Владимир Журавлев Профессионал

Забытый на родине скульптор Гликман. Почему в Ораниенбауме поставлены два памятника Ломоносову - человеку, который никогда там не был? И почему не поставлено ни одного памятника композитору Стравинскому, который прославил Ораниенбаум?

Гликман и Ломоносов. Скитания памятника и его автора

В 2011 году кроме юбилея города Ораниенбаума-Ломоносова праздновалось 300-летие со дня рождения Михаила Васильевича Ломоносова, человека, сделавший много для России, который по историческим сведениям никогда не был в Ораниенбауме, но именем которого переименован город, и памятник которому стоит у РДК на Дворцовом проспекте в Ораниенбауме.
Что может быть более привычного для любого ораниенбаумца, чем этот памятник? Тем не менее он — полная загадка для наших краеведов… Почему?

К переименованию города именем ученого-стихотворца Ломоносова я отношусь отрицательно. Во-первых, не засвидетельствовано исторически, что он в городе появлялся, хотя можно увидеть мозаичные столы и стеклярус в Китайском дворце, изготовленные в мастерских Ломоносова, и фейерверки он изготовлял в Академии для Ораниенбаума, и даже ночезрительную трубу хотел презентовать в Ораниенбауме для Петра Федоровича. Да вот беда — Екатерина за неделю до этого события 250 лет назад в июле 1762 году свергла своего мужа — законного императора с престола и велела его задушить в Ропше.

Почему надо вернуть городу имя? Свое великое имя Ораниенбаум городу получил от своего отца-основателя князя Ингерманландии и генералиссимуса Меншикова. И чем глубже я погружаюсь в историю Ораниенбаума, тем больше склоняюсь к мысли, что надо вернуть городу его историческое название, берущее свои истоки от династии герцогов Оранских, королей Нидерландов и Англии.
Ломоносов был талантливый изобретатель-химик, механик, он много чего успел изобрести, но мода на изделия и изобретения Ломоносова в его время так и не появилась. И все его изобретения и открытия приказали долго жить через десяток лет после смерти самого Ломоносова. Много чего Ломоносов начал, но не успел, или не захотел закончить. В разных областях его деятельности не было поставлено жирной точки. И стихи-то его и Радищев, и Пушкин поругивали. И славянскую его историю дописывал профессор-норманист Миллер. А когда надо было найти символ панславянизма и выбор пал на Ломоносова, видимо, из-за его «подлого» (как раньше называли людей недворянского звания) происхождения, то пришлось и завод фарфора, секрет которого открыл сокурсник по учебе в Германии Виноградов, называть именем Ломоносова, и город искать с недружелюбным иностранным звучанием для уха отца народов, чтобы переименовать его в Ломоносов.
Тем не менее, есть Ломоносовский район, на территории которого когда-то было расположено имение Усть-Рудица, где Ломоносов создал свою фабрику цветного стекла. В августе 2009 года мне посчастливилось попасть на экскурсию, организованную обществом ВООПИК Ораниенбаума, экскурсоводом которой был директор Биологического института профессор Дмитрий Владимирович Осипов. Дмитрий Владимирович, кроме своей биологической деятельности, является тонким знатоком искусства всех архитекторов и скульпторов Сергиевки. Он является владельцем уникальной копии скульпторы Витали «Венера, снимающая башмачок». Многие годы Дмитрий Владимирович также собирал и создавал антологию пребывания Михаила Ломоносова в Ломоносовском районе. Эта экскурсия в Усть-Рудицу открыла для меня другого Ломоносова — талантливого изобретателя, механика, химика, который не мог, не хотел и не умел сделать свои изобретения нужным обществу своего времени. Но мог создавать на пустом месте фундаменты новых невиданных производств, этакий «кремлевский мечтатель», инноватор 18 века. Это показалось так интересно, что я тоже заинтересовался уже конкретно личностью Ломоносова и всем, что с ним связано, особенно изображениями всех артефактов, связанных с этим именем.
Спустя какое-то время, хотя по своей натуре я не коллекционер, мне в руки попадается открытка с изображением памятника Михаилу Ломоносову, где наш самый известный городской памятник изображен на фоне каких-то неизвестных домов.

Открытка «Изогиз» 1961 г. На обратной стороне открытки написан следующий текст: «Г. Д. Гликман (р.1913г.) Памятник М. В. Ломоносову в г. Ломоносов Ленинградской обл. 1955 г.»

Памятник на открытке изображен вроде наш родной — рамбовский большой бюст Ломоносова на прямоугольном сером гранитном постаменте, снизу мальчонка на приступочке с книгой, а дома на заднем фоне стоят незнакомые. Я с этой открыткой пошел к своим знакомым ветеранам, чье детство прошло в Рамбове и узнал интересные подробности и об этом памятнике, и о прежнем городе.
Первоначально в 1954 г. памятник-бюст М. В. Ломоносову работы Гавриила Гликмана установили в Ленинграде на перроне Балтийского вокзала, откуда отправляются электропоезда в Ораниенбаум. В исторической справке это объяснилось тем, что недалеко от Ораниенбаума, основанного князем Александром Даниловичем Меншиковым в 1710 году, находилась усадьба М. В. Ломоносова Усть-Рудица, где ученый в 1753 г. основал фабрику по изготовлению цветных смальт. В память об этом в 1948 г. город Ораниенбаум Указом Президиума Верховного Совета РСФСР был переименован в город Ломоносов, а на перроне электричек ораниенбаумского направления на Балтийском вокзале через несколько лет был поставлен памятник Ломоносову.
Летом 1955 г. бюст Ломоносова сняли и установили уже на платформе железнодорожной станции «Ораниенбаум», где фотограф и запечатлел памятник. Дома, которые изображены на открытке позади памятника, стояли вдоль Карасты по улице Ленинградской (Петербургской) и были впоследствии снесены. Рядом с перроном бюст простоял еще несколько лет. Фундамент от памятника до сих пор можно увидеть в небольшом скверике, когда идешь с электрички — то по правую руку растут кустики и деревья, там как раз и находилось вторая «квартира» памятника.
В 1961 г. к 250-летию со дня рождения ученого памятник перенесли в уютный скверик на проспект Юного Ленинца (ныне — Дворцовый проспект, д.12/8), где он и стоит в привычном для горожан месте.
В городе Рамбове, как называют местные жители Ломоносов, есть еще один гранитный памятник Ломоносову в городе Ломоносове на Ораниенбаумском проспекте у ПТУ-20. Его авторы — скульптор Н. С. Кочуков, архитекторы А. И. Алымов, В. Н. Рощин. Открыт 12 ноября 1985 г. Высота памятника вместе с гранитным постаментом — 400 см. Памятник является даром творческого коллектива городу Ломоносову в связи с 275-й годовщиной со дня рождения ученого.
Но, конечно же, самое значительное произведение искусств, принадлежащее нашему городу, это все-таки памятник Михаилу Ломоносову работы Гавриила Гликмана на Дворцовом, который можно увидеть на фото 60-х годов.

Меня всегда интересовало, почему об авторе известно очень мало, почти только, что содержала надпись сзади бюста Ломоносову: «Г.Гликман, 1954». Да еще все добавляли шепотом, что автор памятника эмигрировал за границу. Возможно, этим и объяснялась такая завеса молчания над именем талантливого автора этого памятника. Но сейчас мы живет в такое время, что открываются архивы КГБ-ФСБ, появляются отрывки мемуаров герцогов и князей, всплывают имена священников-новомучеников — наших земляков… Все записки рамбовских краеведов, которые в прежние временны были обречены лежать мертвым грузом в фондах музеях, теперь могут быть опубликованы. Поэтому жизнь и творчество скульптора Гликмана уже не составляет государственную тайну.

Родился Гавриил Давидович Гликман 14 июля 1913 года в местечке Бешенковичи Витебской губернии Российской империи.
В Витебске, еще в детстве, в художественном училище он имел возможность наблюдать за работой Шагала, Малевича, Пена, Юдовина и других знаменитых живописцев. Наверное, от них Гликману, который считал Марка Шагала одним из своих учителей, передались присущие ему впоследствии художественная свобода и буйство фантазии. Будучи молодым человеком, он сформулировал для себя девиз своего искусства — познать красоту и глубину человеческой души, поведать о ней всеми подвластными ему изобразительными средствами.

В 1929 году семья Гликмана переезжает в Ленинград — город, в котором художнику суждено было прожить более полувека до эмиграции.
В 1937 году он поступил в Ленинградскую Академию художеств на отделение скульптуры профессора Г. Манизера, которое окончил лишь в 1947 году. Эти 10 лет учебы были разделены войной. Гавриил Гликман пошел на фронт и с 1941-го по 1945-й воевал, встретив Победу советских войск в Берлине лейтенантом артиллерии.
После того как Гавриил Гликман заканчивает Академию художеств, он вскоре становится одним из ведущих советских скульпторов. Среди созданных им произведений — портреты как известных людей давно ушедшей эпохи, так и современников художника: Д. Шостаковича, Е. Мравинского, М. Ростроповича, В. Мейерхольда, С. Михоэлса, А. Иоффе и многих других. Его скульптуры украшают музеи, концертные залы, улицы и площади Москвы и Подмосковья, Санкт-Петербурга и Царского Села, Саранска, Саратова…

«Пушкин-лицеист» — мраморная фигура работы Гликмана — экспонировалась в Эрмитаже и причислена к одним из лучших скульптурных изображений великого русского поэта.

Одно из выдающихся произведений Гликмана — памятник Михаилу Ломоносову — находится в нашем Ораниенбауме, хотя искусствоведы почему-то не называют его в числе творческих побед скульптора. Хотя молодой Ломоносов на памятнике весьма похож на молодого Пушкина-лицеиста, возможно, как предтеча великого русского поэта.

Все годы своей жизни, создавая свои монументальные произведения, Гликман тайно занимается живописью, которая и становится истинным предметом его самовыражения. Почему тайно? Живопись Гликмана не только по своей тематике изначально противостояла советской идеологии, но и по форме своего выражения никак не укладывалась в прокрустово ложе соцреализма. В особом, одному ему присущем стиле появляется замечательная серия женских портретов «Невский проспект», живописные портреты деятелей искусства и литературы: Блока, Дягилева, Соллертинского, Филонова, Кузмина, Андрея Белого, Стравинского…

Дмитрий Шостакович, с которым Гликман тесно общался в эти годы, сказал ему как-то полушутя: «Вам, Гавриил Давыдович, надо спрятать свои работы в тайный бункер до поры до времени…» Но Гликман не внял этим советам — осторожность была не в характере художника, прошедшего лейтенантом артиллерии фронты Великой Отечественной войны.
И выставка живописных полотен 55-летнего признанного скульптора все-таки состоялась — она просуществовала всего 2 дня. В 1968 году Гавриил Гликман выставляет свои живописные полотна в Ленинградском доме композиторов. И сразу же — громкий скандал. Выставка закрывается властями уже на третий день, над его творчеством и личной судьбой нависает угроза — и с этого времени ему неоднократно рекомендуют покинуть страну.
Вот как вспоминает о 60-летнем Гликмане один из основателей самиздата бардовских песен Владимир Ковнер: «Нервный, всегда возбуждённый, ненавидящий Советы Гликман: „Бандиты, пауки… Перехожу дорогу. Милиционер. Чувствую — едва удерживается, чтоб не убить меня-старика сапогом в живот. Неужели вы не видите?..“. Его кисти принадлежат жуткие до сумасшествия, страшной болью исполненные портреты Шостаковича и Пастернака, Мандельштама в тюремной рубашке, Цветаевой с петлёй на шее, будто специально созданные как иллюстрации к стихам Галича».

В 1980 году Гликман совершает свой выбор — скульптор эмигрировал в Германию, в Мюнхен, где прожил до самой своей кончины 4 января 2003 года. Впоследствии художник вспоминал, что отъезд из советской России был трагической дорогой без возврата, но… «вырвался я оттуда, влекомый призраком свободы, духовной и физической, той свободы, которая в СССР всем представлялась какой-то несбыточной субстанцией и только тайно жила в душах».
В эмиграции 70-летний Гликман родился как живописец, создал свои главные живописные полотна (хотя живописью начал заниматься давно, еще в Ленинграде) и обрел мировую известность.

Оказавшись на Западе, где он был еще малоизвестен, Гавриил Гликман, после ряда переездов, поселился в Мюнхене в 1982 году. Там он необычайно успешно творит в разных жанрах живописи, графики, скульптуры. Достаточно сказать, что за эти годы в Германии состоялись его выставки в Берлине, Гамбурге, Ганновере, на острове Зильт и, конечно же, неоднократно на его новой родине — в Мюнхене.
А в Баден-Бадене и Висбадене установлены два бронзовых памятника Достоевскому работы Гавриила Гликмана. И именно здесь, на Западе, Гликман открывает для себя другую Россию, из-за цензуры мало знакомую ему на родине — Россию Бердяева и Флоренского, зрелого Кандинского и Стеллецкого, Леонтьева и позднего Бунина, Россию великого множества творцов, погибших или оказавшихся за бортом официальной советской истории искусства. Так рождается «Духовная летопись России» Гликмана — цикл портретов подвижников русской культуры. Сам художник говорил о нем: «Главное в людях и в их творчестве — дух, высокая духовность, одержимость ею, что так характерно для России. И именно это я пытался выразить языком красок, линий, композиций, ритмов». В этой серии — портреты Гумилева, Ахматовой, Блока, Пастернака, Есенина, Мандельштама, Мейерхольда, Филонова, Зощенко, Бабеля, Цветаевой, Солженицына, Сахарова, Стравинского и др.

Тут хотелось бы акцентировать тот факт, что известный во всем мире композитор Стравинский, в отличие от Михаила Ломоносова, родился в Ораниенбауме, но памятника великому композитору на его родине еще нет. В 2012 году исполнилось 130 лет со дня рождения Игоря Стравинского, и общественность Ораниенбаума решила обратиться к известным скульпторам с просьбой сделать подарок городу — памятник Игорю Стравинскому. И есть уже обнадеживающие факты после ряда встреч, что мечта общественности сбудется. Об этом мы уже узнаем на музыкальном фестивале Stravinsky-Fest, который организует та же самая общественность Ораниенбаума. Фестиваль пройдет 9 сентября в Краеведческом музее и отеле «Домик у причала». Также идет работа о наименовании безымянной площади у входа в парк именем Стравинского. В Топонимической комиссии нас обнадежили, что этот вопрос будет рассматривать уже в этом году.
Возможно, на площади имени Стравинского будет стоять (вернее, сидеть) бронзовый Игорь Стравинский.

Но вернемся к рассказу о скульпторе Гликмане в эмиграции.
В Германии не только русская духовная жизнь волнует Гликмана.
Западное искусство вдохновляет его на большую серию портретов, которую также можно определить как «духовную летопись». Среди них — портреты Шекспира, Рембрандта, Канта, Пруста, Сезанна, Ренуара, Малера, Рильке, Кафки, Эйнштейна. За время жизни на Западе окончательно созрел и сложился своеобразный и неповторимый стиль художника Гавриила Гликмана. Этому способствовала и особая свободная атмосфера Мюнхена — она стимулировала бурное развитие его замыслов, творческие поиски и находки. Часто в исследованиях критиков о творчестве Гликмана отмечается, что в нем нашли своеобразное претворение и развитие все крупнейшие художественные направления ХХ века.
Состоялось свыше 70 выставок во многих странах Европы (Германия, Англия, Голландия, Польша и др.), в Америке и в Австралии. Более 600 произведений художника (живописных полотен, графических работ, скульптур) находятся в музеях и частных коллекциях в России, США, Германии, Франции, Израиле, Польше, Италии, Голландии, Бельгии, Англии, Бразилии, Испании, Японии.
С самого начала эмиграции Гликмана поддержали наши соотечественники — русские композиторы, артисты, поэты. Оказавшись за границей, Гликман стал создавать памятники композиторам. Он был востребован. Когда тридцать работ купил у него Мстислав Ростропович — тут-то о Гликмане и заговорили.
Его картины постоянно приобретал композитор Журбин. Самая большая коллекция живописных работ и графики находится в частной коллекции эстрадного артиста Льва Горелика в Саратове — 300 работ, половина всех живописных работ Гавриила Гликмана.
Портреты Гавриила Гликмана неожиданны по своей изысканности и свободе, по смелости вторжения в характеры великих и по согласию-несогласию с ними. Дерзость, доброта, эпатаж. Особенно интересны портреты тех, кого он хорошо знал, и с кем долго дружил: как холоден, непримиримо грозен, жесток в оценках всевидящий глаз Шостаковича!
Гавриил Гликман оставил воспоминания о творческих людях его эпохи, с которыми он был знаком. В журнале «Звезда» № 5 2003 года были впервые опубликованы его воспоминания о дирижере Маэстро Мравинском, с которым его связывали творческие и дружеские отношения.

Гавриил Гликман умер в 2003 году в Германии в возрасте 90 лет, как писали современники: «могучий, прекрасный, ослепший. Ленинградский скульптор, участник войны, выпускник художественной академии, друг Дмитрия Шостаковича, автор единственной выставки в СССР, просуществовавшей целых два дня! Но творчества Гликмана возвращается в Россию. На выставке живописи Гликмана в залах Международного университета в Москве маленькая женщина со следами былой красоты осталась после всех, ходила и кланялась каждой картине. Она ушла, не поворачиваясь спиной к залу. Как хорошо сказал Роберт Бернс: «Вот это есть земная слава и земная честь…»

С творчеством Гавриила Гликмана можно ознакомиться в электронных галереях:
скульптура www.glikman.de/skulpturendt.html
живопись www.glikman.de/malereidt.html
графика www.glikman.de/grafikendt.html

Статья размещена на сайте 9.08.2012

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: