Дарья Верещак Профессионал

Как животные становятся солдатами? Часть 2

Найдя себе помощников на суше и в небе, человек задумался о том, чтобы «призвать в строй» и водных жителей.

Стражами морских глубин были назначены дельфины, тюлени, морские котики.

По некоторым данным первый призов морских жителей состоялся во время Первой Мировой войны в Балаклавской бухте под Севастополем. Тренировкой подводного спецназа руководил (кстати, довольно успешно) дрессировщик Владимир Дуров. Тюлени и сивучи под его руководством научились находить муляжи мин и ставить на них буйки. В планах было расширить ассортимент предоставляемых морскими солдатами услуг. Но до этого, как и до настоящих боевых операций не дошло, так как о морских солдатах узнала немецкая разведка и вскоре все они были отравлены. А потом началась революция, и людям было уже не до тюленей.

Снова вспомнили о подводных бойцах в 60-ых годах американцы. Тюленей, дельфинов и морских котиков тренировали в Сан-Диего. Животных учили цеплять акустические устройства на объекты, находить мины, а также разнообразные затонувшие предметы и маркировать их, а еще — обезвреживать диверсантов. Для этого у подводных солдат имелся целый арсенал — ножи, иглы с прикрепленными к ним ампулами, вмещающими яд, и даже специальные пистолеты. Кроме того, морской спецназ умел срывать с вражеского боевого пловца дыхательный аппарат и выталкивать того на поверхность.

Пробовали американские военные использовать дельфиний народ и в качестве камикадзе, но, удивив гибель своего товарища, потенциальные солдаты-смертники напрочь отказались выполнять приказы, приводящие к подобным последствиям. Сначала дельфинов пробовали переубедить, а потом поняли, что идея с камикадзе окажется слишком дорогостоящей для американского правительства и попытки эти прекратили.

Кстати, на людей с целью убить их дельфины нападали тоже без особого энтузиазма. Правда, во время американо-вьетнамской войны в бухте Камрань действовало два подводных охотника на диверсантов — дельфины Немо и Мао. Так вот, эти морские стражники захватили несколько десятков боевых пловцов, а троих из них, по словам американских военных, даже убили.

Однако специалисты, занимавшиеся подготовкой советских дельфинов-солдат в Севастополе с 1967 года, не спешили принять на веру сведения о дельфинах-убийцах. По их словам, после стычки с человеком, завершившейся для последнего смертельным исходом, дельфин очень сильно переживал, нервничал и вообще не хотел исполнять каких-либо команд.

Видно, не смогли люди полностью искоренить у этих веселых и добродушных животных любви к жизни и к тому же человеку… А вот сорвать с нарушителя дыхательный аппарат, «помочь» ему после этого всплыть на поверхность и отконвоировать на берег прекрасно умели и советские стражи глубин.

Нужно еще сказать, что при схватке дельфина (или другого его подводного коллеги) с человеком шансы на победу очень неравные. Кроме того, что животное находиться в родной стихии, оно обладает еще целым рядом весьма положительных для него физических качеств. А вот бедный боевой пловец лишен опоры и возможности быстро двигаться, да к тому же практически полностью зависит от дыхательной аппаратуры…

В наше время все больше стран прибегает к «услугам» подводных братьев наших меньших, и не всегда в военных целях. Дельфинов, зарекомендовавших себя, кстати, как прекрасных спасателей, научили доставлять работающему водолазу необходимые ему предметы, помогать человеку прокладывать под водой кабель, находить затонувшие суда и делать многие другие полезные вещи. Однако интерес военных к морским животным не угасает.

Хочется рассказать еще об одних невольных помощниках человека в военном деле. Их нельзя назвать солдатами в прямом смысле этого слова, а вот адъютантами — вполне. Речь пойдет о … пчелах.

Когда француз Тейнак в конце XIX века изобрел пчелиную почту, он и представить не мог, что его шутливой затеей успешно воспользуются военные. Дело в том, что у Тейнака был друг, который, как и изобретательный француз, имел пасеку. Разделяло приятелей расстояние около пяти километров, и чтобы не бегать друг к другу каждый раз, когда хочется о чем-то спросить или что-то сказать, пчеловоды решили сделать вот что.

Они обменялись несколькими крылатыми труженицами и держали их запертыми, до тех пор, пока не возникала потребность пообщаться. Тогда на спинку пчелы цеплялась папиросная бумага с лаконичным сообщением. Истосковавшееся насекомое летело домой, а когда залезало в родной улей, послание застревало в предварительно зауженном летке.

Германская разведка каким-то образам прознала об изобретении Тейнака (хотя, на то она и разведка), и его пчелиную почту успешно использовали против его же соотечественников. Когда французы, готовясь к Первой Мировой войне, подтягивали войска к границе, шпионы Германии пересылали через нее крылатых адъютантов.
Пчелы несли на себе сведения о родах французских войск и об их количестве, а послания эти (чтобы враги не догадались) были зашифрованы и представляли собой разноцветные шелковые ниточки.

В наши дни развитых средств связи, казалось бы, потребность в насекомых-разведчиках должна была полностью отпасть, очень уж они ненадежны. Но нет-нет, да и встречается упоминание об использовании мохнатых медоносиц в качестве шпионов. Может это просто газетные утки, а может… стоит осторожней отнестись к жужжащей труженице. Вдруг это государственный агент, спешащий домой с важным посланием?

Статья опубликована 11.08.2009
Обновлено 11.08.2009

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: