Хайаса Арарат Грандмастер

РОЛЬ ПОЛЬСКИХ ДИПЛОМАТОВ-АРМЯН В ТУРЕЦКО-ПОЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЯХ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVII ВЕКА.

Г. П. ПИНГИРЯН

Проблема внешнеполитических отношении Османской империи со странами Центральной и Восточной Европы в XVI—XVII вв. пока еще мало изучена, хотя интерес к ней в турецкой и польской исторической литературе в последнее время значительно возрос. Об этом свидетельствует выход в свет нескольких новых работ турецких историков Ф. Р. Уната. О. Л. Баркана и Кемяля Беилилли. Еще больше подобных изданий в польской исторической литературе. Б Польше за последние три десятилетия появились публикации источников по этой проблематике, например, такие как книга А. Пшибося и Р. Желевского «Дипломаты давних времен, ценный «Каталог документов турецких"4, которые были обнаружены в польских архивах и хранилищах рукописей тюркологом 3. Абрахамовичем и им же изданы.

Наконец, следует отметить вышедшую в 1966 г. итоговую монографическую работу польских историков «Дипломатическая служба Польши в XVI-XVIII по «и «История польской дипломатии», в которых, однако, не акцентирована деятельность польских армян на дипломатическом поприще. Имеется лишь мимолетное упоминание имен нескольких дипломатов-армян при рассмотрении деятельности польской дипломатической службы на протяжении XVI—XVII вв. Вместе с тем издана прекрасно аргументированная, основанная на многочисленных архивных документах и нарративных источниках, обширная статья видного историка, востоковеда-тюрколога Богдана Барановского «Армяне на дипломатической службе Речи Посполитой"6, которая вошла затем, в качестве одной из глав, в его монографию «Знакомство с Востоком в средневековой Польше"7. Аналогичная работа касательно связей Польши с Востоком в XVIII в. опубликована востоковедом Яном Рейхманом8. Эти исследования Б. Барановского, Я. Рейхмана, а также А. Зайончковского являются первым опытом в деле изучения роли и места польских армян в связях Польши с Востоком. Армянские историки оперируют в основном теми данными, которые содержатся в этих работах польских востоковедов. Ныне созрела необходимость продолжить начатую ими работу, дополнить ее новыми документальными материалами, главным образом из неиспользованных польскими учеными архивов Львова, Киска, а также данными армянских источников.
В настоящей статье затрагиваются некоторые малоизученные аспекты деятельности польских армян-дипломатов и купцов в осуществлении политических контактов Турции с Польшей. В ней на основе архивных материалов освещается характер выполняемых польскими армянами дипломатических миссий в Турции II та важная, порою решающая роль, которую сыграли дипломаты-армяне в бурные, насыщенные поенными тревогами и столкновениями годы первой четверти XVII в., особенно же в критические дни заключения в Стамбуле в 1623 г. Хотинского трактата о мире между Турцией и Полыней.

Источники свидетельствуют, что польская дипломатическая служба в Турции и Иране в значительной степени осуществлялась в XVI—XVII вв. польскими армянами пришедшими на службу в королевскую канцелярию из сферы торговли и имевшими большой жизненный опыт и широкие политические и экономические связи
на Востоке. В большинстве случаев это были полиглоты. Знание восточных языков, нравов и обычаев турок, крепкие связи с армянами Стамбула, Анкары, Адрианополя, Бурсы, Измира и других городов, осведомленность в вопросах восточного этикета, умение наладить контакты с придворными кругами и приближенными султана везирем — все это было присуще им, выполнявшим в Османской империи дипломатические поручения, и приносило успех их (иногда весьма ответственным) миссиям.

Украинский историк И. Линпиченко, характеризуя общественную роль армян в истории Юго-Западной Руси, в частности, писал: «Условия жизни делали из каждого армянина настоящего дипломата dе fасtо. Не удивительно поэтому, что армяне весьма часто являются и дипломатами dе jure. Никто лучше армян не знал обычаев и привычек татар, турок и других восточных народов, с которыми их ежедневно сталкивали торговые обороты. Кому же, как не армянам, было поручать рискованное дело дипломатических переговоров с искуснейшими дипломатами того времени, людьми Востока, когда мелкое нарушение этикета, неловкая фраза, нарушение пустой, на взгляд горделивого шляхтича, формальности могли в самом начале расстроить дипломатическую кампанию на Востоке? Кто, наконец, из шляхтичей того времени мог похвастаться подобными лингвистическими способностями, какими обладал каждый заурядный армянин… Поэтому-то, хотя во главе дипломатических миссии на Восток и стоят обыкновенно шляхетно урожденные поляки, какой-нибудь знатный магнат или молодой член важной шляхетской фамилии, начинающий свою дипломатическую карьеру, однако послом dе fасtо является состоящий при нем в скромной роли драгомана армянский купец"10

Чрезвычайно велика роль славянских стран, в том числе Польши и Украины, в истории армянских поселений на протяжении всего средневековья. Города Речи Посполитой, гостеприимно приютившие армянских переселенцев, явились фактически второй родиной для них. Вот почему в армянских источниках того времени — хрониках, памятных записях манускриптов о Польше и Украине с признательностью говорится как о «Польском и украинском доме армян».

Первая четверть XVII з. была временем экономического и культурного расцвета армянских поселений в Польше, разместившихся более чем в пятидесяти городах страны, главным образом на ее юго-восточных границах, в городах-центрах торговли с Востоком, расположенных на путях караванной торговли с Турцией и Крымом. Самые значительные поселения армян были во Львове (где одну шестую часть населения составляли армяне) и пограничном Каменце-Подольском, где они
составляли треть жителей города. Торговля с Турцией приносила огромные доходы армянскому купечеству Польши, о чем свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении данные реестров пошлин, уплачиваемых армянами на Каменецкой и Снятинской таможнях — так называемый «чвартый грош» за привозимые из Турции богатые караваны товаров. Укажем, например, что лишь за один 1616 г. прибыль каменецкого купца Сефера Нуридзнановнча составляла 9.420 золотых талеров, а купца Багдасара Оганесозича — свыше 11 тысяч.
.
Существовал ряд крупных торговых семейных фирм львовских армян, которые имели свои торговые представительства в Стамбуле н других городах Османской империи. Эти так называемые «торговые дома» Бернатовичей, Акопсовичей, Оганесовичей, Муратовичей, Вартересовичей и Серебковичей проявляли интерес не только к торговой конъюнктуре, но и к военно-политическому и экономическому положению Османской империи.

Деятельные и предприимчивые, армянские купцы вели с большим риском для жизни караванную торговлю с Турцией: участие в караване, идущем на Восток, в те времена было равносильно участию в военной экспедиции. Как заявляли старейшины армянской общины Львова в городском магистрате, «наша молодежь…
с 16 — 18-ти лет привыкла ездить по купеческим делам к туркам и за море в восточные страны, так что их по году, а иногда и больше дома не бывает. В этих поездках при караване они часто подвергаются опасности и упражняются в стрельбе, когда на них нападают сотни татар, опришков и разбойников, и они должны отстреливаться от них».
Путь торгового каравана от Львова до Стамбула занимал около месяца. И все
жев течение года армянские купцы из Польши совершали по несколько поездок в
кркрупные города Османской империи, где они прекрасно освоились, обретя обширные связи. Польская исследовательница Л. Харевичева писала, что «львовские армяне имели большие доходы, и хотя они не были многочисленны, однако подвижностью своею вводили в заблуждение представление современников о своей численности до такой степени, что путешественник Дециуш заявлял: «Partim Polanian occupant Armeni («Частично Польшей владеют армяне»)», что было, разумеется, преувеличением.

В Константинополе постоянного посольства Польша не имела и ограничивалась поситкой время от времени в Высокую Порту посольств во главе со знатными вельможами. Это были, согласно собранным нами данным, посольства: князя Гурского — в 1613 г., Тарговского — в 1614 г., королевского коморннка Чудовского и Корицкого — в 1618 г., магната Отвиновского — в 1619 г., князя Збаражского — в 1622—1623 гг. и львовского горожанина, армянина Хачатура Серебковича (Серобяна) — в 1623 г., получившего от короля Сигнзмунда III за успешно выполненную миссию титул королевского секретаря.

При подобной ситуации особую ценность приобретали те сведения политического и военного характера, которыми снабжались королевская канцелярия и коронный гетман Станислав Конецпольский при посредстве гонцов. Ими также были армяне, например, Стефан Серебкович из Львова, Минас Хачерович из Каменца-Подольского и др.
На службе у гетмана Станислава Конецпольского состояли армяне Марк Сергиёвич, Ованнес Ромашкович и Ованнес Пиотрович. О значительности услуг Марка Сергеевича свидетельствует выданная гетманом охранная грамота, освобождавша я Марка Сергиёвича от уплаты таможенных пошлин во время поездок в Турцию.
Этот документ, хранящийся во Львовском историческом архиве, в частности, гласит:«Дом Марка Сергеёвича, как подручного слуги моего, оказывающего важные услуги Речи Посполитой, должен быть огражден от постоя всяких гостей, для чего приказываю герб свой шляхетский прибить над дверями его дома в Каменце и предупреждаю, что причиненные ему кем-либо обиды за мои личные буду почитать».

Ованнес Ромашкович был известным дипломатом XVIIв. Он 30 лет прослужил в королевской канцелярии и был удостоен высокого титула королевского секретаря. Свою дипломатическую карьеру Ромашкович начинал так же в Стамбуле в качестве представителя гетмана С.Конецпольского. Из турецкой столицы он посылал самые разнообразные сведения о подготовке османами войны против Польши. Его отчет о пребывании в столице Османской империи был представлен в королевскую канцелярию и сохранился до наших дней.

В актах армянского магистрата г. Каменец-Подольский сохранились сведения и о другом армянском дипломате той эпохи Оваинесе Пиотровиче, который называет себя «слугой ясновельможного господина воеводы Саидомирского, гетмана коронного»,"выполняющим важные поручения своего господина, весьма необходимые Речи Посполитой".
Документальные материалы архивов Украины сообщают конкретные данные об армянах, сопровождавших названные посольства в Стамбул в качестве секретарей посольств, переводчиков-толмачей, игравших важную, порой решающую роль в переговорах при султанском дворе. Ими были в начале XVIIв. Ивашко Вартерисович, Сефер Муратович, армянин Томашиз Каменца, львовянин Симон Вартерисович, пользовавшийся большим доверием короля Сигнзмунда III, который поручал ему особо ответственные миссии. В одном из заявлений львовские армяне, обращаясь к Симону Вартерисовичу, говорили:"Ты - наш старейшина, тебе надлежит защищать наши права, нашу религию и церковь армянскую, тебе все пройдет, так

Статья размещена на сайте 29.03.2013

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: