Виталий Медведь (Doddy)

Ильгиз Ибрагимов, хех, забавно, не видел!

Эльмира Салимова, спасибо

Имира Виленская, принимается! Молчу и улыбаюсь!

Вячеслав Старостин, чувствую, есть проблемы...

Развитое воображение - это здорово, но с некоторыми фантазиями лучше к Фрейду...

Ирина Михайловская, проверено неоднократно!

Вячеслав Озеров, благодарю!

5 декабря 2014 в 14:36 отредактирован 5 декабря 2014 в 14:36

Маргарита Ромашкина, меры безопасности гораздо жестче, чем до аварии и, похоже, вообще жестче, чем за все время существования ЧАЭС. Станция под пристальным контроем МАГАТЭ, ВАО АЭС, ГИЯРУ и просто общественности. Постоянные противоаварийные тренировки, экзамены, проверки.
С недавнего времени дозы на ЧАЭС (эффективная эквивалентная доза) стали измерять не рентгенах–бэрах, а в Зивертах.

Считается, что в нормальных условиях в год человек собирает норму от 1,43 до 10 мЗвВ (усредненная цифра в масштабах всей планеты в год из естественных источников — 2,4 мЗв).

Предельные уровни эффективной дозы внешнего облучения для персонала ГСП ЧАЭС (если упрощенно) — 20 мЗв в год.

Среди моих коллег больше 0,23 сантиЗиверта (это 2,3 милиЗиверта) в год никто не набирает. То есть, мои коллеги и я имеем почти десятикратный запас от предельной нормы. (При этом, в принципе, по нормам можно хапнуть и больше, если в общем за 5 лет наколенное не превысит 100 мЗв ). А значит, можно предположить, что для персонала, который не работает непосредственно вблизи Саркофага (а это подавляющее большинство) опасности нет.

еркин сарсенбаев, существует закон напрямую запрещающий хранить ОЯТ и захоранивать ядерные отходы чужих государств, поэтому такого риска нет.

Люба Мельник, кто в детстве запоминал такие мелочи?
Поправить может только редактор...

Александр Ягольник, спасибо!

Roman Sen'kov, повеселили про Антона

Людмила, меня люди спрашивали, как к нему попасть. Можете поделиться, где его теперь искать?
P.S. Русский то он подучил за это время?

Людмила Сенькова, он разве не уехал на родину?

При этом вкус еды нисколько не меняется