Роман Солодов Профессионал

Как приходят в террор? Часть 2

Сначала, как говорят, отделим мух от котлет. Есть обычная жизнь — школа, завод, университет, компания… И есть маргинальная. Назовем ее движением. Этот термин не подразумевает участие большинства народа в революции. Этой жизнью живет та самая сволочь, которая, как говорил Достоевский, вылезает наверх при любом брожении. Писатель говорил, что в подполье можно встретить только крыс. Во время потрясений крысы выходит на поверхность. Так было во время 1917 года в России, когда большевики вышли из подполья… Так это было во время революции в Египте, когда на поверхность вышли Братья мусульмане, бывшие под запретом при Мубараке. Это же счастье, что нашелся египетский Пиночет, генерал Сиси, и начал откручивать им головы. Однако, вернемся к теме.

Если участие в обычной жизни дает человеку возможность для самостоятельного роста, то центральным пунктом движения является отказ человека от своей индивидуальности во имя великой цели. На этом строит свою пропаганду ИГ. Террористическая организация пороха не выдумала — так же поступали крестоносцы, большевики, фашисты, нацисты, коммунисты Китая. Когда большевики пришли к власти они стали нивелировать народ и опустили его до уровня винтиков. За здоровье такого винтика предлагал выпить Сталин в своей речи, говоря, что «без которого мы с вами ни черта не стоим, дорогие товарищи».

Но движение возможно далеко не всегда. Нужны условия для его созревания. Например, когда, казалось бы, стабильное государство вдруг начинает распадаться. Вот тогда внутри его и возникают эти движения, приводящие страну к упадку и даже к распаду. В прошлом такое произошло в России, когда страна устала от войны настолько, что позволила демагогам увлечь себя в пропасть. А самым ярким примером этого явления последних лет могут служить государства Ближнего Востока. Движение под названием Исламское Государство могло возникнуть только на обломках Сирии. Когда власть крепка, как это было при отце нынешнего диктатора, то он закатал в асфальт целый город, где возникли исламисты. Мир промолчал, а спокойствие вернулось в Сирию на много лет.

А при чем тут США или Россия? Их это касается в несравнимо меньшей степени, ибо они стабильны. Однако теракты совершают граждане и этих стран. Дело в том, что и в этих государствах существуют изоляционные гнезда. Проживая в них, люди ощущают себя полностью отключенными от жизни. Они-то и являются благодатным материалом для разного рода движений. Не будь Интернета, влияние ИГ на умы людей было бы минимальным.

В той же России, государство, хотя оно и стабильно, само создает такого рода движения. Традиции есть. Люди, попавшие в такие движения, не восстают против репрессий по отношению к тем, кто сохранил ум и трезвую голову. Таких обвиняют в отсутствии патриотизма, называют «пятой колонной». «Пятая колонна» обречена на поражение. Массой движет в основном разочарование текущим порядком вещей. Как правило эти люди теряют веру в возможность реализоваться в обществе. Они теряют веру в свои силы. И проживают свою жизнь в смертельной скуке. Свобода их пугает, ибо при ее наличии некого обвинять в своих неудачах кроме собственной посредственности. Потому фанатики инстинктивно больше боятся свободы нежели репрессий.

Осама Бен Ладен не боялся репрессивного режима Саудитов, ибо он был плоть от плоти этого мира. Его страшили американские войска на священной земле. А он знал по истории ХХ века, что наличие таких войск в конце концов приводит к демократии западного типа. Германия, Южная Корея, Япония… Не дай Аллах такой судьбы его королевству. Что останется от ваххабизма?

Участие в любом движении для таких людей является единственным выходом из персональной безнадежности. Движение устами его пропагандистов говорит, что причина их разочарования не в них самих, но в окружающем их мире. Единственный способ изменить ситуацию, это изменить мир. Быстро сделать это можно только радикальным путем. И люди в это верят. У того же Достоевского в «Бесах» показано собрание людей недовольных существующим порядком вещей. Петруша Верховенский спрашивает их: вы хотите постепенно изменять мир или сразу? И, казалось бы, нормальные люди отвечают единогласно — сразу! Вот и есть идея ИГ. А что означает это сразу? Разрушение мира, в котором живут люди. «Весь мир насилья мы разрушим…» Что стоит за этим, каждый может легко представить.

Современный мир должен быть обязательно опорочен — это бездуховная, полная грехов яма, в которую попала западная демократия. Там, в Европе или Америке потеряна цель жизни! Гейевропа, одним словом. А прошлое только воспето. Недаром И Г упирает на былое величие Ислама, когда он захватил почти весь мир. И утопии свои ИГ выдает за достижимую мечту. Под воздействием такой пропаганды адепт истиной веры начинает представлять золотое будущее в виде достижимой реальности и все больше отдаляется от настоящей жизни. Это произошло с супружеской парой в Калифорнии. Эти религиозные подонки забыли обо всем, что у них было: семья, ребенок, хорошо оплачиваемая работа, сослуживцы, которые к ним прекрасно относились… На что они рассчитывали?

На что рассчитывают вообще все самоубийцы? Почему они полностью игнорируют реальность? Они даже не представляют себе насколько невыполнима их задача перевернуть общество. Тридцатилетний гражданин Америки Муфид Елфгии из штата Нью- Йорк предсказал в Твиттере, что ИГ будет править всем миром. Он получил свой срок и остается только надеяться, что в тюрьме он прозреет.

И еще. Как и в случае с большевиками все то, из чего состоит уникальность человека, движением критикуется, запрещается, преуменьшается. Как личность он становится никем. Его индивидуальность растворяется в движении. Оно культивирует ненависть к обществу, в котором он существует. И самое страшное, что потеря индивидуальности приводит террориста к абсолютному равнодушию к судьбам и жизням других людей. Если он жертвует собой во имя успеха общего дела, то почему он должен думать о детях, женщинах, которые погибнут вместе с ним?

Конечно, самопожертвование есть акт иррациональный. В каждом человеке заложен инстинкт самосохранения. Поэтому главари этого движения делают все, чтобы самоубийцы верили в конечную истину, существующую в другой реальности и не допускают, чтобы их идеи райских кущ повергались сомнению, тем более осмеянию. Аятолла Хомейни проговорил к смерти Салмана Рушди за «Сатанинские игры». Автор позволил себе иронию по отношению к религии.

Опубликовано на личной странице 20.12.2015
Дата первой публикации 20.12.2015

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: