Хайаса Арарат Грандмастер

«Лучший ассистент» Сергея Герасимова.

Оганесян Генрих Бардухмиосович (1 сентября 1918 г., Ереван — 2 декабря 1964 г., Москва) — известный режиссёр, сценарист.

Генрих Оганесян: что наша жизнь?
-----------------------------------------

Генрих Оганесян, снявший всеми любимый фильм «Три плюс два», прожил недолгую жизнь. Он умер на пике славы, оставшись в памяти людей не только как талантливый кинорежиссер, но и очень веселый человек.

Покорение Москвы было целью. И эта цель в представлении Генриха Оганесяна — молодого стажера ереванского театра им. Сундукяна — приравнивалась к покорению мира.

В столицу он ехал с грандиозными планами, но, увы, с первого раза поступить на режиссерский факультет ВГИКа не удалось. Однако ради кино молодой и амбициозный Оганесян был готов на все. Тогда-то ему и пригодился специфический актерский опыт, приобретенный в Ереване…

Шла война. В театре им. Сундукяна Генрих каждый вечер деловито оглядывал окна и двери на предмет соблюдения светомаскировки и, сурово бросив сторожам: «На посту не спать!», выходил в примыкающий к театру сад. Здесь разворачивалось целое представление. Он перебегал от дерева к дереву, залегал в траве, якобы прячась, осторожно оглядывался. Естественно, все это не могло укрыться от глаз постового милиционера, у которого сразу возникла мысль — «Шпион!» За Оганесяном установили слежку, а потом арестовали. Но на допросе Генрих с невинным видом заявил, что он — актер театра им. Сундукяна, репетирующий свою роль… Невероятно, но его отпустили.

В Москве после неудачной попытки поступления Оганесян явился к Сергею Герасимову и, заявив, что он — лучший ассистент для такого великого режиссера, потребовал принять его на работу. Разумеется, Герасимов попытался побыстрее отделаться от назойливого самозванца. «Я снимаю фильм об Иване Сусанине, где нужны исторические костюмы. Сейчас идет война, и никто не выделит ни копейки на их шитье. Большой театр, у которого такие костюмы есть, отказался их предоставить. Если ты достанешь мне костюмы, считай, что принят в съемочную группу». Было бы задание! Генрих Оганесян одолжил у своего друга Арно Бабаджаняна костюм и черный кожаный плащ и в таком виде явился в кабинет директора Большого. Не говоря ни слова, он хмуро оглядел всех, вызвав невообразимую панику у руководства театра, решившего, что это — человек из Госбезопасности (в те годы они одевались именно так). Через минуту в кабинете остался только директор — остальных как ветром сдуло. Последовавшая атака Генриха была решительной и наглой:

 — Что вы себе позволяете? Кто вам дал право срывать киносъемки государственного значения? Как вы могли так легкомысленно отнестись к столь важному вопросу?! Немедленно распорядитесь отправить костюмы оперы «Иван Сусанин» на киностудию для съемочной группы народного артиста СССР Сергея Аполлинариевича Герасимова! На все про все вам — 55 минут!

Позеленевший от страха директор бросился к телефону:

 — Срочно упакуйте все костюмы «Ивана Сусанина»!

Затем, извиняясь, промямлил Генриху:

 — Все будет. Я надеюсь, что успеют…

 — Посмотрим! — строго посмотрел на него Оганесян и вышел из кабинета…

Спустя час Оганесян звонил из телефона-автомата:

 — Алло! Мне Сергея Герасимова! Кто спрашивает? Его самый лучший ассистент! Сергей Аполлинариевич? Это опять я. Потрудитесь посмотреть в окно!

У ворот киностудии им. Горького стояли три грузовика, доверху груженные реквизитом оперы «Иван Сусанин»! Герасимов был в восторге. Оганесяна приняли ассистентом.

Его организаторским способностям многие могли бы позавидовать. Казалось, он умудрялся бывать одновременно в разных местах и отлаживал съемочный процесс с такой виртуозностью, что на самом деле стал незаменимым помощником Сергея Аполлинариевича. Вскоре упорство молодого человека в достижении своей цели увенчалось успехом, и он был зачислен во ВГИК на режиссерский факультет. И повсюду, где бы он ни находился, шутки и розыгрыши были его вечными спутниками, жизнь он воспринимал не иначе как игру. В троллейбусе по дороге во ВГИК тихонько наступит на ногу кому-нибудь и тут же сочувственно скажет: «Вот какой народ пошел. Никогда не извинится». Кивает при этом на ничего не понимающего человека с газетой. Тот, кому Генрих наступал на ногу, говорил пассажиру с газетой: «Хам!» — «Да что вы ко мне привязались?!» — возмущался ни в чем не повинный человек. «Кто к кому привязался?!» И начинался скандал. А Генрих с интересом наблюдал за развитием событий, иногда вставляя провокационные реплики.

Практиковал он и такой розыгрыш. В ресторане подбегал к незнакомому человеку, начинал хватать его за руки, трепать за волосы, щипать за щеки, пошлепывать. Все происходило очень шумно. Когда человек уже не мог сопротивляться и готов был признать в Оганесяне знакомого, Генрих успокаивался и говорил: «Ой! Я ошибся, простите!»

Оганесян обладал потрясающим даром имитировать иностранную речь. Не зная ни одного иностранного языка, он быстро и убежденно мог «говорить» по-английски, по-французски, по-испански и т. д. Однажды в буфете ВГИКа за соседним столиком сидели интеллигентные дамы, преподавательницы иностранных языков, и разговаривали по-английски. Генрих начал произносить тирады, имитируя английскую речь. Дамы напряглись. Последовала пауза. Потом одна из них обратилась к Генриху по-английски. Он невозмутимо признался:

 — Я не знаю языка.

 — Не обманывайте меня, — возразила дама. — Я вам все равно не поверю!

А вот по-русски Генрих говорил с сильным акцентом. Но все его хорошо понимали. Людей он классифицировал так: «удобни» и «не удобни». Это многое определяло в его жизни… И с «не удобни» могла произойти какая-нибудь каверза.

В 1954 году Оганесян окончил экстерном ВГИК. В течение нескольких лет, работая над различными фильмами, он потихоньку приближался к первой самостоятельной работе, которой стал фильм «Приключения Кроша» по рассказу Рыбакова. Фильм имел грандиозный успех — в прокате картина собрала 19,2 млн зрителей. Кстати, исполнивший роль Кроша Николай Томашевский, сын второй жены Генриха Марины, благодаря фильму стал невероятно популярным. В этом же фильме свою первую главную роль в кино исполнил Никита Михалков.

Вслед за этим Оганесян взялся за экранизацию комедии Сергея Михалкова «Дикари». Режиссерский талант и интуиция подсказывали ему, что простое перенесение пьесы на экран будет банально. Он решил попробовать молодых артистов — Андрея Миронова, Геннадия Нилова, Евгения Жарикова, Наталью Фатееву, Наталью Кустинскую. Репетировали актеры по вечерам, и атмосфера влюбленности, предельной галантности по отношению к девушкам сама по себе отражалась на работе. Ребята фонтанировали хохмами, розыгрышами, многие из которых «ложились» на пленку. Там же рождались фразы, ставшие впоследствии крылатыми, чего стоила только: «Представляешь, Джексон оказался женщиной!» Атмосфера непосредственности и раскрепощенности, созданная Оганесяном на съемочной площадке, превратила фильм в бесконечный ряд добрых и веселых шуток, в одной из которых участвовал и сам режиссер, сыгравший эпизодическую роль официанта в ресторане. За два с половиной месяца комедия «Три плюс два» была отснята и вскоре вышла на экраны. Успех фильма был оглушительным — в прокате он собрал 35 млн зрителей! Молодые актеры стали настоящими звездами, а Фатеева с Кустинской — секс-символами. После выхода картины Генриха Оганесяна часто допекали расспросами, кто ему больше нравится — блондинка Кустинская или брюнетка Фатеева? Он же неизменно с характерным армянским акцентом отшучивался: «Они мне обе… не нравятся!» Объяснялось все очень просто: Генрих Оганесян обожал свою жену Марину, и на съемочных площадках романов не заводил. Казалось, у талантливого режиссера, жизнерадостного и веселого человека все еще впереди. Но судьба распорядилась иначе…

Вскоре после фильма «Три плюс два» Оганесян тяжело заболел. Он умирал от рака у себя дома, в квартире на Старом Арбате. Марина Томашевская позвонила Нами Микоян (невестке Анастаса Микояна) и сказала, что Генриху очень хочется севанской форели. Есть он уже не мог, но хотел хотя бы прикоснуться к любимому лакомству. Нами, имея возможность заказывать продукты на спецбазе, достала ее и принесла…

2 декабря 1964 года Генриха Оганесяна не стало. Он умер на взлете своей карьеры, не успев реализовать и сотой доли того, что хотел и мог… Нам же навсегда остались его фильмы, такие теплые, душевные, остроумные и смешные, что, несомненно, будут любимы еще не одним поколением зрителей… А еще остался в людской памяти яркий человек, превращавший и свою, и чужую жизнь в увлекательную, веселую игру. Чтобы потом было что вспомнить.

*
По материалам журнала «Ереван»

*

Невероятные шутки кинорежиссера Генриха Оганесяна.
-----------------------

Однажды он разыграл целый спектакль. Только представьте: стоит на остановке автобуса ярко выраженный армянин. Совсем не бритый, волосатый и нервно курит сигарету. Подходит автобус, он гасит ногой сигарету, но не садится, а только машет вслед рукой. На следующей по маршруту остановке то же самое. На пятой остановке народ в автобусе уже начал интересоваться, что происходит. А собственно ничего не происходило: он просто садился в машину, обгонял автобус и на остановке закуривал.

*

Генрих Оганесян дружил с Арно Бабаджаняном, у них был общий друг, молодой скрипач, который играл на дорогой старинной скрипке, не принадлежавшей ему — она была достоянием республики Армении. И вот Генрих подговорил Арно купить дешевую скрипку и, подменив дорогую скрипку на нее, ударить ею по лбу их друга. Так и сделали. Генрих разыграл ссору, Арно схватил скрипку и ударил ею по голове скрипача. Скрипка сломалась. Скрипач потерял сознание.

—Что же ты сделал! — закричал Г. Оганесян — Я же скрипку не подменил!

Арно потерял сознание.

—Вах,—сказал Г. Оганесян разочарованно — Шуток не понимают…

Статья размещена на сайте 15.07.2011

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: