• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Ирина Литновская Грандмастер

Добро должно быть с кулаками? Часть II. Не обидно, но противно.

Надо сказать, что, несмотря на обилие фондов и разнообразие целей, ради которых они были созданы, самым крупным источником финансирования для всех оставался Госдеп США.

Финансирование из США осуществлялось двумя основными путями: путем регрантинга, когда крупный фонд, находящийся, к примеру, в Москве, перераспределяет деньги между региональными организациями на конкурсной основе, и напрямую, через «перевозчиков». Перевозчиками были американские граждане, въезжающие по туристической визе. Деньги находились в специальных поясах, закреплявшихся на поясе человека. До терактов 11 сентября провести через границу таким незатейливым способом можно было любые суммы.

Посольства других стран действовали еще смелей: деньги можно было получить прямо здесь, на их территории.

Благотворительность американцев не была «прикладной» — финансировать детские дома и дома престарелых они отказывались. Насущные проблемы населения их не волновали.

Но получить деньги на какую-либо «поддержку инициатив» или еще что-то очень размытое, трудно поддающееся описанию, было вполне реально не только небольшой некоммерческой организации, но и просто группе граждан, сочувствующих основной идее — отстаиванию своих прав на площадях под прицелом фотокамер.

И в этом деле американцы не скупились. Здраво оценив масштабы нашей страны и бедственное положение населения, они финансировали межрегиональные поездки активистов в целях обмена опытом, оплачивали все расходы, включая проживание и проезд.

Финансовая стратегия была простой до гениальности. К получателям денег не предъявляли жестких требований по финансовой отчетности, достаточно было просто написать, сколько денег и на что ты потратил. Несмотря на то, что деньги по бухгалтерии «не проходили», оригиналов документов, подтверждающих затраты, никто не требовал- хочешь, используй дважды.

Но требования к содержательной части отчетов были куда серьезней. Здесь важную роль играли детали и резонанс проводимых мероприятий. «Благотворители» обожали публикации в местных газетах, тщательно собирали их, составляли фотоальбомы с публичных акций. Приветствовалось издание брошюр по итогам работы, распространение которых среди населения было бесплатным.

Избрав такую тактику, американцы рассчитывали побудить людей проявлять инициативу. Но на деле это привело лишь к тому, что деньги просто — напросто съедались голодными «шпионами», а в содержательных отчетах царствовала Ее Величество Ложь. Полагаю, это и послужило основной причиной «свертывания» подобных «благотворительных» программ. Они не оправдали себя экономически. А не только законодательное урегулирование деятельности некоммерческих организаций в нашей стране способствовало этому.

Стоит ли говорить, что любые действия осуществлялись под флагом Свободы слова и права на эту свободу. Многое происходило под маской заботы о природе, что само по себе являлось очень удачным ходом, поскольку привлекло в ряды сочувствующих тех, кто, действительно, ратовал за чистоту окружающего мира. Среди таких людей абсолютное большинство составляли географы и экологи, т. е. люди, превосходно ориентирующиеся в просторах нашей Родины.

Таким образом, под прикрытием непререкаемых жизненных ценностей, скрывались грубые манипуляции на политической арене. Перефразируя фразу Барона Мюнхгаузена, о том, что все самые большие глупости совершаются с серьезным выражением лица, можно сказать, что самое большое зло на земле сокрыто под маской добродетели. И как тут не вспомнить Д. Багрецова:

Добро должно быть с кулаками,
С хвостом и острыми рогами,
С копытами и с бородой.
Колючей шерстию покрыто,
Огнем дыша, бия копытом,
Оно придет и за тобой!

Однажды мы поняли, во что ввязались. Что все мы, и взрослые, своими выступлениями дестабилизирующее ситуацию, и молодежь, перевозящая деньги непонятного происхождения, и даже американское студенчество, являлись колесиками одного адского механизма, запущенного, чтобы сломать и без того пошатнувшийся государственный строй. Помню, как мы сидели на кухне, обхватив голову руками, и гробовое молчание лишь изредка нарушал чей-нибудь вздох: «ой-йо».

Много лет прошло. И хотя то, о чем здесь говорилось, ни для кого уже не секрет, в душе продолжает нарастать недоброе противоречивое чувство глубокого недоверия к тому, что происходит сейчас. И дело не в том, что всюду мерещатся враги, а в том, что теперь я тонко чувствую, когда меня используют. И те, кто кричит во всю глотку об успехах, о том, как хорошо мы тут все живем. И те, кто, размахивая флагами, призывает лезть на баррикады, свергать действующую власть. И в заботу о моих правах тех, чьи ракеты по-прежнему глядят в мою сторону, я тоже, простите, не верю. И те и другие и третьи не что иное, как манипуляторы наших душ.

С тех пор мы с Дейвом встретились лишь однажды — 10 лет спустя, в Брюсселе. Я стояла в центре города, на Гранд Плас, и вдруг передо мной возникает человек — гора, «косматый геолог», как спела бы «Агата Кристи». «Гора» заключает меня в железные объятия и радостно вопит. Мы целый день болтались по городу, вспоминали давние посиделки, смеялись. На мой прямой вопрос он ответил, что многие его друзья, бывшие в свое время в России, по прошествии лет пришли к такому же выводу, как и мы здесь — нас всех просто использовали. «Мне не обидно, мне противно», — подытожил он.

Вот такая история. О том, как простые люди стали мелкой разменной монетой в чьей-то большой игре. Наверное, так было всегда — любая политическая возня невозможна без массовки. Где правда тут, где моя выдумка, уже и не скажу. Давно это было. И было ли вообще?

Одно знаю точно: у страны, что не помнит своего прошлого, нет будущего.

Потому что, когда мир этот с космической скоростью летит в тартарары, каждому из нас остается лишь одно — помнить. Помнить о том, что твоя голова отвечает за то, куда направляются твои ноги. И никак иначе.

Статья опубликована 3.06.2012
Обновлено 9.09.2014

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: