться сразу в правоохранительные органы с заявлением по факту нападения добропорядочный гражданин спустя некоторое время будет весьма удивлён фактом своего задержания с предъявлением ему обвинения в особо злостном хулиганстве с применением оружия либо предметов используемых как оружие либо же разбоя с вышеуказанной отягчающей формулировкой. Необходимо знать, что для переквалификации грабежа (открытого похищения имущества) в разбой вполне достаточно показания потерпевшего о том что ему угрожали каким — то предметом, либо он потерял сознание, либо даже просто угрожали убийством на словах. Никаких доказательств более не требуется. Для грабежа тоже вполне достаточно заявления с красочным и детальным описанием факта похищения имущества, причём стоимость имущества для квалификации не имеет совершенно никакого значения (вполне достаточно чтобы открыто унесли положенный где — то коробок спичек или полиэтиленовый кулёк, либо пачку сигарет), причём показания нападавшего в которых он отрицает факт отъёма имущества воспринимаются следствием как попытка уйти от уголовной ответственности за совершённое преступление и является только отягчающим вину обстоятельством. По факту не обязательно чтобы был совершён грабёж. Достаточно красочно и последовательно с деталями описать всё событие преступления. Человек мог и не отнимать ничего, просто чем — то не понравится заявителю. К сожалению это особенность правоприменительной практики законодательства стран постсоветского пространства. В этих странах действует правило: «Кто первый обратился с заявлением, тот и жертва». От этого и надо исходить и действовать соответствующе. Также необходимо принять в расчёт господство убеждения приоритета виновности над невиновностью. Заявленная так называемая «презумпция невиновности» остаётся всегда только декларативной, на деле всегда надо доказывать свою невиновность в вменяемом преступлении и доказывать, что была необходимая оборона, а не нападение. Если есть свидетели происшествия то это большая удача, ещё большая если кто — то из посторонних снял происшествие на видео, тогда легче доказать вину напавших преступников и изобличить лживость предоставляемых ими следствию показаний о том что якобы всё было совершенно наоборот. В ряде стран постсоветского пространства, к примеру в Украине, видеозапись происшествия сделанная не сотрудником правоохранительных органов не принимается как допустимое доказательство вины в суде, но по закону принимается как допустимое доказательство при доказывании своей невиновностью. Не следует бояться правоохранительных органов, не следует паниковать если к потерпевшему предъявляются обвинения в нападении, следует всегда вести свою линию, придерживаться своей линии показаний и доказательств, и даже если дело дойдёт до суда твёрдо и последовательно стоять на своём. Иногда суды прислушиваются к здравому смыслу и выносят приговоры реальным нападающим и полностью оправдывают несправедливо обвинённого гражданина. Никогда и ни при каких обстоятельствах совершенно недопустимо признавать свою вину, потому что после этого о справедливом рассмотрении дела в суде останется только мечтать. С тем чтобы доказать свою правоту показания должны быть чёткими, последовательными, описывающими даже казалось бы незначительные детали происшествия, потому что иногда следователи могут поймать преступника на деталях, к примеру, преступник может случайно заикнуться о чём — то, что докажет его виновность и покажет что действия гражданина были явной необходимой обороной. Хуже всего если нападающих несколько, происшествие было ночью, и после нападения потерпевший потерял сознание, а преступники оказались расчётливые и не отобрали сотовый телефон жертвы, из своих телефонов загодя до дела вынули батареи, и к тому же после преступления сменили верхнюю одежду, а использовавшуюся спрятали с тем чтобы впоследствии сжечь, и как только потерпевший подал заявление преступники стали всё отрицать и у них не были обнаружены вещественные доказательства совершённого ими преступления, а ещё хуже если они сразу после совершения нападения обращаются в правоохранительные органы с заявлением о совершённом на них нападении «каким — то неадекватным психом». Тогда потерпевшему остаётся только ждать освобождения из мест заключения. Всегда необходимая оборона бывает эффективной только в случае неожиданного упреждающего применения силы когда становится ясно что на гражданина совершается покушение, причём по закону это вполне допустимо. К примеру, озорник подходит к гражданину и становится к нему левой ногой вперёд, правую чуть вбок вправо и чуть назад, и спрашивает есть ли закурить. Если гражданин курящий и суёт свою активную руку (для правши — правую, для левши — левую) в соответствующий карман своей куртки за зажигалкой либо сигаретами, в тот момент он получает мощный удар либо в челюсть, либо в лицо, либо что ещё хуже в шею (гарантированный перелом подъязычной кости, происходящий даже не при очень сильном ударе, гарантированно приводящий к смерти, причём после такого удара жертва не может ни говорить ни кричать, а только чувствует нарастающее чувство удушения (вследствие перекрытия корнем языка дыхательного горла)), либо просто чувствует нож под подбородком, а затем происходит отъём всех ценных вещей жертвы, после чего при желании преступника избиение продолжается особенно если жертва является выходцем из высшего чем преступник сословия как наказание за превосходство и компенсация за то что преступник менее удачлив в жизни. При таком вышеописанном раскладе оборониться можно только если при таком приступе к себе сунуть неактивную руку в карман, а затем неожиданно нанести преступнику как можно более сильный боковой с разворотом удар кулаком в нижнюю челюсть вкладывая в него кроме силы свой вес, после чего спокойно продолжить свой путь. Если уж нападают сзади приставив оружие вполне можно ошибиться в расчёте своих сил и быстроты реакции на то что способностей хватит пойти в отрыв от лезвия ножа, и уж совсем нереально уйти в отрыв от пистолета потому что жертва более вероятней умрёт уставшей от бега. При нападении группы лиц надо бить наиболее активного — предводителя, лучше уже чтобы было наверняка — в пах, носком ботинка в голень, кулаком левой руки вложив всю силу в правое подреберье (там находится печень; сильный удар «выбивает дух» и получатель удара не может ни двигаться, ни говорить примерно несколько минут, но сломать рёбра так чтобы они вонзились в печень и привели к смерти очень тяжело; это вероятнее если бить слева (по правому боку) а не прямым) или же если ситуация действительно такая что-либо самому умереть либо забрать с собой негодяев то бить в горло (кадык); не так жалко будет самому отходить в мир вечного покоя, поскольку за это остальные неистовствуя от свирепости забьют жертву до смерти). Нападение всегда происходит только при наличии чувства явного физического превосходства над жертвой. Любая же степень чувства морального превосходства никогда не выступает в качестве подоплёки гарантирующей победу над жертвой. Висцеральная («лимбическая») система человека являясь наиболее древней частью мозга человека обрабатывая получаемые сигналы формирует у человека ошибочное восприятие другого человека при наличии некоторых признаков как более сильного. К таким ошибочным признакам относится широкое лицо, большие размеры тела, более высокий рост, более толстые конечности. На самом деле широкое лицо и конечности могут быть признаками болезненной полноты (заплывание жиром) что никак не добавляет такому человеку силы, крепости, или наоборот подвижности, как раз всё наоборот. Большие размеры тела также могут говорить о массивных толстых костях, что в боевом отношении не даёт преимуществ. Также более морщинистое лицо кажется более угрожающим, в то время как оно свидетельствует только о большей дряхлости организма человека и соответственно о меньших боевых качествах. Действительно опасные накачанные мускулистые тела без жировых отложений же зачастую воспринимаются как красивые, не устрашающие. Толстые руки без выступов мускул тоже говорят о том что человек заплыл жиром и поэтому слаб и неповоротлив. Большой живот говорит о том что человек скорее неподвижен чем резв. Низкий басовый голос кажется нам признаком огромной силы, но на деле это может так говорить низкий пухлый мужчина, не представляющий собой никакого бойца, напротив сухощавый мускулистый мужчина с высокими нотами в голосе является намного опаснее. Надо учить свою низшую эмоциональную систему воспринимать объекты действительно возможные нести угрозу от тех какие кажутся более страшными, но на самом деле не несущие в себе опасности. К примеру алкоголического вида крепыш — мужчина возрастом «под полтинник» с широким лицом и конечностями и басом является «безобидной животным» по сравнению с недавно повзрослевшим высоким мускулистым подростком бодро шагающим с бутылкой пива в руке, который при надобности уделает алкоголика в состояние «отбивной котлеты» несколькими ударами, в то время как алкоголик даже не сможет оказать ощутимое сопротивление своему энергичному избиению. Главным моментом в нападении, которого добиваются озорники либо грабители, является подавление психической воли жертвы настолько что у неё исчезает всякое желание к сопротивлению. Выбирают жертв по поведению. Если человек кажется осторожным и осмотрительным, для него могут и «разыграть комедию» в любом театральном исполнении цель которых является отвлечение всего внимания жертвы на происходящее с тем чтобы подействовал фактор внезапности и жертву можно было бы взять силой, поскольку преступники боятся получить отпор. Все «театральные представления» типа спрашивания сигареты или текущего времени, просьбы показать улицу, просьбы объяснить как добраться куда — то, просьба милостыни, демонстративные «драки на публику» (мужчина с мужчиной, мужчина избивает женщину, а рядом стоят ещё несколько мужчин, двое против одного, и иные вариации), женщины кричащие о помощи, но как — бы наигранно, без искренности крайнего отчаяния, громкие выяснения отношений оскорблениями, приставания к гражданам, толкания, наступление на ноги, всё это из одной оперы название которой «привлеки внимание лоха, возбуди в нём желание вмешаться», что всегда заканчивается резким изменением в ролях «артистов» и главным персонажем становится жертва которая в непонимании происходящего наблюдает как его бьют и отбирают ценные вещи, а затем если нет прохожих вдоволь поиздевавшись над несчастным растворяются в глубине ночи. Главными боевыми преимуществами человека является быстрота реакции на изменение обстановки и скорость нанесения ударов. Тяжёлыми массивными кулаками с небольшой скоростью можно отодвинуть оппонента, в то время как быстрыми ударами при незначительной массе кулаков можно нанести существенные увечья. Для сравнения бревно и плётка — ударом бревна можно сбить с ног, а ударами плётки превратить тело в сплошное кровавое месиво. Каковы же бы ни были быстрота реакции и сила к физическому сопротивлению они совершенно ничего не значат если у человека нет достаточной психической стойкости, решимости, отсутствию страха избивать людей. Как правило обычный человек впадает в ступор уже при фамильярном обращении к нему и этого зачастую оказывается достаточно для того чтобы он находясь в состоянии культурного шока не обратил внимания на то как его ловко обчистят и исчезнут с его имуществом. Чтобы выработать достаточную психическую стойкость психику следует тренировать чаще бывая в контролируемых психотравмирующих ситуациях, развивать цинично — дерзкий взгляд на мир чтобы обратившийся: «Слышь, ты, дядя, дай сигаретку. Я к тебе обращаюсь, обормот! Что, хочешь перо? А? Да?», выпуская в добропорядочного возвращающегося с работы домой гражданина клубок дыма прямо в лицо и стоя невероятно близко не наблюдал оторопь в глазах которая возникает от чрезвычайной наглости, а сразу получил увесистый чудовищной резвости удар правой в челюсть и чтобы его «дружок» подпрыгнувший на подмогу получил свой в печень в развороте от левого кулака, а после свержения наглецов на бесчувственный асфальт спокойно продолжить свой путь как и ничего и не было вовсе. Для тренировки быстроты реакции и оценки обстановки можно бросать силиконовый мячик о стену и ловить его. Для тренировки оценки обстановки можно тренироваться либо с друзьями, либо с воображаемыми оппонентами выскакивающими из неосвещённых закоулков улиц с разными грозными вещами в руках, к примеру куски водопроводных труб либо строительного металлического прута («арматуры»). Для осуществления необходимой обороны от нападения необходимо во что бы то ни стало подавить волю нападающего и заставить его либо отказаться от нападения, либо же пресечь начавшееся нападение воздействием на его силу воли. Обычно для подавления психической воли принято применять физическое воздействие, потому как оно воздействует на психику нападающего посредством обратной связи шокирующем действием болевых ощущений сметающих своими вспышками желание продолжать нападение. На самом деле существуют и иные варианты воздействия, в частности применение слезоточивых и раздражающих слизистые оболочки человека вещества, а также действующие на глаза очень яркой вспышкой света (зрительный шок) или на уши (звуковой шок). К таким средствам относятся баллончики с веществами слезоточивого и раздражающего воздействия, карманная самодельная фотовспышка на основе батарейки и фотоэлемента, карманный гудок на основе баллончика со сжатым воздухом, выдающий очень сильный звуковой сигнал мощностью в несколько сотен децибел. Также возможно прямое воздействие на психику специально построенными поведенческими и звуковыми шаблонами. К примеру неадекватная либо противная реакция жертвы расстраивает планы нападающих потому что происходит разрыв ожидаемого шаблона поведения жертвы, потому как со стороны жертвы нет ни смирения со своей участью и соответственно достижения успеха нападающими, ни активного сопротивления нападению. Жертву могут принять за психически больного человека и оставить в покое, либо не на шутку испугаться и разбежаться в разные стороны твердя себе: «Что это было?». Наиболее распространённым является мнение о том что чем смертоносней предметы носимые с собой для осуществления отпора негодяям тем более они эффективней. Зачастую с целью самозащиты граждане носят с собой складные ножи, полагаясь на их режущую способность, а также различные хозяйственно — бытовые предметы, такие как отвёртки, молотки, а те кто побогаче покупают пневматические пистолеты, револьверы под патрон Флобера калибра в четыре миллиметра, иные оформляя разрешения приобретают газовые пистолеты, те кто более настойчив и очень богат оформляют на себя травматические пистолеты, в то время как другая часть беспокоящихся о своей безопасности либо не носят с собой ничего, полагая что если так тому и быть ничего их не спасёт, либо беспечно рассчитывая на то что с ними ничего плохого не произойдёт, либо же носят с собой газовые баллончики различных производителей. Иные носят с собой электрошоковые устройства. На самом деле пугающий вид «как боевого» пневматического и газового оружия, а также револьверов под патрон Флобера, не более чем тешащая душу иллюзия которая может принести с собой больше проблем чем наоборот помочь в реальной ситуации эффективно дать отпор недобропорядочным гражданам. Применение оружия для подавления психической воли недобропорядочных граждан со стороны добропорядочных основывается на том факте что человеческое тело не так прочно как кажется на первый взгляд. Каким бы крепким ни казался человек, у человеческого тела есть средние стандартные значения пределов прочности. Хрупкость тела человека подтверждена научно и экспериментальным путём был определён ряд энергетических параметров поражающей силы оружия применительно к человеческому телу. Эти величины очень малы. Величины выражаются в удельной энергии обозначаемой как количество энергии измеряемой в джоулях приходящейся на квадратный миллиметр площади тела. Пять сотых джоуля приводят к появлению синяков и ссадин. Пятнадцать сотых джоуля приводят к появлению поверхностных ран. Треть джоуля приводят к непроникающим ранениям с переломами костей. Половина джоуля приводит к проникающим ранениям любой части тела с раздроблением любых костей. Полтора джоуля приводят к сквозному уничтожению тела человека. Любой объект движущийся со скоростью более сотни метров в секунду пробивает кожные покровы. Любое оружие пробивающее обычный трёхслойный упаковочный картон способно пробить человеческую кожу до глубоких тканей. Пробивание сухой сосновой доски на сантиметр и более свидетельствует о достаточной поражающей способности оружия для причинения переломов, а пробитие на два и более сантиметра говорит о достаточности силы оружия для нанесения тяжёлых телесных повреждений, могущих привести к инвалидности и даже к смерти калечимого человека. Даже самый крепкий мужчина боится собак либо кошачьих лап, поскольку твёрдость роговой ткани копыт/когтей, костной ткани зубов превышает прочность кожных покровов вследствие чего увеличив прочность поверхности кистей рук выше прочности кожи и достигнув прочности кости можно наносить очень опасные удары даже самому крепкому негодяю. На этом основывается применение так называемых кастетов (с французского буквально «дробильщиков»). Оружие разделяется на психологическое, холодное, огнестрельное, воздушное («пневматическое») и химическое. Для целей необходимой обороны подходят только предметы имеющие малые размеры, поэтому то что не вмещается в карман куртки либо штанов либо выходит за размерности дамской либо мужской сумочки («борсетки» (от итальянского «Borsette» — сумочка)) является непригодным для повседневного ношения и использования ввиду громоздкости что мешает быстро выхватить предмет и использовать его особенно в условиях ограниченного пространства разделяемого с нападающим. К психологическому оружию относятся предметы использование которых может расстроить планы нападающих изменением обстановки либо его решимости осуществить задуманное. К примеру, если нападение происходит неподалеку от жилых домов либо магазинов или органов государственной власти, в частности военных частей либо отделов правоохранительных органов, вполне можно резко зажечь и бросить либо под ноги нападающему либо через него петарду средних размеров с криком: «Граната!» а затем истошно закричать. Грабители скорее всего в панике разбегутся, а прибывшим правоохранителями можно объяснить ситуацию и вместе с ними отправиться за подонками. Также можно «случайно» засветить макет пистолета, либо зажигалку в виде пистолета, либо же использовать свисток издающий очень громкий звук, к примеру милицейский или издающий звук сирены спецслужб, либо даже ультразвуковой свисток (к месту события сбегутся своры бродячих собак и их вид до смерти испугает нападающих). Также можно использовать одноразовые звуковые сигналы, издающие очень громкий звук при помощи запаса сжатого воздуха. Психологическое оружие многообразно и к нему могут быть применены предметы не могущие по определению нанести телесные повреждения, но расстраивающие планы нападающим иными способами. К холодному оружию относятся предметы изготовленные и имеющие в себе необходимые свойства для нанесения телесных повреждений человеку при помощи мускульной силы калечащего в отношении стороны принимающей повреждения. Каждому виду холодного оружия присущи определённые ряды преимуществ и недостатков. Холодное оружие подразделяется на ударное, используемое в тесном контакте с противником, режущее и с запасом хода (инерционное, кинетическое; подвидом ходового является метательное холодное оружие). К ударному относятся в основном дробильщики и различные вариации на эту тему («катаны», «явары», «усилители кулака» и другие). Наиболее серьёзным недостатком дробильщиков и иных ударных видов предметов защиты является необходимость вступать в тесный физический контакт с калечимым оппонентом, а поскольку по большей части никто из носящих всякие «страшные вещи» не обладает знаниями рукопашного боя и не уделяет времени даже самым простым тренировкам применения своих предметов для защиты то их эффективность сводится к чисто психологической роли факта самого наличия такого предмета отягощающего карман, ведь отбить удар кулака так же как и удар кулака с надетым на него дробильщиком сможет любой даже в самой малой степени тренировавшийся по основам рукопашного поединка человек. Кроме прочего дробильщики зачастую изготавливаются самостоятельно из наиболее доступных материалов из числа тех что «оказались под рукой», поскольку никаких исследований на тему прочности материала, пригодности для нанесения удара, защиты пальцев, техники использования никем не проводится, в результате чего к примеру дробильщики отлитые из свинца при первом же ударе сминаются зажимая до синевы пальцы так что самому освободить их становится очень тяжело, а то и порой и невозможно без посторонней помощи. Ударное холодное оружие должно быть достаточно прочным, для этого его можно опробовать ударами по сухих сосновых досках и по трёхслойному упаковочному картону. Оно не должно разрушаться от ударов соответствующих необходимой энергетике определяемой по вышеупомянутому списку параметров необходимых для поставленной цели причинения желаемых травм человеку и как минимум должно выдерживать сильный удар в три слоя обычного трёхслойного упаковочного картона, а в идеале неоднократно углубляться в сухие сосновые доски на глубину до трёх сантиметров без повреждений, но надо знать что одно дело бить в спокойной обстановке в картон и доски, а совсем другое дело бить злобного противника постоянно находящегося в движении и способного и готового наносить обороняющемуся гражданину ответные удары. Ударное холодное оружие может быть любым. Его предназначение заключается в усилении ударного воздействия руки человека на калечимого, защита ударной части кисти руки от повреждений могущих появится вследствие нанесения ударов оппоненту, а также обеспечения повышенной твёрдости ударной поверхности по сравнению с ударной поверхностью кулака, потому что как раз повышенной в сравнении с прочностью кожи человека прочностью ударной поверхности достигается возможность нанесения повреждений оппоненту с тем чтобы энергия вкладываемая в удар расходовалась только на повреждение тела калечимого, а не на и повреждение тела кисти руки калечащего. Наиболее распространённые и устоявшиеся типы носимого ударного холодного оружия являются дробильщики, куски металлических труб, строительных железных прутов (арматуры), дубины, а также экзотика типа «явара» либо «куботан» (палочки диаметром до двух сантиметров длиной до пятнадцати сантиметров из прочных материалов). Только дробильщики выполняют защитную функциональность в отношении пальцев рук калечащего человека, иные же такого не предусматривают. Наиболее сильный и наиболее безопасный для наносящего удар можно нанести только нижней средней частью раскрытой ладони. Удары кулаком зачастую приводят к различным повреждениям пальцев рук (ушибы, вывихи пальцевых суставов, переломы), и дробильщики как раз обеспечивают передачу силы удара опираясь основой на ладонь и выходят ударной поверхностью за пальцы рук в сжатом в виде кулака кисти руки, то есть являются наиболее удобным видом ударного оружия. Разные там палки, трубы, дубины, шланги высокого давления, куски железных прутов усиления («арматура», от английского: «Armed», то есть усиленный, вооружённый), совершенно не защищают руки от получения травм и относятся к более среднему виду холодного оружия стоящему на границе между ударным оружием и оружием с запасом хода, так как его применение основывается на разгоне одной части оружия с ударом другой частью с более высокой скоростью по телу калечимого нежели скорость руки калечащего или же в случае с яварой (к яварам (ударному оружию усиливающего удар кисти руки типа) относятся как сами явары, так и «куботаны» (что практически одно и то же), так и называемые «тактические ручки» (авторучки либо простые канцелярские ручки изготовленные из стали либо из титана либо из специального прочного магниевого сплава, позволяющие наносить тяжёлые повреждения оппоненту без каких — либо повреждений или погнутостей самой ручки), различные «усилители кулака» по типу металлических зажигалок, пустых либо наполненных свинцом баллончиков из — под углекислого газа для заправки сифонов, спичечные коробки заполненные гипсовой массой либо размоченной и высушенной туалетной бумагой, содержащие вырезанные по размеру коробки деревянные либо алюминиевые прямоугольники, и прочее) применение основывается на увеличении массы кулака и увеличенной твёрдостью и прочностью ударной стороны кулака. Эффективность таких видов оружия прямо пропорциональна физической крепости, быстроте движения, реакции его применяющего. Режущее холодное оружие подразделяется на малоразмерное (ножи (в том числе стилеты), заточки, шила, метательные ножи и «звёздочки» («сюрекен»), заточенные выкрутки, любые иные виды предметов с острыми либо заточенными гранями), и крупноразмерные (копья (как классические деревянные с острым металлическим наконечником так и деревянные палки с заострёнными концами), серпы, алебарды, топоры, секиры, перначи с заточенными длинными шипами). Для целей необходимой обороны в теории может применяться только малоразмерные вариации на эту тему, но только в теории так как порезы не имеют останавливающего действия и если психологическая стойкость нападающего высока, его не остановит вид кровавых порезов кистей его рук, но только разозлит. Ножом либо иным острым предметом можно очень легко убить (лёгкий порез на шее вполне достаточен для возникновения неостановимого кровотечения из сонной артерии (раны там не затягиваются) неминуемо приводящего к смерти), но не остановить. Недаром все жертвы убийства ножом имеют несколько десятков глубоких ножевых ран. Известны случаи когда человек получивший множество ножевых ран сумел не только выжить и самостоятельно добраться до больницы, но и обезвредить нападавшего, иногда навсегда. Ношение с собой перочинного либо иного вида складного ножа обеспечивает ложное чувство защищённости, но в реальной ситуации когда придётся постоять за себя он может сыграть с обороняющимся злую шутку не только не позволив защититься, но и дав возможность оказаться если не в инвалидной коляске (если попытка применения ножа разозлила нападающего) то на скамье подсудимых за убийство либо тяжёлую инвалидность пострадавшего (а всегда судьи в странах постсоветского пространства принимают пострадавшим того кто получил более тяжёлые телесные повреждения независимо от того кто был нападавшим, а кто защищающимся), так что если человек не готов убивать то носить с собой нож для совершения необходимой обороны как минимум опасно наивно. Нельзя надеяться на то что один только вид ножа отобьёт планы нападающих. Это неверное суждение может стоить обороняющемуся либо здоровья/жизни, либо многих лет жизни в ужасных условиях отданных в исправительном учреждении. Нож нельзя использовать для того чтобы «пугать». Как минимум это может быть расценено как угроза убийством или особо злостное хулиганство, либо же как покушение на убийство с соответствующим осуждением во всех случаях, а если не повезёт то и утратой здоровья/жизни («как, ты мне угрожаешь ножом? На, получи!»). Если применять нож то только скрытно, без предварительных угроз и запугиваний, и сразу на поражение в жизненно важные области тела. Только в таком случае нож или иные острые предметы могут быть эффективными в качестве оборонительного оружия. Холодное оружие с запасом хода (инерционное, кинетическое, но вероятно наиболее применимым в отношении него будет термин «маховое» (так как все его разновидности приводятся в действие взмахом руки) либо же «ходовое» (так как оно в большинстве разновидностей не является цельным в смысле статичности удерживаемой части относительно ударной поверхности)) является намного более эффективным видом вооружения так как позволяет причинять удары на большей дистанции и с намного большей скоростью. Травматическое воздействие на тело человека да и вообще на любые материалы возрастает не с силой удара, а с повышением скорости соударения. На высоких скоростях меняются свойства материалов, к примеру, обычное хлопковое полотенце если его использовать как полотно для переноса под тяжести может выдержать вес нескольких десятков тысяч железных шариков диаметра в четыре с половиной миллиметра и массой в треть грамма, в то же время всего один такой шарик летящий со скоростью в девяносто метров в секунду легко пробивает даже не напряжённое натяжением, а свободно висящее полотенце. Какой бы ни была физическая крепость, сила и твёрдость кулака или ударного предмета используемого для нанесения травм оппоненту если скорость нанесения ударов низкая такие удары при достижении определённого порога энергетики могут в лучшем случае сдвинуть части тела на которые приходятся удары калечимому либо же изменить его положение в пространстве, в то же время удары наносимые пусть даже самым лёгким и даже имеющим внешнюю твёрдость ниже человеческого тела (к примеру резиновый жгут, шланг) с достаточной скоростью наносят весьма и весьма тяжёлые повреждения как кожных покровов, так и нижерасположенных тканей тела путём передачи невосприняой ввиду чрезмерности разрушительной силы принимающими удары от оружием кожными покровами ударной волны вглубь тела. Чем больше скорость, тяжесть и прочность ударной части оружия, чем больше возможная конечная скорость разгона конечной части такого оружия тем выше его конечная удельная кинетическая энергия (количество энергии измеряемой в джоулях в расчёте на квадратный миллиметр площади контакта) и соответственно травматическое воздействие и соответственно боевая эффективность. Маховое оружие подразделяется на кистени (классические кистени (тяжёлый металлический шар прикреплённый металлической цепью к деревянной ручке), брусок хозяйственного мыла в носке, монеты в длинном холщёвом мешке, рыболовецкое грузило на бечёвке, цепы («нунчаки»), а также всё подобное) и плети, а также на цельное длинное ударное (длинные обрезки металлических труб либо строительного усилительного железного прута, шланги высокого давления, длинные тонкие дубинки, перначи (подвид дубин с железным наконечником), мотоциклетная цепь и прочее). Также к ходовому оружию, но не к маховому относится метательное холодное оружие (луки, арбалеты, рогатки и прочее), но для необходимой обороны могут подойти только рогатки и оружие метающее стрелы силой сжатой пружины (так называемая «рукавный арбалет» («Sleeve gun»)), но они ввиду их малой размерности имеют слишком низкую энергетику, почему их останавливающее действие практически отсутствует почему «рукавные пушки» применяются только со стрелами смоченными сильнодействующими ядами и стрелять из них рекомендуется в область лица либо шеи, а рогатки ввиду низкой начальной скорости снаряда (в среднем не выше пятидесяти метров в секунду) могут предельно причинить ушиб что только разозлит нападающего. Из ходового оружия эффективно то что может причинять тяжёлые глубокие закрытые травмы, а также обширные поверхностные травмы причиняющие очень сильную боль калечимому. Чем больше дистанция размаха тем больше оружие становится опасным в равной степени и для применяющего, а не только для калечимого и в неумелых руках несущийся на высокой скорости груз «оружия самозащиты» становится помощником нападающего, к примеру, обороняющийся, грозно свистя в воздухе рыболовецким грузилом массой в пятьдесят грамм закреплённым на бечёвке может разогнать его до такой скорости что оно сорвётся и ударит применяющего, либо же не сможет точно направить полёт в сторону калечимого и получить тяжёлый удар по своей же голове либо руке что сделает применяющего небоеспособным и позволит нападающему без сопротивления ограбить такого «грозного гражданина». Оптимальным оружием необходимой обороны могут считаться предметы со средним размахом и грузом не могущим причинить смерть ввиду вышеупомянутой причины, к примеру тот же носок либо холщёвый мешок с куском хозяйственного мыла либо бруском свинца или очень крупной гайкой. В любом случае перед тем как принять решение о повседневном ношении и применении такого типа оружия необходимо часто и длительно тренироваться с ним прежде чем получить право считать себя готовым обороняться им. К огнестрельному оружию относятся любые виды оружия выбрасывающими метаемый снаряд силой сжатых газов образовывающихся от сгорания так называемого метательного заряда (медленно горящих огневых смесей). Огнестрельное оружие подразделяется на четыре вида — убивающее (выбрасывающие метаемые снаряды достаточной энергии и массы для нанесения несовместимых с жизнью биологических объектов), травматическое (выбрасывающие метаемые снаряды имеющие энергетику достаточную для причинения сильной боли и незначительных телесных повреждений), газовое (выбрасывающее облако газа имеющего сильное химическое воздействие на биологические объекты; подробнее будет рассматриваться в разделе химического оружия) и психологическое (конструктивно сходные с оружием предметы в которых могут применяться только либо холостые патроны (так называемое «стартовое оружие») либо же только имеющие схожий с боевым огнестрельным оружием вид). Для целей необходимой обороны боевое оружие применимо только в той же степени что и холодное режущее, а именно им легко убить либо смертельно ранить, но тяжело остановить ввиду эффекта так называемой «стрелкового обезболивания» возникающего вследствие высокоскоростной ударной волновой контузии нервных волокон прилегающих к месту поражения тела почему после получения высокоскоростных ударов место удара на некоторое время (обычно до минуты либо более) становится совершенно нечувствительным, что отрицательно сказывается на останавливающем действии несмотря на то что полученное ранение впоследствии может быть смертельным, но если нападающий получил повреждение тела не сопряжённое с серьёзным повреждением жизненно важных органов либо крупных суставов он может продолжать свои агрессивные действия в отношении жертвы и даже может преуспеть в этом и понимая что получив возможно смертельные ранения может вполне успешно прикончить стрелявшего/резавшего его. Несколько иными качествами обладают травматические боеприпасы которые в силу конструктивных особенностей рассчитаны на полную передачу энергии метательного снаряда телу без его пробития, что в случае довольно средней низкой скорости соударения о тело нападающего может привести к ощущению им очень сильной боли, которая и приведёт его к отказу от продолжения производимых неправомерных действий в отношении сопротивляющейся жертвы, но так как начальная скорость травматических метаемых снарядов в среднем составляет выше двести метров в секунду то вышеупомянутый эффект «стрелкового обезболивания» зачастую сводит на нет эффективность применения травматических боеприпасов, почему наиболее эффективными травматическими боеприпасами являются те которые имеют наибольшую площадь поперечного сечения травматического метательного снаряда (диаметром не менее девяти миллиметров), значительную мягкость травматического метаемого снаряда обеспечивающего его полную деформацию при соударении с телом калечимого для обеспечения полной передачи энергии телу без его повреждения, а также невысокую (до полутораста метров в секунду) скорость на момент столкновения с телом оппонента. Наиболее приемлемые параметры боеприпасов обеспечиваются к примеру патронами российского производства к травматическому оружию «Ратник» (калибр под одиннадцать миллиметров, в патроне две пули, соответственно начальная скорость разделяется поровну на каждую пулю), и патронами к оружию «Оса», имеющими наибольший диаметр пули, наибольший вес из всех доступных гражданскому населению вес пули и начальную скорость до ста двадцати метров в секунду, что делает «Осу» практически идеальным травматическим оружием для необходимой обороны. Так называемое «психологическое» огнестрельное «оружие» же является наиболее неэффективным из числа иных видов огнестрельного оружия. Вид пистолета может напугать только в случае если его применяют для запугивания жертвы, а не для обороны, более того, демонстрация пистолета может привести к возникновению мотивации у нападающего применить против пытающегося его напугать видом оружия наличное у нападающего оружие на смертельное поражение жертвы с «пугачом» ввиду восприятия нападающим перехода ситуации из «преступник — жертва» в ситуацию «либо я его, либо он меня», и при таком раскладе когда у пытающейся напугать преступника жертвы нечего противопоставить преступнику жертва в лучшем случае лишится здоровья, возможно, что навсегда, но более вероятен вариант полного ухода жертвы в мир мёртвых. Шумовое оружие возможно применять только против бродячих собак с тем чтобы их испугать (против обученных псов не поможет), или для привлечения внимания к себе окружающих с тем чтобы в возникший конфликт вмешались и помогли. К воздушному оружию относятся все виды стреляющих устройств в которых в качестве метательного заряда выступает сжатый воздух либо иной вид газа. Для целей необходимой обороны оно неприменимо ввиду слишком малой энергетики и критически малого калибра распространённого оружия (четыре с половиной и пять миллиметров). Более мощные виды воздушного оружия с достаточной для эффективного поражения человека энергетикой слишком громоздки ввиду необходимости наличия либо большого баллона со сжатым газом, либо же пружинно — поршневого механизма для создания давления воздуха на метаемый снаряд. Во всех иных отношениях воздушное оружие равно огнестрельному с той разницей что оно намного менее шумно. При применении в качестве оборонного оружия может либо разозлить нападающего, либо же в случаях выстрелов в уязвимые для пуль слабого воздушного оружия места тела человека (шея, глаза, лицо) может причинить либо смерть нападающему либо тяжёлые телесные повреждений, но не остановить агрессора. Выстрелы в уязвимые для достаточного поражения энергетикой воздушного оружия костяшки пальцев тыльной стороны ладони, колени, пальцы ног возможно произвести только в неподвижного человека, в движении во время конфликта это входит в ряд фантастики и возможно только в художественных фильмах, но никак не в реальной жизни, да и в случае успешного попадания в упомянутые места энергетика малоразмерного воздушного оружия настолько мала что при достаточном болевом пороге нападающего да и находящегося под действием всплеска адреналина тот может и вовсе не заметить стрельбу в себя, а если и заметит то это будет означать конец для пытающейся обороняться воздушным оружием жертвы. Против бродячих собак воздушное оружие ещё менее применимо так как у собак болевой порог на порядки выше человеческого и раз человеку зачастую попадание шарика либо крошечной свинцовой пульки по телу не является достаточным основанием для прекращения агрессивных действий в отношении жертвы то собакам и подавно, более того, на нападение на себя собака зачастую реагирует агрессией направленной на причинение смерти агрессору в отношении собаки и только очень пугливые не представляющие реальной опасности безобидные собаки могут от выстрелов из воздушного оружия по ним прекратить лай и иные действия в отношении пытающегося обороняться от собак при помощи малоразмерного воздушного оружия человека. К химическому оружию относится всё разнообразие веществ которые выводят человека из строя. Оно подразделяется на смертельное и временно поражающее (вызывающее рефлекторное обильное слезотечение («лакриматоры»), раздражающего слизистую оболочку носоглотки, верхних и нижних дыхательных путей (вызывающие обильное отделение носовой слизи, сильное першение горла, сильный кашель) («ирританты»), вызывающего нестерпимые болевые ощущения («алгогены»)). Более правильно будет классифицировать эти роды веществ как убивающие и отпугивающие смотря на цели их создания и применения. Смертельное химическое оружие неприменимо в целях необходимой обороны так как к примеру введение яда путём произведения укола либо добавление его в пищу либо напиток является убийством, а распыление в большом пространстве смертельно действующего вещества не что иное как террористический акт совершённый смертником — самоубийцей. Химическое оружие временно поражающего (отпугивающего) действия свободно продаётся в большинстве стран мира и является наиболее доступным средством для необходимой обороны. Оно выпускается как в виде баллончиков распыляющих отпугивающие вещества в виде облака либо струи, а также в виде патронов к газовому оружию которые при выстреле создают длинную (до десяти метров) струю горячего газа содержащего такие вещества. Такие вещества представлены целым набором каждое из которых имеет свои преимущества и недостатки. В числе первых используемых как раздражающие вещества использовались так называемые «полицейские газы» «CS» («серный газ» от жёлтого цвета снаряжаемых им газовых патронов имеющих цвет элементарной серы) и «CN» («цианид» (взирая на просматривающуюся в сокращённом названии вещества формулу цианистой группы (хотя вещество не содержит цианистых групп))). «CS» как и «CN» являются весьма слабыми отпугивающими веществами имеющими к тому же задержку начала срабатывания на поражённом им человеке в среднем примерно до десяти секунд. Поражённый «CS» либо «CN» человек зачастую не утрачивает боеспособности. Также «CS» известен тем что он имеет так называемый тератогенный эффект, то есть его воздействие приводит к возникновению мутаций половых генов и у лиц получившие поражение веществом «CS» будущие дети будут иметь различные уродства и иные отклонения в развитии. По сравнению с «CS» вещество «CN» отличается ещё более слабым действием и куда высшей токсичностью. В большой концентрации оно приводит к длительным повреждениям слизистых оболочек глаз и носоглотки, а также кожи, приводит к возникновению отёков различной степени тяжести, а также подобно боевому отравляющему веществу «фосген» имеет кумулятивный эффект (эффект отложенного во времени действия) приводя к общему недомоганию спустя несколько дней, иногда со смертельным исходом. Кроме всего «CS» и «CN» не действуют на лиц находящихся в состоянии алкогольного опьянения, а также на животных. Интересно что продаваемые в «лихие девяностые» баллончики иностранного западного производства с грозными надписями: «Super neuro paralisant» были ни чем иным как баллончиками содержащими смехотворный объём (восемьдесят миллиграмм на баллон) вещества «CS» (о чём было написано на баллоне) на что рядовые граждане приобретая такие баллоны попросту не обращали внимания довольствуясь тем что у них «нервно — паралитический газовый баллон». Поскольку отрицательные стороны веществ «CS» и «CN» с сильным упреждением перевешивают их положительные стороны от этих веществ по большей части отказались во всём мире и хотя и можно приобрести газовые баллоны и патроны с этими веществами следует остерегаться это делать поскольку нельзя доверять своё здоровье и жизнь неэффективным для обороны веществам. Намного более эффективны отпугивающие вещества на основе натуральных образцов. Экстракт из наиболее острых сортов перца существует в наборе химических веществ для необходимой обороны под сокращённым названием «OC» («оса», «осиный яд», поскольку действует чрезвычайно жёстко, но на самом деле это сокращение от «Oleoresin capsicum»). Это вещество настолько сильно что во многих странах попросту запрещено для использования гражданским населением, но на прериях стран постсоветского пространства используется свободно. Близком аналогом «OC» является искусственное вещество «PAVA» (нонивамид (ванилиламид нониловой кислоты)) практически не уступающий в эффективности «OC» и в отличие от него снаряжающийся не только в газовые баллончики, но и в газовые патроны (они имеют маркировку «PV»). Более распространённым веществом перцовой группы является так называемый «МПК» (искусственный аналог действующего вещества кайенского перца — касаипцина; морфид пелларгоновой кислоты), но он же является наиболее слабым из всей тройки веществ и находится в списке веществ используемых в пищевой промышленности как заменитель перца. Эти три вещества являются наиболее безопасными для человека, но у них же наличествуют и серьёзные недостатки, к примеру, сила действия «МПК» находится примерно на уровне «CS"/"CN» и он не действует на лиц находящихся в состоянии алкогольного либо наркотического опьянения («OC» и «PAVA» прекрасно действуют на них), большей нежели чем у «CS"/"CN» отсрочки начала действия, краткого времени действия (порядка нескольких минут) и необходимости воздействия на противника очень большого количества вещества. К несомненным плюсам «перцовой тройки» относится воздействие на распоясавшихся злобой животных, причём это действие на них длительное. Не имеющим недостатков веществом является «CR» (алгоген дибензоксазепин, либо просто алгоген). Он имеет наиболее короткое время отсрочки начала воздействия, имеет наименьший порог срабатывания (количество вещества на кубометр воздуха), в шестнадцать раз менее токсичен чем «CS» и в сотни раз менее чем «CN», имеет наиболее продолжительное действие (порядка до получаса или больше), вызывает нестерпимое жжение слизистой оболочки глаз и носоглотки с ощущением невыносимой боли как от сильнейшего ожога (без всяких последствий для поражённого), но не действует на животных. Кроме чистых веществ нередко используются их смеси отличающиеся различной эффективностью, к примеру «CR» с «МПК», «CS» и «МПК». Одной из наиболее эффективных и безопасных для преступника является смесь «CR» с «МПК», наиболее слабой и наиболее токсичной является смесь «CS» с «CN», а идеальной смесью отпугивающих веществ является смесь «OC» «CR» действующая и на собак и на людей. Наиболее главным качеством оружия самозащиты является его доступность в приобретении либо самостоятельного изготовления при минимальных финансовых вложениях в материалы и минимальных усилий и умений, а также условия для его изготовления, потому как труднодоступность либо трудность его производства является отталкивающей причиной для его приобретения, ношения и применения. Принимая решение об обзаведением оружия для самозащиты в первую очередь необходимо рассмотреть варианты приобретения фабричных образцов наиболее доступного разрешённого оружия, не требующего регистрации и специальных разрешений на ношение и применение, кроме того, находящиеся в свободном обороте промышленные образцы оружия самозащиты соответствуют законам страны в которой продаются почему их можно смело приобретать не опасаясь уголовного преследования за ношение или применение, так как всё оружие подразделяется на разрешённое (легальное, от английского слова: «Legal» — закон) и запрещённое законом. В странах постсоветского пространства к обороту разрешены лишь очень ограниченный перечень заводского холодного оружия и на него необходимо получать специальное разрешение равно как и на огнестрельное оружие; в этот перечень обычно входят различные ножи, а вот дробильщики, цепы, и прочее оружие является запрещённым к обороту и на него получить разрешение невозможно). Продолжение следует. Оно находится [URL HREF="https://shkolazhizni.ru/law/articles/70463/"]здесь[/

Опубликовано на личной странице 23.12.2014
Дата первой публикации 23.12.2014

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

Популярные видео