Дебютант

Почему для русского человека неприлично ходить к психоаналитику?

Идеи западного общества после крушения железного занавеса, ненавязчиво прокрались в наши умы. И если до 17 года все дружными рядами ходили в церковь и сваливали свои грехи-проблемы на батюшку, а в советские времена рьяно обсуждали свои личные проблемы на парткомах и месткомах, то, начиная с Перестройки, мы остались без государственных утешителей. И теперь, часто тайком от окружающих, мы бегаем к психоаналитику.

Это не удивительно, так как в России все люди свободны и, как оказалось, очень одиноки. В отличие от наших дедушек и бабушек, мам и пап, мы не ставим общественное превыше личного, и в отличие от наших прабабушек не ждем, что нам воздастся за страдание после смерти. Но, в отличие от европейца, русскому человеку сказать: я ходил к психологу, не часть его жизни, а признание того, что со мной что-то не так. У меня очень серьезная проблема. Так почему же для нас поход к психоаналитику — это неприлично?

Отказавшись от религии и идеологии, государство лишилось рычагов давления на общество, и потеряло контроль над воспитанием граждан. И если раньше людей объединяла религия, а потом вера в светлое будущее, то нас с вами ничто не объединяет. От чего мы, воспитанные предыдущими поколениями, и впитавшие с молоком матери, что человек счастлив, только если он «вписался» в нынешнее общество, осознаем свое одиночество. Потому что в нашем обществе новая духовная составляющая еще не сформировалась.

Более того, подсознательно пытаясь ответить на вопрос: «Кто я?», мы терпим неудачу. Так как сам вопрос звучит на самом деле: «Кто я в этом мире (читай обществе)?». И ответ — я бухгалтер, менеджер или предприниматель, нас не устраивает, так как это всего лишь роль, которую мы играем в социуме, но никак не наше «Я». Человек, выбравший религиозный путь — быстро получает ответ на свой вопрос, также как и атеист. Первый знает, что его создал Бог, и Он после смерти ответит на вопрос, кто же такой человек, а второй знает, что он разумное существо, которое износится и уйдет в небытие.

Но остается очень большое количество людей, оставшихся посередине. Они вроде во что-то верят и вроде сомневаются. Как раз для них и существует психоанализ, который предлагает жить и наслаждаться жизнью. А если у вас какая-то проблема, то она не решается — вам предложат смириться. К примеру, если не нравится работа, то вас научат, как ее полюбить. А если вам не везет с противоположным полом, то вам предложат не искать идеал, а поискать в ближайшем окружении. Т. е. вас ненавязчиво адаптируют к обществу, в котором вы живете. Чего и требовалось, вроде бы… Но, как сказал мне один знакомый: если человек захочет всю жизнь любоваться звездами, не один психолог ему не поможет. Так как он не впишется в социум.

Ведь и сами рады жить в обществе, не конфликтуя с ним, и держа в голове поговорку про плевки. Остается только одно «Но». Пытаясь жить как все, мы втайне восторгаемся людьми, которые живут иначе: противопоставляют себя, борются, придумывают что-то вызывающее и новое. И мы догадываемся, что, осознавая себя другими, они не подстраиваются под всех, а берут на себя смелость поставить личное над общественным. И в их случае психоанализ не работает. Если вы сомневаетесь, то представьте себе на приеме у психоаналитика Дали, Кафку или же Да Винчи.

И еще. Человек, воспитанный на русской литературе, всегда ищет нестандартные решения и желает построить свой счастливый мир. Нас воспитали свободомыслящими, имеющими право на свое собственное мнение. А поскольку государство, пока не выработало, новую модель воспитания, то и мы — бесхозные граждане думаем и живем, как хотим. И к психологу нам идти неприлично, — так как понимаем, что он впишет нас в модель западного общества, так как своего мы, такие умные и свободомыслящие, еще не построили. И где-то в глубине души нам стыдно за это

Статья опубликована 25.04.2008
Обновлено 29.04.2008

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: