Дебютант

"Записки из офисной жизни" сборник юмористический историй

Интриги, сплетни и скандалы пыльной офисной жизни! Крысы, мыши, хомяки и прочие грызуны в штатном расписании.

1. Собеседование. Еще дубль

 — Куда? А где это? Ладно.

Опять на собеседование. Я уже было стала привыкать к вольной безработной жизни. Так тяжко встать в такую рань, как восемь утра.

Блин! Это собеседование опять. Опять тащиться. Опять краситься. Так, слегка намажусь. С волосами надо чего-то делать. Мыть придется. И все из-за этого собеседования. А могла бы лежать себе на кровати и дрыхнуть часов до пяти вечера.

Наконец-то накрасилась, причесалась, оделась. Как же всего много. Бедные женщины, как же им тяжко.

Приехала. Да где эта улица? Ой, бабушка. Бабушка точно знает. Наши отечественные бабки знают все. GOOGL может просто отдыхать, когда наши бабки в сети. Вот этот дом. Зеркало. Волосы дыбом. Челка аля восьмидесятые. Тушь осыпалась, зараза. Ладно, вроде в норме.

-Здрасьте, я на собеседование.

 — В отдел кадров.

 — Где?

 — Соседняя дверь.

 — Здрасьте. Я на собеседование.

 — Проходите. Резюме с собой?

-Вот, — заранее приготовила. Вытащила из сумки еще на улице. Пригладила. Почти не мятое.

Опять все по накатанной. Я бла-бла-бла. Рефлекс, как у собаки Павлова. Все как обычно. Но тут девочка, лет двадцати, представляющая собой целый отдел кадров выдала.

 — Почему уволилась с прошлой работы?

 — Были причины, — кто ж без причин увольняется.

 — Директор домагался?

Народ, что ж за … такое? — Пауза. — Нет, она что ж, совсем не умная?

 — Нет, — скромненько так я под влиянием шока.

 — Пойдемте к директору.

 — Пойдемте.

Директор оказался более адекватным, нежели весь его отдел кадров. Вроде понравилась. Хотя. Эти предположения уже раз двадцать оказывались ложными. Народ, ну возьмите звезду по сходной цене!

На следующий день звонок. Приняли. Отлично!

2. Новая работа

Будни побежали сами собою быстро и обыденно. Вливание в коллектив произошло без сопротивления.

Проработав неделю, пришла к выводу, что работала здесь и раньше. Все как всегда: директор, любовница, подчиненные, сплетни, работа, кофе, чай, обед, кофе, чай и домой. Меня даже поразило то, как легко прошла моя адаптация к новому месту.

С первого же дня я определила всех вокруг себя, все определили меня. Даже люди вокруг меня все те же, что и всегда… зовут только всех по-другому, но это уже мелочи.

Я как всегда главный слушатель. Народ любит сетовать мне на свои проблемы. Сетуют налево и направо. Я слушаю, куда деваться. Если интересно, превращаю чей-то монолог в диалог, а если полная словесная диарея, то просто молчу, думаю о чем-то своем, но для вежливости периодически изрекаю из себя: «Угу! Ага! Да! Уууу!». А если изрекать лень, то просто мотаю головой. А если и мотать лень, то просто сижу молча. Знаете, просто сидение молча, цениться со стороны собеседника куда больше остального. Беседа клеится, одним словом.

Посадили меня в приемной. Не возражаю. Народ ходит мимо. Косит взгляды. Работаю. Народ ждет внимания. Работаю. Народ нервничает, очень хочет внимания. Реагирую. Народ счастлив, несет очередное слово в мой бесценный слуховой аппарат. Главное вовремя включить фильтр, а то мозг засорит основательно.

Вспоминаю знания в области прикладной психологии. Наклоняю голову в сторону, так, слегка. Глаза распахнуты, вроде, как внемлю всему живому. Ладони раскрыты. Милая улыбка. В общем, вспомним собаку, которая так слушает, все понимает, только сказать не может. Думаете, животное что-то понимает, из того, чем ее так загрузили? Ничего! Оно просто сидит правильно, с точки зрения невербального общения. Примерно, как я. Беру пример с братьев наших меньших.

Спроси меня иной раз, о чем говорили мне, или в моем присутствии, не вспомню. Главное, еще никто не догадался спросить! Запоминаю или вступаю в диалог только по делу. Вот и соблюдена корпоративная этика: и народ доволен, и мозг цел.

Работаю второй месяц уже. Время летит незаметно. Со всеми мир… Кроме… конечно, же любовницы директора. Классика жанра!

3. Водитель

Сколько работаю, всегда имею хорошие отношения с водителями.

Это какой-то особенный народ. Люди простые, работящие, отзывчивые, правильные, с налетом романтизма и пылью загадочности русский дорог. Мужики, одним словом!

Хочешь поговорить, отвести душу, поплакаться в жилетку, выругаться на начальство, послать всех на… иди к шоферу, не ошибешься, это тот еще народ! Релакс в кабине служебной машине, и ты снова человек!

На этот раз водителя звали Александр Юрьевич Петров. Все его Петров, Петров, звонко, громко и безаппеляционно. Петров сюда, Петров туда. Он человек с крепкой нервной системой, шофер ведь и не такое видел на наших захламленных от машин, нередко сидящих в этих машинах изумленных голов с полным отсутствием мозговой деятельности, постовых дорожно-патрульной службы с вечно протянутой рукой, перепадов не вменяемой погоды, сюрпризов и загадок дорожного покрытия… В общем, нерв у нашего водилы стальной! К нему и всплакнуть в жилетку можно! А уж причуды начальства и шлеи под хвостом рядовых подчиненных водиле нипочем!

Еду по делам фирмы. Вся такая деловая. Сижу, в окно гляжу. Поправляю волосы, смотрюсь в боковое стекло, изучаю все ли со мной в порядке: тушь на ресницах, за контуры пока не вышла, макияж еще жив, улыбка до ушей. Свобода! Стоит покинуть офис в рабочее время, как чувствуешь себя как хомяк, выбежавший из клетки. Не знаешь куда и кидаться от этой свободы.

Свернула шею в бок. Внимательно изучаю до боли знакомый вид из окна. В рабочее время все кажется каким-то иным и очаровательным. Петров о своем, о наболевшем.

 — Ща все тебе расскажу!

Готовлюсь к серьезному разговору, судя по голосу, беседа основательная.

 — Да в выходные ездили по магазинам. Покупали моей куртку.

Судорожно анализирую слово моей. По моим данным у Петрова жена и две дочери. К кому относится определение моей?

 — Я, знаешь такой человек, пока не найду что надо, не уйду, — после этой фразы Петров взмахивает ладонью с двумя оттопыренными в разные стороны пальцами. — А тут, ну нет ничего. Пошли в другой. А там, понимаешь, фигура нормальная, а низ ну как-бы есть.

 — А, — что еще изречь, пока не знаю, смысл сказанного, мною еще не найден.

 — А тут в один заходим, а там пальто! Мне так понравилось! Меряй! Змея с леопардом, ну как влитая сидит!

 — А! — вроде стала понимать. — Действительно хорошо смотрится?

 — А то! А тут никого нет, контроля. Поехали к Ленке. Вечер уже. Ленка посмотрела. Отлично!

Кто такая Ленка?

 — Взяли мы это пальто! Прям то, что надо! Идеально! Моя довольна. А у меня жена, знаешь не толстая, нормальная, но сзади есть немного. А тут все хорошо!

Теперь смысл вышесказанного до меня дошел. Петров с женой ездили в выходной в магазин. Жена у него не полная, но таз широкий. Все, что мерили не нравилось. В одном магазине увидели пальто из змеи и мехом с расцветкой под ягуара. Дочь, Ленка тоже оценила пальто.

 — Здорово!

 — Сам доволен!

4. Директор

Никодим Иванович, лицо, мозг, глаза, уши, сердце, ну и так далее, нашего предприятия.

Как Никодим Иванович сказал, так тому и быть. А Никодим Иванович поговорить был большой любитель. И за жизнь, и о жизни, и около жизни. Общительный очень уж выдался директор. А я же хороший собеседник. Идеальный!

Слушаю и не перебиваю, только поддакиваю иногда, а то и просто головой киваю. И вот однажды, час киваю, два киваю, три киваю, на четвертом и кивать перестала, шея безнадежно заломила.

На пятом часу от меня вежливо попросили изречь из себя резюме услышанного. Ой! О чем уж это он? Да как всегда об одном и том же! Поселилась в душе нашего батьки однажды заноза, так и вытащить с тех пор он ее никак и не может. Занозой в самом мягком месте нашего стального директора была Аннушка. Рана оказалась глубока и постоянно свербила. Свербение раны сказывалось на подчиненных. На мне в том числе, я же идеальный слушатель.

 — Нет, ты мне скажи свое мнение, сделаю я из нее человека когда-нибудь?

 — А! Нууу! — Нет, конечно. У нее же на лице написано: в черепной коробке вместо центральной нервной системы наспех сваренная и сильно пересоленная каша дружба. — Да, конечно.

 — Когда же будет уже результат?

 — Думаю, ей надо дать шанс. Она еще маленькая, как личность незрелая. Повзрослеет, ошпарится пару раз и повзрослеет. — Да эта швабра только на мойку полов и годится.

 — Нет, она умная. Я вижу в ней потенциал. Энергия бьет из нее ключом!

Энергии, точно, полно, только не в тех местах.

Терада про это затянулась еще часа на два. Даже мой безнадежно не сломимый талант идеального слушателя был сломлен!

5. Злая с утра

Проснулась сегодня злая, как сволочь.

А когда я злая, ко мне лучше и не подходить… никому. Пришла на работу, как всегда раньше всех. Я да уборщица-вахтер. Отлично, есть минут тридцать уединения.

Как всегда одно и то же. Открываю дверь, открываю жалюзи, бросаю сумку на стол. Блин, какая я злая! Включаю переходник, включаю компьютер, достаю зеркало и косметичку. Укладываю прическу, поправляю сдувшийся ветром макияж. Красота! Иду варить этот кофе для этого директора. Он еще придти на работу не успел, а я уже на него злая.

После того, как общественная работа выполнена, делаю себе кофе со сливками. Много кофе и много сливок, почти латте. А вот и мой любименький «паук». Раскину раза два, три, пока я в полном уединении. Успокою свои нервишки. Не сошлось! У-у-у-! Еще разок раскину. Не сошлось. Какая я злая! Еще разок. И нечего было трепыхаться. Вы выиграли и салют. Хотите еще сыграть? Нет.

Открываю консультант плюс. Чего, чего еще прочесть? Горячие документы. Хрень. Хрень. Фигня. Аналитический обзор. Еще кофе. Интересно. Документ недели. Интересненько. А у меня в тумбочке конфеты есть.

Завтра не буду больше столько сладкого уминать. Но сегодня я злая. Можно.

Пришел. Не запылился. Здрасьте. Умный вид. Скорее умный вид. Я сама интеллект. Блин, забыла не хмуриться больше. Эта мимическая морщина у переносицы. Разведем брови в сторону. Так, нос выше. Вот так. Должен быть надменный, ну очень умный вид. Отлично.

Кофе, пожалуйста. Пожалуйста. Да, не ужто моя участь всю жизнь ходить с этим чашками? Блин, разлила. Салфетки кончились. Липко. Какая я злая сегодня. Че я, служанка что ли? Пейте. Не обляпайтесь!

6. Вдохнуть и не дышать!

Суббота. Выходной. Просыпаюсь в семь.

Тут же, не раздумывая, встаю. Сила воли! Иду наводить марофет. У меня сегодня фотосеcсия. Запечатлим таку красоту навечно! Делаю прическу. Словно, художник с кистями и палитрами из теней творю мейкап. На весь свой фейс утрамбовываю слои тоналки и пудры.

Красота! Вот оно свеженькое личико только после сна, так обожаемое рекламами. Глазищи сейчас нарисуем. Тени пяти оттенков, действую строго по правилам нанесения макияжа из умных журналов. Отлично. Поливаю себя туалетной водой. Вот теперь я идеал.

Осталось влезть в платье и не испортить прическу. Губы я целенаправленно еще не красила. Все уже, научена горьким опытом! Ведь обязательно на одежде останутся жирные пятна. А дальше? Выбегаешь с бешенными глазами из ванны, где застирала одежду в комнату сушить и гладить утюгом. А там как назло еще утюгом прожгешь ткань до пятен или дыр.

Так вот, влезаю в свое новенькое, заказанное недавно у портнихи платьице, фасон которого называется банально просто «Вдохнуть и не дышать! Не дышать!». Чтобы в него попасть я не ем два дня. Если кто-то вдруг хочет быстро похудеть, я могу одолжить свой гардероб. Результат будет мгновенным!

7. Письмо

Дорогой, Тиль Швайгер,

спешу сказать тебе БОЛЬШОЕ спасибо! За что?

Сейчас поясню.

Вот уже почти год, как ты являешься моим лучшим собеседником и соучастником на рабочем месте. Если бы не ты, иной раз я бы натворила дел. Вот уже почти год, как ты размещен по центру моего рабочего стола. Черный фон и черно-белая фотка в центре. Очень стильно.

Моя подруга дней суровых, бухгалтер, каждый раз, смотря на мой рабочий стол, пускает слюну и заряжается позитивом, а вот мой директор, улучивший миг, когда я покинула свое рабочее место, рвущийся к пасьянсу Паук, всегда критикует меня. Мол, чего в этом мужике хорошего? Да не в красоте то дело! Да красивый мужик — это вовсе не мужик! В общем, дорогой мой Тиль, очень тебя невзлюбил мой директор. Обижает тебя по-всякому. Но ты не переживай, я тебя в обиду не даю.

Ты идеальный собеседник. Очищу свой рабочий стол, посмотрю тебе в глаза. Общение на уровне мысли. Вот оно идеальное взаимопонимание! А если надоест, открою рабочее окно, и никакого тебе скандала! Одним словом, Тиль, дорогой, у нас с тобой идеальное взаимопонимание. Вот она формула прекрасных отношений между полами — красивый мужик по центу на рабочем столе!

8. На вторых ролях

Никогда не думала, что быть на вторых ролях очень приятно. Вчера мне открылось откровение! В понедельник ровно в одиннадцать часов сорок минут я почувствовала себя женщиной!

Вчера ровно на одиннадцать часов сорок минут было назначено судебное заседание. Я прикатила в зал суда от имени и по поручению. Очередной арбитраж в моей жизни. На первое заседание ответчик не явился.

В надежде, что он не явится и на второе (ведь в пятницу у меня начинается ОТПУСК) подхожу к кабинету № 26. Ну что ты будешь делать! Сидит какой-то экземпляр. Сто процентов ответчик!

Сажусь на стул. Роюсь в папке с бумагами. Это не то. Это назад. Это лишнее. Это убрать в файл.

Где исковое то?

 — Вы из???

 — Да. А вы…

 — Да.

Рассматриваю представителя от имени ответчика. Очень даже приятный мужчина. Располагает.

 — Исковое дайте почитать, пожалуйста.

 — А вы его не видели?

 — Нет. Час назад узнал, что у нас суд.

 — Вот, — мило отдаю единственный экземпляр. — Только в зале суда мне верните.

 — Ага, — упулился в бумагу, читает.

 — А вы на беседу, почему не явились?

 — Это разве уже не первое заседание?

 — Второе.

 — Аааа! На мировую?

 — Условия ваши?

 — Оплата через три месяца. Работаем на государство, а оно, сами знаете, платит плохо.

 — Идет.

Выходит секретарь, берет паспорта.

 — Вы скажите судье, что мы на мировую, — без моего напоминания говорит ответчик. Инициативный.

 — Проходите.

Ответчик первый подходит к двери, открывает ее и держит. Я стою, жду его. Он на меня смотрит. Он что, мне что ли, дверь то открыл? Точно мне. Смотрит, когда я, наконец, решусь войти. Вхожу. Он следом.

 — Здрасьте.

 — Здрасьте.

 — Здрасьте.

 — Садитесь. Вы на мировую?

 — Да, — и дакаю не я. Мужчина взял все в свои руки.

 — Вот бумага пишите, — судья протягивает мне лист бумаги. Я беру и сразу же восстанавливаю в оперативной памяти содержание мирового соглашения. Все, так сказать, по букве закона, в полном соответствии с менталитетом книжного червя.

Ответчик быстренько достал ручку из сумки. Взял у меня бумагу. Сам начал писать. Впервые я пассивный партнер. И где? В зале суда! Чудо!

Подписались.

 — Последствия подписания мирового соглашения сторонам известны?

 — Известны.

 — Слушание дела окончено. Определение будет выслано почтой в течение пяти дней.

 — Спасибо. До свидания.

Подхожу к двери. Он уже там. Открыл, стоит, держит дверь и смотрит на меня. Он мне опять дверь открыл? В полном уме и твердой памяти? Я в шоке! Что, есть еще мужики на земле Русской?

9. А сегодня лето!

Сегодня середина июня. Погода сказка! Я все сижу в своем кабинете. Грустно мне. Света белого не вижу. Пишу, читаю, делаю умный вид, в общем, работаю. А там, за окном красотища! Только в обеденный перерыв выйдешь на улицу, пощуришься, дойдешь до ближайшего магазина, купишь обед и обратно. Вот и все общение с природой.

Сижу уже третий час, разбирая дебри нашего законодательства. И что за манера у нашего законодательного органа написать одно, потом тут же написать другое, а бедный народ ходи потом, судись. Сижу в инете. Читаю заметки. Народ в ужасе! Одни паникуют, другие над теми, кто паникует, подстебывают, третьи, как я, следят с удовольствием за всеми баталиями и копируют на рабочий стол самые лучшие решения, как остаться верным закону и сделать, то, что запланировал. Уже третий день, как я не пью свой любимый кофе со сливками, или же сливки с кофе. Решила взять себя в руки. Вредно для здоровья. Думаю, продержусь только неделю.

Время двенадцать. Обед. Отлично. Собираю быстренько свои вещи. Выбегаю из офиса. Подработка. А как же без нее, да еще в мировой кризис, да еще с такой зарплатой. Подруга риэлтор подкинула. Суть: консультация клиентов и риэлторов. Еду на встречу. Одни пробки. У меня тридцать минут на дорогу туда, тридцать на дорогу обратно и тридцать на консультирование. Подруга ждет, нервничает, настебывает мне по телефону. Еду уже! Приехала.

 — Можно ознакомиться с договором? Нет договора? А это кооператив. — Вот тебе на. Я про кооператив забыла уже. Прошлый век. — Учредительные документы, пожалуйста. — Читаю внимательно. Вид умный и суровый. Закидала девочку напротив всякими вопросами. Держу марку. А какой на мне костюм из дорогого бутика. Он не оставляет народ равнодушным. Сразу видно, что в таком костюме может быть только умный человек. Так вот, продолжаю внимательно изучать документы. Все нормально. Подхожу к покупателю и даю свое заключение, объясняю нюансы. Ух, какая я ж звезда то! Но тут вместо слово кооператив, говорю корпоратив. Ой! Главное в момент собственных ляпов держать лицо умным, а голос внушительно уверенным. Продолжаю в том же духе. Все. Отлично, речь окончена.

Нет, ну это же надо было ляпнуть — корпоратив!:)

10. Ожидание Чуда

Среда. Восемь ноль, ноль. Кофепитие. Все по плану. Я, бухгалтер, да зам. Трындим от души перед началом тяжелого трудового дня. Тема дня — ожидание возвращения из отпуска в Болгарии нашего чудесного незаменимого любимого директора. Вроде как скучаем, тоскуем, ждем.

 — Думаете, когда наш царь вернется?

 — Не знаю. Обещал сегодня, но водителю не звонил.

 — Может, задержится?

 — Пусть в пятницу приедет. Я уже как раз в отпуске буду.

 — Нет. Пусть тогда в понедельник.

 — А что, он сам то, говорил?

 — Мне он говорил в среду, отделу кадров в пятницу.

 — Отдел кадров у нас самый осведомленный.

 — Не факт. Наш директор еще та птица — говорун.

 — Может еще на недельку задержится?

Еще одно блаженное утро в ожидании и тоске по любимому директору прошло удачно, без помех!

11. Мозги. Веки. Чебурашка

Что за день? А ведь сегодня предпраздничный день моего рабочего периода. Сегодня предотпуск! Вот так оно всегда и бывает! Всегда так! Только ты соберешься в отпуск, и на тебе Золушка ведро пшена, да бобов, да розы посади, да поливай, пока не вырастут!

Я выдвинула идею заменить на моей рабочей табличке слово юрисконсульт, в связи с тем, что оно малофункционально и совсем не раскрывает всей сути моих трудовых обязанностей. Поделилась этой мыслью с замом.

 — Я натуральная Золушка. Так и надо написать на этой табличке.

 — Золушка? Так что, меньше принца тебе не предлагать?

Мой предотпуск был капитально испорчен. В тот миг, когда, наконец, оставалось шестьдесят минут до конца рабочего дня пришло оно — ЧУДО! Вернулся таки родимый из отпуска! Ему хорошо, он отдохнул! А у меня это первый отпуск за всю мою рабоче-трудовую жизнь! Первый настоящий! Наконец-то мне не надо сдавать экзамены, ездить на лекции и семинары, зубрить и не спать по ночам! Нет, сказало чудо! Ну, раз чудо сказало, куда ж от него денешься. Завтра мой первый день долгожданного настоящего отпуска я проведу на рабочем месте. Золушка!

От расстройства и от перебирания пшена с бобами, у меня под конец дня жутко разболелась голова. Мне казалось, что моя черепная коробка вот-вот разойдется по швам и зачахший одуревший мозг выберется наружу подышать свежим воздухом.

Наступила ночь перед отпуском. Мозги мои все еще поливают розовые кусты. Сон ни в одном глазу. Пытаюсь справиться с локальной периферической частью своего тела в виде верхнего веку в количестве двух штук. Хоть скотчем ресницы к щекам приклеивай! Закрываю глаза, а они опять открываются. Центральная нервная система в процессе перевозбуждения от вопиющей несправедливости. Предотпуск испорчен окончательно! Пытаюсь закачать в свою центральную нервную систему программу релакса. Колыбельная, говорят, помогает! Какие там слова то? А, знаю подходящую штуку! Вспоминаю забытые слова из глубокой молодости: «Теперь я чебурашка, и каждая дворняшка при встрече лапу сразу подает».

12. Долгожданная!

В народе говорят: «Как мол, хорошо, когда тебя ждут!». Это, наверно, точно неплохо. Однако, когда тебя сильно ждут на работе в дни твоего законного отпуска — это раздражает.

Но наступает все время миг, когда тебе приходится возвращаться к тем, кто нервно жал номер твоего телефона в надежде, что ты, все же, нароешь свою выброшенную надолго из телефона симку.

Сегодня в девять ноль. ноль произошла долгожданная встреча меня с директором. Все поначалу складывалось отлично. Вроде как даже, присутствовали следы радости на лице. Через минут десять все пошло по старому, вроде как, и не расставались надолго.

Дел скопилось до… много. В передышке и переключке от одной глобальной важности к другой, приступила к развитию логического мышления. После отпуска навыки ума оказались сильно поражены — продула пять раз подряд в «Паук»!

В четырнадцать ноль. нол приперлись клиенты. Ооооооочень дотошные! Угробила на них целых два часа бесценного времени, отведенного на тренировку ума и восстановления квалификации в главном труде (Эх, прости, Паук, отвлекли!).

Один из клиентов страдал комплексом неудовлетворенного самолюбия с четырнадцать ноль. ноль и до пятнадцать тридцати. Он всячески намекал мне, делал знаки, задавал наводящие вопросы. Что он хочет, я знала, но нудно и скучно выполняла свои трудовые навыки. Белобрысый метр и семьдесят сантиметров возбужденно таращились на меня своими голубыми глазенками. Из глазенок пеленговала одна фраза: «Ну, догадайся же ты, наконец!». В тринадцать тридцать я расслабилась и удовлетворила мужское самолюбие на все двести процентов.

 — Вы, на юридическом учитесь?

 — Да! Уже на втором курсе! — с поросячим визгом изрек метр семьдесят сантиметров.

Наконец то, успокоился, а то прямо таки утомил глупыми дилетантскими вопросами с подтекстом: «Я, тоже, типа умный!».

13. Прощай отпуск!

Понедельник — день тяжелый. А если, этот понедельник еще и первый день после окончания отпуска… Поднимала свое настроение с утра как только могла. Работала над своим идеальным безупречным образом два с половиной часа.

В пути до крыльца организации меня застал дождик! Ох, как же я его ругала! Так испортить два с половиной часа непосильно труда! Дошла! Захожу в кабинет… На своем рабочем столе нахожу отпечатки игры в пасьянс «Паук» своего ненаглядного директора. Это надо ж было так загадить мой стол! Открываю ящик стола, сую руку и натыкаюсь на грязный заплесневевший стакан когда-то с кофе. Вечное и сильное чувство к руководству увеличивается многократно! Ах, ты … Дорогой наш директор… спасибо тебе! Я уберу все и помою прямо сейчас!

С красными, от сильных чувств к дорогому директору, ушами отмываю свой свински заляпанный стол. Откарябываю своим идеальным маникюром засохший на дне чашки кофе. Вот оно — прекрасное начало рабочей недели!

Захожу в кабинет и бросаю отдраенные чашки на стол. Оттираю свой стол от следов присутствия дорогого директора. Вспоминаю набор слов для релакса нервной системы в трудный жизненный момент.

14. Свадебные похождения бухгалтера

Понедельник. Восемь часов десять минут. Кофе с «Пауком» идут на ура. Явился! Чудо не в настроении. Ну, и ладно, не буду трогать.

 — Где наш бухгалтер? — спрашивает меня тоскливый голос.

Видно из меня собеседник с утра не ахти, а поговорить хочется.

 — Не знаю! — хотя, конечно, предполагаю.

Туча стала еще более мрачной. Видно, скоро грянет гром! А я все так же сижу и пялюсь в монитор, приговаривая: «Нам не страшен серый волк!». Улыбаюсь. Как же сладостно высказывать все в глаза директору. Он, конечно, ничего не слышит, но по выражению моей довольной с ухмылкой физиономии, наверняка, догадывается. Догадывайся!

Восемь часов двадцать минут. Пришествие! Целый бухгалтер к нам пожаловал! Ой! Какие мы довольные, прямо нереально довольные для понедельника! Сомнения подтверждаются быстро.

 — А я сегодня без машины! Пьяная с утра! — лицо потерявшей страх бухгалтерши расплылось в улыбке.

Чудо реагирует неадекватно на явление опоздавшей и сорокоградусной бухгалтерии. Расплылся в довольной улыбке. Куда ж деваться, накопилось за выходные, а поговорить то и не с кем. Юристка такая (не очень хорошая с утра сотрудница) включила программу игнора. Одна отдушина — милая, слегка все же еще окосевшая, но такая довольная и счастливая бухгалтерия, что душа так и радуется, так и льнет к позитиву.

Бухгалтерия до самого обеда прибывает в неадекватно безбашенном состоянии. Юридический отдел весь в моем лице в шоке от бухгалтерии. Пригляделась я к ней поближе. Мама дорогая! На улице осень, конечно, не снег и не мороз, но народ уже изредка похаживает в плащах и сапогах, но наша бухгалтерия сильна и не сломима! В босоножках, с голыми ногами и тоненькой блузке без рукавов. Морозоустойчивая у нас бухгалтерия!

 — А мне жарко! — улыбка до ушей.

Ясно жарко. А то, как же иначе, когда внутри сорок градусов плещутся!

Наступил долгожданный обеденный перерыв. Бухгалтерия испытывала такой неведомый до селе голод, что готова была съесть мини лошадь. В супермаркет, правда, лошадей не завозили сегодня, пришлось обойтись морской капустой. По дороге от офиса до супермаркета и обратно бухгалтер поделилась своими похождениями на очередной свадьбе очередной подруги.

 — Вот это погуляли! Какая свадьба нормальная, да без драки?

 — Кто дрался?

 — Да девчонка там с сестрой подралась! Та сидела, а сестра к мужу покатывала. Она мужа позвала, той ничего не сказала. Просто мужу сказала, что не надо так себя вести. А потом сидим, а та подбегает и ей по роже бьет.

 — Кто по роже?

-Сестра ненормальная!

 — Чья сестра?

 — Да, жениха, — нервничает бухгалтерия, чего это я не врубаюсь.

 — Она к мужу приревновала?

 — Да нет у нее мужа! Это муж подруги был. Сестра жениха к нему стала подкатывать. Подруга ничего той не сказала, а просто мужу своему выговорила. А вот сестра жениха напилась, крышу у нее снесло. Мы с подругой сидели на улице, та выбежала и не с того ни с сего ударила по лицу подругу.

 — Да? — начинаю понимать логику. — А подруга?

 — А подруга развернулась и врезала ненормальной. Тут к ненормальной прибежали ее родители и стали их разнимать. Вся семейка огребла! Мать разнимая, упала на асфальт и сломала обе руки!

 — Вот это семейка придурков!

 — Да! Весело погуляли!

15. В шляпе

Обед. На улице бабье лето. Красотища!

-Теплое будет бабье лето? — обращаюсь я к главному гидрометцентру нашего ООО (заму).

 — Не знаю. Какие бабы, такое и лето.

Жалко сидеть в офисе в такую красотищу. Слышу шевеление в кабинете директора. Надо быстренько отсюда смыться. Дверь в кабинет директора приоткрывается. Хватаю сумку и выбегаю в коридор. Нет меня тут больше! В коридоре сталкиваюсь нос к носу с сыном директора. Здороваюсь и на улицу.

Вечером, за час до конца рабочего дня, организовалась посиделка. Я сижу за столом и пялюсь в монитор. Читаю интересную книжечку в электронной версии. Там такие страсти, такой ажиотаж. Вся ушла с головой ТУДА! Напротив моего стола трындят о чем-то зам и директор. Я не вступаю в разговор. У меня есть дела поважнее. Я вся ТАМ!

 — А вы как считаете? — на «вы» и так очень вежливо вытаскивает меня от ТУДА директор.

Грустно поднимаю голову. О чем они там? Вздыхаю, сказать мне точно нечего. Да, кстати, скучно тут у вас. Перевожу взгляд на экран и читаю дальше, не мигая, как змея.

 — Нас игнорируют, — не может принять царь мой вежливый отсыл.

Я не сдаюсь и пялюсь в монитор пылко и страстно. У меня там кульминация событий. Слеза так и наворачивается на глаза.

 — Нас игнорируют, — жалуется директор. — А ты моего сына сегодня видела? — интересуется царь.

 — Видела.

 — На кого похож?

 — На вас, конечно. Разве есть другие варианты?

 — Нет! Какие еще другие? На меня! А вот дочка — вылитая я. Принесу фотографии. Мое лицо! Круглая! Щеки во! Глазищи! В шляпе!

 — На кого, говоришь, похожа? — переспросил зам.

 — На меня!

 — Круглая, говоришь? Глаза большие?

 — Да!

 — В шляпе?

 — Да!

 — Значит не от тебя! Ты без шляпы! Надо искать того, кто в шапке был!

16. Прямо прямо

На улице морозильная камера. Дышу на свои отмороженные, как у курицы в холодильнике, лапки. Вроде как отогреваюсь. На рабочем месте красотища! Включаю кондишен на тридцать градусов. Горячий кофе. Каааажеееется согреваюсь. На работе запарка. Готовлю кучу документов. Приготовила. Надо бы поехать отвезти всю кучу до места назначения. Где же наш водитель? Где же он, где? Нет водителя! Можно на него не рассчитывать. Впрочем, ситуация обычная!

В кабинет заходит заиндевевший, задумчивый, романтичный, печальный и злой одновременно бухгалтер, как мы его ласково называем — главууууух.

 — Не охота работать! — жалуется главуууух.

 — Поехали со мной, — так вежливо предлагаю я.

 — Поехали! — воодушевляется бухгалтер.

Садимся в автомобиль отечественного производства, у которого обязательно что-нибудь, да не работает. В этот мороз, конечно же, не работала печка! Сажусь своим седалищным органом на обледенелое сидение.

 — Уууууууу!

 — Аааааааа!

Включаем печку. Дует на нас холодный воздух, примораживая и без того свежемороженые части тела. Тронулись. Едем. Вот уже минут сорок, как в пути. О, чудо! Заторможенная отечественная десяточка, наконец, сообразила, что мы просили воздух потеплее. Заработала!

Музон на всю катушку. Сидим поем, выразительно мотая головой и приплясывая губами. На красном, мой чудо бухгалтер, как по команде начинает красить губы и заправлять челку за ухо. Настоящий водила, все уже автоматом!

Выехали на перекресток.

 — Куда дальше? — интересуется бухгалтер.

 — А. Нууууу. Прямо прямо.

 — А потом?

 — А потом, туда, — показываю рукой.

 — А потом прямо прямо?

 — А потом опять прямо прямо! — вот и все дела.

Иду на следующее утро на работу. На перекрестке рядом со мной останавливается машина.

 — Девушка, как проехать на улицу Комсомольскую?

 — Ааааа. Нуууу. А, вон туда, — показываю рукой. — Потом заворачиваете. Едите прямо прямо до моста. Доезжаете до моста. Потом едите вон туда, — показываю рукой, — а потом, опять прямо прямо!

 — Ааааа. Понятно, — тушуется дядечка.

Неужели, я никогда не научусь говорить по-человечески, как куда проехать?

17. Посиделки. Поболталки

Заходит в кабинет зам с красным перцечилийским носом. Хрюкает, шмыгает.

 — И вам, зрасьте!

Шаги по коридору. Дверь открывается. Следом влетает дилектор.

 — Здрасьте.

 — Доброе утро! Как вы… (дорогой зам) … выздоровели? — учтиво интересуется царь.

 — Да, нормально. Все хорошо. Ничего плохого о себе сказать не могу!

Мы с замом переглядываемся и, как, впрочем, и всегда, смеемся.

 — А я болею, — жалостливо стонет царюшка.

 — А я все выходные лечился, — задумчиво и довольно говорит зам. — Брат приезжал, пили!

 — Понятно! Лечился лучшим народным средством!

 — Два дня!

Народ меняется вокруг меня, как вертушка. Ходят и ходят. Ругаются. Надоели. Открываю спасительный «Паук». Одна отдушина!

18. Все! Ухожу!

Ох, это замечательный четверг! Вот он долгожданный день! Увольняюсь! Есть в моем поступке свои плюсы и минусы. Плюс — однозначно прощай невыносимая офисная клетка! Минус — до свидания мои лучшие друзья, мой несравненный усатый зам и бесподобный задумчево-романтичный бухгалтер. Мне вас будет очень не хватать.

Прискакала на работу ни свет ни зоря. Кинула вещички и принялась писать сладостную бумаженцую. Начинаются эти теплые слова так: «Прошу Вас уволить меня по собственному желанию…».

Положила заявление на стол дорогому царю. Жду, когда же, когда же, он придет!

 — Здрасьте! — улыбка до ушей, завязочки срочно.

 — Здрасьте, — так скромненько я, вроде, как подготавливаю.

И пошло и поехало. Ля-ля-ля-ля! Так бесконечно! Пять раз в свой кабинет заходил, а толку то, все равно на стол не смотрел! Пошел второй час моих ожиданий. Когда же, когда? Бестолку!

Да, видно не собирается он ознакомиться с моим заявлением, что ж, подсунем лимончика…

 — Я вам заявление написала. Оно у вас на столе лежит!

Блин, закройся ты рот! Улыбка счастья и радости налезла уже на мои уши. На рабочем столе нет даже поблизости никаких завязок, нет скотча, нет клея, нет лимона. Мне ничего не сможет помочь! Ладно, улыбка, делать нечего, лезь мне на уши!

После шока царь-дирктор пел мне дифирамбы. А уж, сколько прелестей я про себя услышала. Никогда бы про себя такого не подумала. Послушай директора, так я просто суперженщина готовая и ленточкой обернутая. Ну и я!

Бла-бла-бла ЭПИЛОГ

Сколько раз уже я писала одну и ту же «бумажку»! Начинается она всегда со слов: «Прошу уволить меня по собственному желанию…». Каждый раз дрожу от радости, и как в басни: «в зобу дыхание сперло». Может я больная? Может, есть такой диагноз, типа: мания увольнения, бред неподчинения или навязчивое сопротивление?

Симптомы болезни всегда одни и те же. Самый сладостный и желанный рабочий момент — УВОЛЬНЕНИЕ! С какой же любовью и восторгом пишу я каждый раз заявление об увольнении! Руки дрожат, улыбка до ушей, подчерк невообразимо прекрасный! А в голове только одна мысль орет: «Свобода! Свобода! Свобода!».

Самый парадокс в том, что я прекрасный работник (из серии сам себя не похвалишь))). Трудоголики — идеальные работники! Работают с пузырями от усердия! Как моя мама говорит: «Нам хлеба не надо! Нам работу подавай!». Верно! Процесс ради процесса.

Каждый раз увольнение для меня, как дежавю. Не смотря на все мои «вольные» выкрутасы, начальство пытается меня отговорить от столь необдуманного поступка! Им он кажется необдуманным. Они же не знают о моем диагнозе)))

Так вот, я, как ничем не излечимый психолог, отпсихологю и это, наконец! Да, Нормальная Я! Страдаю лишь непомерными амбициями! Серо-пыльная офисная жизнь и подписанный трудовой (рабский) договор не в силах удовлетворить меня по-полной! Придется брать дело в свои хрупкие, но очень цепкие женские руки! Ох, чую, натворю я ДЕЛ!

Статья опубликована 23.11.2013
Обновлено 6.06.2017

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: