Алексей Бересклетов Дебютант

Где можно увидеть бобра?

Бобры — сумеречно-ночные животные. Увидеть их в природе большая удача для человека. Ну, для того, чей круг интересов иногда выходит за границы МКАД.

Дом наш расположен неподалеку от русла лесной почти сказочной реки. Разведение огородов в стоящей на отшибе маленькой, Богом забытой деревне как-то не прижилось. Немногие старожилы, да и мы, поселившиеся тут недавно, заняты весь летний сезон кто рыбалкой, кто охотой. Дамы наши несут из леса ягоду и грибы. Я почти всё время, что нахожусь там, провожу на берегу реки. И влечет меня к воде не только любовь к рыбной ловле, а простое желание побыть одному после шумного, пыльного города. Говорить про стада диких оленей и многочисленные семьи хрюкающих кабанов не стану. Не видел. Гадюк весною количество несметное. Это правда. Болота кругом. Гнус в полном составе, от комара до шершня, добавляет гармонии в здешние места.

И бобры. Бобры, которых я не видел тут ни разу. Не видел. Норы их видны только в засуху, или когда спускают воду на плотине. Паводок весенний целыми семьями выгоняет их из подземных домов. И сидят они вдоль берега — бомжуют поневоле. Говорят…

А мне вспоминается такой случай. Жили мы на одном из многочисленных островов озера Селигер. Жильё брезентовое наше стояло в глубине небольшого залива. Это спасало от волн и ветра, кои частенько бушевали на плёсах. Но жили мы там не одни. Повсюду были видны следы этих зубастых трудоголиков. Вечерами, почти в одно и то же время, я чистя пойманную за день рыбу, стал замечать, что как только солнце приближалось к горизонту, по правую сторону от меня — в плавнях, что-то громко плюхалось в воду. А через некоторое время, метрах в ста от берега, можно было увидеть этот «плюх», но уже плывущий по воде. Пытаясь несколько раз догнать его, чтоб разглядеть ближе, я получал в ответ на любопытство удар мощного заднего плавника, круги на воде и разочарование от неудавшейся попытки. Один мой знакомый рассказывал, что видел это чудище очень близко. Это было однажды, когда он, привязав на шесты лодку, одновременно пытался пить водку, ловить рыбу и спать. Но про то, что он видел бобра, я Паше почему-то верю. Не может говорить неправду человек, который так хорошо поёт песню — «Глазёнки карие и желтые ботиночки / зажгли в душе моей пылающий костёр». Ну, это лирика всё.

Гуляя как-то вдоль берега, я вдруг неожиданно понял, что стою на том самом бобровом домике, о которых столько читал в книгах. А выглядел он так. Со склона уходят в водужестко переплетенные между собой осиновые прутья, длиной метра в три, напоминающие приготовленный к зажиганию костёр. Во мне вдруг проснулся мальчишка и я, что было дури, прыгнул на этом шалаше. — Выходи, — говорю, — подлый трус!!! И, о чудо, эта махина загромыхала где-то там внизу и прыгнула в воду. И видно было, как шевелится тростник, пропуская под водой мощное бобровое тело.

Так, что Гринпис может пока спать спокойно. Есть ещё места на земле, где эти твари чувствуют себя, как дома. Имеют наглость селиться вблизи законопослушных, непьющих туристов. Портят деревья ценных пород и, что не исключено, — еще и размножаются.


Обновлено 4.01.2008

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: