Владината Петрова Мастер

«Группы смерти» (клубы самоубийц для подростков) в соцсетях создают наркодилеры?

16 мая 2016 г. в «Новой газете» была опубликована нашумевшая статья Галины Мурсалиевой «Группы смерти», в которой утверждалось, что ВКонтакте имеется около полутора тысяч групп, подталкивающих детей и подростков к суициду и что не менее 130 детских самоубийств, совершённых за последние полгода, с ноября 2015 по апрель 2016 г., объединяет одна и та же особенность: погибшие были членами этих групп и на их страницах в соцсетях размещены схожие материалы (например, фото порезанных рук, эссе и стихи депрессивного характера, музыкальные композиции, посвящённые теме самоубийства и т. п.). Роскомнадзор регулярно закрывает тысячи подобных групп, однако они появляются снова и снова, как грибы после дождя.

Статья вызвала широкий резонанс, причём реакцию на неё можно разделить на следующие категории:

1. В соцсетях действует какая-то деструктивная секта.

2. Данные сообщества ВКонтакте — дело рук группы ненормальных людей, которые действуют из садистских побуждений.

3. Погибшие дети стали жертвой общей нездоровой атмосферы в обществе и отсутствия любви в семье, и группы ВКонтакте стали лишь катализаторами их депрессивного состояния. (Сторонники этой третьей позиции обрушили на журналистку лавину критики, обвиняя в «фантазности»).

Между тем, на мой взгляд, все эти точки зрения далеки от истины. Разумеется, всё изложенное ниже является предположением, однако, как читатель увидит далее, оно слишком хорошо согласуется с реальными фактами.

Я считаю, что подобные сообщества в соцсетях создают вовсе не деструктивные секты и не праздноразвлекающиеся садисты. Ни у сект, ни у отдельных психически нездоровых граждан нет таких средств, чтобы содержать около полутора тысяч однотипных групп ВКонтакте. Наполнение развлекательным содержанием и модерирование хотя бы одного подобного сообщества требует огромного количества времени, между тем контент некоторых из них явно разрабатывался профессионалами. Да и цель у этих сообществ вовсе не подтолкнуть к самоубийству. Почему? Да потому, что на самоубийствах не заработаешь. А вот на выявлении депрессивных подростков, не ценящих жизнь, склонных к мистике и экспериментам с изменёнными состояниями сознания, можно заработать очень много.

Несомненно, что эти сообщества создают наркодилеры, которые таким образом выявляют круг потенциальных «клиентов», — детей богатых родителей, имеющих мобильное интернет-устройство типа айфона и отдельную комнату, в которой можно без помех выходить в чат соцсети в период с 4−20 до 6−00 утра, когда взрослые спят. Все группы, призывающие к самоубийству, устраивали чат именно в этот период. Соответственно, детей будили по сотовому телефону, поставленному на вибрацию или на тихий звонок. Таким образом, под предлогом побудки для ночных чатов дети добровольно передавали организаторам номера своих телефонов. Что касается места жительства и школы, эта информация содержалась на личной странице ребёнка, равно как и его фотография, по которой его можно узнать.

Мне могут возразить: «Но ведь соцсеть охватывает всю страну, и в том городе, в котором проживает конкретный участник группы, может не быть наркодилера, имеющего отношение к данной „рекламной площадке“».

Ответ здесь следующий. Как известно, ВКонтакте можно делать рекламные и прочие рассылки по целевым группам. Например, можно сделать рассылку (или показ рекламной картинки) для всех девочек или мальчиков определённого возраста, проживающих в избранном вами городе. Как указано в анализируемой статье, организаторы «групп смерти» и делали подобные рассылки. Ребят завлекали сначала в обычные открытые сообщества, где обсуждались нейтральные темы о том, как лучше ногти накрасить или какая рок-группа сейчас в моде. Затем следовало приглашение: «Ты девочка? Тебя предали друзья? Бросил парень? Часто слушаешь грустную музыку? Тогда подписывайся на „Киты плывут вверх“» (название ныне закрытой группы, где рекламировался суицид).

Далее шёл процесс, который я называю «просеивание целевой аудитории». Ребёнок вступал в закрытую группу, попасть в которую можно только по приглашению организатора. (Для тех, кто не знает: содержание закрытого сообщества видят только те, кто в нём находится, то есть родители не могли видеть, о чём там идёт речь). В закрытой группе более явно фигурировали темы, связанные с одиночеством, неразделённой любовью и обидами, связанными со школой и семьёй. Здесь были размещены песни типа: «…мы ушли в открытый космос, в этом мире больше нечего ловить». Тут и там возникали вопросы: «Сколько унылых будней ты готов еще так просуществовать?» Появлялись картинки с рельсами и надвигающимся поездом, а также надпись: «Этот мир не для нас». На фото были дети на крышах с надписью: «Мы дети мертвого поколения» и т. п. Широко использовались такие символы как киты, выбрасывающиеся на берег, и бабочки, живущие один день.

Того из ребят, кто начинал иронизировать по поводу тематики сообщества, немедленно исключали, а остальным давали «творческие задания». Например, выложить на личной странице фото своей руки с порезами или написать эссе о девочке Рине, покончившей с собой (её гибель была намеренно разрекламирована в интернете и служила образцом для подражания). Детям также давали задания разместить на своих страницах песни мрачного мистического содержания, соответствующие стихи или слоганы. В какой-то момент следовало предложение вступить в следующее закрытое сообщество, где тематика становилась предельно откровенной.

Обратим внимание на ряд приёмов, которые использовали организаторы таких групп. Под страхом исключения предписывалось не покидать сообщество более чем на 48 часов, таким образом, ночные бдения с 4−20 до 6−00 повторялись ежедневно. (Почему именно с 4−20, дано объяснение ниже). Естественно, ребёнок начинал учиться всё хуже и тем самым навлекал на себя недовольство учителей и родителей, что ещё больше убеждало его в том, что мир враждебен.

Перевод подростка из одной закрытой группы в другую и проведение чатов в ночное время являлся практически полной гарантией того, что родители не смогут проследить, с кем и на какую тему общаются их дети. В частности, мать погибшей девочки Эли замечала: дочь не высыпается. Она проверяла её через час или через два после засыпания, а также утром, но заставала всякий раз спящей и не понимала, в чём дело.

Условие выкладывать на своей личной странице материалы на тему суицида ставилось тоже неспроста. Любой следователь, заглянув на страницу погибшего подростка, тут же убеждался в том, что покойный был попросту психически нездоров, и винить в его смерти некого, кроме него самого и родителей, которые вовремя не отправили его лечиться. И со спокойной совестью закрывал дело.

«Так-то оно так, — возразят мне, — но если целью организаторов таких групп являлось выявление ребят, предрасположенных к употреблению наркотиков, то зачем было допускать их самоубийства? Какой в этом смысл?» Судя по всему, ребята, покончившие с собой, — это, с точки зрения организаторов, «непонятливые клиенты», которые так и не догадались, что от них на самом деле требовалось, хотя намёки были более чем прозрачны, ведь даже время с 4−20, когда начинался чат, — это популярный час курения марихуаны, и сами эти цифры являются своеобразным паролем для тех, кто употребляет наркотики. Скорее всего, детей обрабатывали и «в реале» — через несовершеннолетних дилеров, проживающих в том же городе. Кстати, в подъезде дома, с крыши которого упала Эля, было написано не её почерком: «Твой шаг будет последним». Подобные надписи были в подъездах и на стенах домов, где погибли другие подростки.

Опубликовано на личной странице 12.06.2016
Дата первой публикации 12.06.2016

ШколаЖизни.ру рекомендует

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: