Игорь Вадимов Грандмастер

Как работалось программистам в доисторические времена (до эпохи ПЭВМ)? Про машинное время

Что такое «машинное время»? Сегодня, когда многие имеют компьютеры, термин этот уже потерял смысл. В 60−80 годы разговоры о машинном времени, о выходах в ночь, служили своеобразным паролем для «продвинутой» части населения. Кто кому остался должен сколько часов, кто назавтра договорился выйти в ночь, чтобы поработать. Казалось, так будет всегда, в ночь выходили мальчишки-студенты далекого будущего в романах братьев Стругацких.

Как работалось программистам в доисторические времена (до эпохи ПЭВМ)? Про машинное время. Фото: Depositphotos

Программисту выделяли час-два машинного времени пару раз в неделю, завлаб распределял выделенное лаборатории машинное время на будущую неделю и составлял график работы программистов. Некоторые молодые и решительные, чтобы не делить работу на кусочки, просто выходили «в ночь». Если таких решительных оказывалось много — им приходилось договариваться между собой. Кому-то доставалась ночь с понедельника на вторник, кому-то следующая… Все пять рабочих дней, только не выходные.

На выходные машинные залы опечатывали секретчики. Кто его знает — а вдруг программисты решат листовки напечатать и бунт организовать? Секретчики рассматривали ЭВМ как подвид множительной аппаратуры, а уж к оной доступ был не просто ограничен, к ней было вовсе просто так не добраться. Боялись тех самых «листовок». Вдруг да начнут на принтере как на копировальном аппарате их печатать.

Лирическое отступление
Кто такие секретчики? В НИИ существовал т.н. «Первый Отдел». Работали в нем в основном военные отставники («от отставки до могилы — на полставки, в четверть силы»). Они занимались состоянием секретности в данном НИИ. Опечатывали кабинеты, следили за множительной техникой, оформляли секретные допуски работников. Много бухгалтерии, связи с КГБ. Главное в их работе — не допустить, как бы чего не вышло. Секретность той поры в обычных НИИ была похожа на технику безопасности. Сидит в отделе Техники Безопасности бездельник, который дает подписывать журналы об инструктажах, ведет инструктажи раз в полгода — и отвечает в случае, если кто-то получил производственную травму, ну кого-то шарахнуло током или кто-то обжегся. Причем отвечает за это вплоть до уголовной ответственности. А секретчики так же (вплоть до уголовной ответственности), отвечали за всевозможные утечки информации, или «неправильное» использование копировальной техники. В деле они ничего не понимали — посему старались, как могли.

Так вот — про машинное время. Уходя «в ночное», ребята получали ЭВМ в полное свое распоряжение. Запустил, нашел ошибки, исправил, снова запустил, снова исправил — и так, пока, ЭВМ не выдавала почти сразу на принтер перечень ошибок, а начинала считать — и выдавала на принтер результаты расчетов. Одна ночь с ЭВМ часто заменяла недели разовых выходов в дневное время.

Ведь днем нам давали по часу, максимум по два часа времени. К выходу заранее готовились, выписывая команды, как и в каком порядке надо будет исправлять выявленные при прошлом прогоне ошибки. Вышел, внес исправления, запустил, получил спустя время сообщения об ошибках, исправил, запустил… Под конец своего часа распечатал на принтере последние ошибки — и освободил место у ЭВМ. Через пару дней, на следующем выходе все повторялось, пока программа не заработает.

Резко ускорив исправление ошибок, программисты за одну ночь могли сделать работу, на которую, в случае обычной работы днем, они тратили 5−6 заходов, т. е. примерно — до трех недель работы. Ибо количество выходов «на машину» в неделю редко превышало два раза.

Шло время, ЭВМ уменьшались в размерах. Если для БЭСМ-6 на все хозяйство требовался этаж крупного здания, то каких-нибудь ЭВМ серии СМ-ЭВМ (система малых ЭВМ) в одном зале можно было разместить несколько. И на каждой можно было работать одному, а то и двум (!) программистам.

Производство СМ ЭВМ в странах СЭВ развернулось в конце 70х. ЭВМ стало намного больше, их уже начали ставить в больницы, на заводы…

Правда, распределение машинного времени действовало и тут. Машин все еще было мало, а желающих на них поработать — много, да и количество задач увеличилось. Для тех организаций, у которых ЭВМ не было, но они нуждались в инженерных расчетах, существовала система аренды машинного времени. В те годы я работал в тресте городского коммунального хозяйства. Они начали нанимать программистов и подумывали о покупке ЭВМ, ведь им приказали, чтобы расчеты расходомеров они делали раз в год — а не при установке или ремонте раз в несколько лет.

Для расчетов у них был целый отдел расчетчиков, человек 20, производили все необходимые расчеты. Один человек обсчитывал один расходомер за день работы. А теперь количество этих расчетов увеличивалось в разы.

Трест решил нанять программиста, который напишет программу, которая, в свою очередь, будет считать не дни, а секунды.

За несколько месяцев аренды ЭВМ я написал программу на Фортране-4. Расчет с подгонкой длился теперь несколько секунд, печать результатов в двух экземплярах в необходимой форме, длился с полминуты. Ах, какие то были отличные месяцы!

Отдел, в котором я работал, размещался возле станции метро «Выборгская», а машину арендовали в ЛИВТе (Ленинградский Институт инженеров Водного Транспорта), расположенном возле Ленинградского порта. Два раза в неделю, по утвержденному и оплаченному трестом графику аренды машинного времени, я ездил с одного края города на другой край. На двух-трех видах общественного транспорта. Час с лишним езды, потом два часа на СМ-ке — и снова часа полтора на общественном транспорте. По дороге туда или по дороге обратно, там где делал пересадку, обедал в кафе на Литейном или на Невском.

В результате получилась программа, заменившая 20 человек. Да она еще и сэкономила тресту на поверке каждого расчета в Институте Метрологии по 10 рублей (тогдашних рублей, тогда поездка из Москвы в Ленинград стоила 8 рублей).

С появлением персональных ЭВМ смысл понятия «машинное время"потерялся, стало возможно программировать хоть весь день, сидя за своим собственным компом.

Компьютеры стали меньше, потом еще меньше. Сейчас у меня и телефон в кармане — компьютер, и электронная книжка — тоже компьютер. И каждый из них намного мощнее, чем были 40−50 лет назад БЭСМ-6, или ЕС ЭВМ.

А спроси сегодня кого молодого, что такое «машинное время» — так он или не скажет, или предположит, что это насчет аренды какого-нибудь грузового такси. Их тоже на время нанимают.

Статья опубликована 14.12.2017
Обновлено 26.07.2018

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: