Хайаса Арарат Грандмастер

Давид Ян - создатель ABBYY Lingvо, ABBYY Fine Reader....

Ян Давид Евгеньевич(3 июня 1968 г., Ереван) — российский IT-предприниматель, основатель и председатель совета директоров компании ABBYY. Отец китаец, мать армянка, оба физики по образованию.

Первые 17 лет жизни, до поступления в МФТИ, жил в Ереване. Учился в физматшколе № 1 при Ереванском университете.

Окончил факультет общей и прикладной физики в 1992 году по специальности «Прикладные математика и физика», защитив диплом на тему «Язык описания словарей DSL». В 2003 г. защитил диссертацию по OCR.

На 4-м курсе (1989 г.) основал вместе с сотрудником ИПТМ РАН Александром Москалёвым компанию Bit Software, в 1998 г. переименованную в ABBYY. Наиболее известные продукты — система распознавания документов FineReader и электронные словари Lingvo.

Участвует в качестве предпринимателя в других проектах:

Создание карманного коммуникационного компьютера для подростков Cybiko (Россия, США, Тайвань, 1998−2003 гг)
ATAPY Software (2001)

Основал компанию iiko («айко»), создающую систему управления ресторанами и гостиницами (2005)
FAQ-Café (2004), клубы ArteFAQ (2007), Сквот (2009), Сестры Гримм (2009).

Образовательный фонд Ayb (2005), Наблюдательный совет МФТИ, центр Tumo (2006).

Издание «Большого англо-русского словаря Lingvo» — двухтомного иллюстрированного издания в твёрдом переплете (2007).

Июнь 1989 года — Давид Ян знакомится с Александром Москалёвым и предлагает совместно создать электронный словарь Lingvo для персональных компьютеров;

1993 год — заканчивает факультет общей и прикладной физики Московского физико-технического института, защитив диплом на тему «Язык описания словарей DSL»;

Конец 2000 года — За 4 месяца с момента коммерческого выпуска компьютеров Cybiko в США продано четверть миллиона устройств.

2001 год — биография включена в каталог «Кто есть кто» в США.

2002 года — признан «Технологическим пионером» на Международном Экономическом Форуме в Давосе;

2002 год — лауреат премии Правительства России в области науки и техники;

2003 год — защита диссертации по теме, связанной с компьютерным распознаванием рукописных текстов;

2006 год — количество пользователей системы ABBYY FineReader в 80 странах превысило 30 миллионов человек.

2007 год — принимает участие в издании «Большого англо-русского словаря ABBYY Lingvo» — двухтомного иллюстрированного издания в твёрдом переплёте;

2008 год — С компанией «Планета гостеприимства» подписан контракт, согласно которому компания iiko автоматизирует с помощью собственных технологий iikoRMS и iikoChain все рестораны «Сбарро», «Восточный Базар», «Виаджио» и «Баш-на-Баш» в России (более 130 предприятий);

Давид Ян — автор большого числа публикаций и обладатель ряда патентов, согласно рейтингам специализированной прессы является одним из самых известных ИТ-предпринимателей в России.

***

Интервью председателя совета директоров компании ABBYY, одного из инициаторов проекта «Айб» Давида Яна московскому журналу «АНИВ».
Давид Ян: «Лучшие станут бизнес-ангелами и вернутся в Армению»
12 января 2011 год.

— Что для Вас означает понятие благотворительности? Это некий долг успешного человека перед обществом или проявление свободного нравственного выбора?

 — Это не два взаимоисключающих свойства благотворительности. И то и другое имеет место. Человек отличается от несоциальных животных тем, что отождествляет себя с себе подобными. Чужая боль и чужая радость становятся его болью и радостью. Поэтому благотворительность — естественное поведение человека в обществе.

— Почему Вы как благотворитель отдаете предпочтение образовательным проектам? Считаете ли Вы, что конкретный образовательный проект в случае успеха может позитивно повлиять на всю сферу образования?

 — По факту действительно получается так, что я отдаю предпочтение образовательным проектам. Я участвую в попечительском совете МФТИ, мы с друзьями начали проект «Айб». Я немного участвовал и в другом проекте в Армении — «Тумо». Наверное, ни у кого не вызывает сомнения важность образовательной сферы. Ребенка, а потом и молодого человека формирует окружение. Для меня совершенно очевидно, что наши достижения были обусловлены той средой, в которой мы находились. Нас сделала среда, в моем случае этой средой стал МФТИ. Но Физтеха бы не было, если б не ереванская физматшкола, а ее бы не было, если б не мои учителя до физматшколы.

— Считаете ли Вы, что через сферу образования можно дать толчок к развитию всего общества?

 — Уверен, что да. Это абсолютный фундамент любого общества. Никакие инвестиции, никакие технологии не изменят общества, если они не лягут на почву людей, социума, имеющего традиции и устремления. Наверное, образование здесь является фундаментальным, первичным, но недостаточным. Инвесторам нужны образованные, квалифицированные люди. В необразованное общество инвесторы не придут, а если придут, то деньги будут разворованы. Образованное общество правильнее поставит вопрос привлечения инноваций, трансфера технологий.

— Реально ли в обществе с серьезными политическими и социальными проблемами создать эффективную систему образования?

 — В СССР, где уровень жизни заметно отставал от Запада, были серьезные научные и технические достижения благодаря достаточно продвинутой, мощной и пронизывающей общество системе образования. Есть примеры, когда общество в силу ряда идеологических и экономических причин не имеет достаточного благосостояния, но имеет достижения благодаря образованию. Например, Бангалор в Индии, где в целом по стране уровень благосостояния достаточно низок. Однако этот регион, где дело образования было поставлено на уровень общенациональной программы, резко отличается от остальной страны. В результате Индия экспортирует IT-аутсорсинг в размере 40 млрд долл. в год.

— Вы один из основателей Образовательного Фонда «Айб», член Совета Попечителей Фонда. Каков в целом подход «Айб» к образованию?

 — Проект «Айб» изначально начинался с выпускников ереванской физматшколы, которые понимали, что она явилась очень серьезным трамплином для дальнейших жизненных шагов. Пытаясь вернуть свой долг школе и сохранить в ней высокий уровень образования, мы вдруг столкнулись с тем, что в случае необходимости больших инвестиций многие инвесторы не хотели бы вкладывать средства в государственную школу, не имея контроля за их расходованием. Следующим шагом было решение создать частную школу. Но мы увидели, что инвестировать в эту школу и привлечь лучших преподавателей Еревана означает ослабить все остальные школы, поскольку таких преподавателей немного. В процессе постепенного развития идеи мы пришли к необходимости помогать всем школам. Было желание вспахать эту почву, посадить в нее новые семена и дать возможность существующим школам успешнее наладить образовательный процесс. Только после этой работы мы поняли, что можем попытаться создавать что-то свое, не оказавшись в противостоянии.

Наша цель трансформировалась в нечто большее, чем отдельная школа. По этой причине мы начали создавать сообщество, клуб, вовлекая многих людей. Нам хочется влить новую струю, новую энергию в образовательный процесс в Армении. Организация частной школы — более узкая задача, хотя сама по себе тоже почетная и правильная. Но в той ситуации, в которой находится Армения, необходима инициатива в области образования в целом.

С одной стороны, мы будем уделять внимание школе «Айб», но результаты работы над учебниками, олимпиадами, конкурсами, процессом переподготовки учителей или созданием условий для специалистов из-за рубежа будут также применимы и к другим школам, другим проектам. Мы не думаем, что осилим все это в одиночку. В процессе общественной работы над всем образовательным полем нам хотелось бы объединиться с другими инициативами, другими достойными проектами и продолжать нашу работу вместе. Только совместная работа позволит нам по-другому посмотреть на этот процесс. В конечном счете, нам всем надо сделать так, чтобы качественное среднее образование было в стране престижным, чтобы дети осознавали, почему им надо изучать науки, ставить опыты, паять устройства, писать программы под iPhone или iPad. Они должны стать выпускниками, которых ждут с распростертыми объятьями в лучших вузах мира. Если мы предложим такую альтернативу, создадим такую мотивацию у родителей и детей, через 5−10 лет эти же дети, уже будучи молодыми специалистами, выпускниками лучших вузов в том или ином качестве вернутся в Армению. Они смогут вернуться физически, если к этому моменту в стране уже будут точки приложения для их талантов и усилий. Если же этого не произойдет, они создадут свои компании за рубежом, повысят там свою компетенцию и вернутся в Армению в качестве венчурных капиталистов, бизнес-ангелов (так называют частных инвесторов, вкладывающих собственные средства в инновационные проекты. — Прим. ред.), профессионалов и сами создадут те точки роста, которые дадут возможность сделать следующий шаг в развитии общества.

— Какими качествами должен обладать образованный человек сегодня, кроме глобальной конкурентоспособности? Насколько важны его проживание и работа в Армении?

 — Сегодня мир уже устроен по-другому. Физическое присутствие уже не так необходимо как раньше. Очень важно иметь сильных профессионалов и успешных людей, привязанных к исторической родине. Они найдут способ ее возродить…

В предпринимательстве важны активная жизненная позиция, лидерские качества, способность работать в команде, делегировать полномочия. В инновационной сфере необходимы интуиция, понимание того, в каком направлении развиваются технологии. Невозможно приобрести интуицию, сидя в России, Армении или Индии. Интуиция представляет собой квинтэссенцию большого опыта. Большого количества просмотренных телевизионных передач по теме, прочитанных журналов, съеденных на бизнес-раутах креветок, разговоров в «Старбаксе» с людьми в Кремниевой долине. Чтобы понять тенденции, нужно присутствовать в эпицентре событий. В Кремниевой долине, в Токио, Шанхае, в Израиле, Финляндии, Сингапуре — там, где сегодня зарождается новое. Необходимо физическое присутствие именно там — по крайней мере, периодическое. Его ничто не заменит. Жить, работать, дышать этим воздухом, слышать разговоры за соседним столиком кафе. Реализовывать новые идеи сегодня можно дистанционно, и это получается гораздо эффективней, чем раньше. То есть разрабатывать можно и в Туле, и в Ереване, и в Бангалоре, и в Москве. Нужно много ездить и ребят возить, чтобы сами разработчики больше видели.

— Вопрос в том, какие стабильные патриотические мотивации будут у таких мобильных и предприимчивых людей, высококвалифицированных специалистов, необходимым образом связанных с эпицентрами событий? Не будут ли раньше или позже слабеть, отходить на второй план связи с Родиной, тем более в условиях жесткой конкуренции, огромного потока необходимой информации, дефицита времени и сил?

 — Мотивация, связанная с Родиной, устроена таким образом: чем больше Родина дала человеку, тем его корни изначально крепче. Со временем у человека, благодаря его корням, возникает желание вернуться и что-то сделать в своей родной стране, но часто она оказывается недостаточно восприимчивой к этому, не может предоставить благоприятной почвы для реализации его идей. Дальше все зависит от человека. Некоторые охладевают быстро, некоторые еще долго ломятся в закрытую дверь. Я это могу видеть на примере выпускников Физтеха, уехавших в США и так или иначе сохранивших отношение к Москве и России, потому что они состоялись как профессионалы благодаря Физтеху. Они отлично понимают, каким трамплином стал для них Физтех. Те из них, кто хочет что-то сделать на благо страны, попытавшись раз и увидев безразличие или отсутствие ресурсов, охладевают, хотя некоторые не охладевают долго. В принципе, инновационная область устроена примерно так же, как и добыча нефти в недрах, и роль нефти играют человеческие мозги. И если в данном регионе «нефти» нет, проведя разведку и побурив несколько раз, инвесторы теряют к региону интерес.

Если мы создадим те самые школы, которые дадут основу для появления специалистов мирового класса, у этих людей в среднем останется мощный внутренний стимул вернуться в Армению или физически, или на время реализации своего проекта. Тем более что в Армении в этом смысле связи гораздо крепче, изначальное внутреннее притяжение гораздо сильнее, чем во многих других странах.

Если, вернувшись, они увидят распил денег на уровне правительства, если не найдут на месте достаточного количества профессионалов, способных реализовать проект, они потеряют половину денег, пожмут плечами и скажут: ну, не получилось.

Специалистов на месте нужно много. Чтобы делать дело, нужны десятки и сотни тысяч людей. В этом смысле круг замыкается, и мы снова приходим к образованию.

Все начинается с того, что сначала мы даем молодым людям в Армении высококлассное образование, затем выпускаем на вольные хлеба в высшие учебные заведения, чтобы они набрались мирового опыта, получили понимание мировых проблем. Лучшие из них станут президентами и вице-президентами крупных компаний или смогут основать собственный бизнес, заработать деньги и с этими деньгами в качестве бизнес-ангелов вернутся в Армению. Мы видим, какой интерес, какое желание вернуться и что-то сделать есть у нашего поколения. Люди из следующего тоже вернутся. И важно, что они увидят, вернувшись через 10−15 лет — они увидят в Армении огромное количество молодых профессионалов. И они дадут рабочие места этим профессионалам там, в Армении. Тогда уже не всем придется выезжать за рубеж, чтобы набираться опыта. Уже технологии, идеи и проекты вернутся в Армению, и там будут основаны лаборатории в области геномики, фармацевтики, IT, современных мультимедийных, телекоммуникационных проектов, трехмерной анимации. На уровне всего, что касается интеллектуальной собственности и мозгов. И все начнется. Похожая история произошла с Израилем, Финляндией, Сингапуром. Это маленькие страны, сопоставимые по численности населения с Арменией. И они создали необходимые условия.

— Насколько важной Вы считаете связь образовательного проекта с социальной средой? Должен ли проект учитывать все ее особенности, подстраиваться под них? Или есть универсальные принципы и стандарты, которые везде будут работать, и среда со временем изменится под воздействием этих заложенных в проекте универсальных принципов? Каким должно быть современное образование для армянина? Должно ли оно отличаться по программе, методике, организации учебного процесса от лучших западных образцов?

 — Мне сложно сказать. Я не специалист в области образования. Я знаю, что отец Месроп Арамян в рамках проекта «Айб» потратил много времени для изучения опыта лучших мировых школ и образовательных проектов. Я не верю, что можно сделать с нуля без оглядки на мировой опыт свой собственный лучший в мире образовательный процесс. И также не верю, что можно взять образец французской, нью-йоркской, лондонской школы и под кальку перенести его в Армению.

*

Статья опубликована 16.05.2011

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: