Ольга Конодюк Грандмастер

Почему был уничтожен Камерный театр? Любовь и трагедия А. Коонен и А. Таирова.

Когда в 1905 году Алиса Коонен поступала в «школу», а вернее сказать, сценический класс Художественного театра, желающих учиться у самого К. Станиславского было предостаточно. Школы еще как таковой не было (школа -студия при МХТ была создана в годы Второй мировой войны). Для обучения в сценическом классе театр выделял всего несколько вакансий для молодых и способных людей, надеясь, что в дальнейшем воспитанники театра станут играть на его сцене. Юная Алиса сумела покорить сердца экзаменаторов.

После скучной учебы в гимназии, где она успела проявить свой строптивый характер, занятия при театре поначалу показались ей сущим раем. Алиса не пропускала спектакли художественного театра, знала всех актеров, бывала на репетициях. И вдруг как гром среди ясного неба неожиданный вопрос К. Станиславского к своей ученице: «Вы могли бы уйти в монастырь? Театр — тот же монастырь… работа с полной отдачей себя, отречение от многого». Жизнерадостная от природы Коонен задумалась после этого разговора. Неужели она должна от чего — то отказаться в жизни, когда столько интересного вокруг? Алиса Коонен. Хрупкая и нежная. Муза режиссера Александра Таирова.

Впрочем, это ее не испугало, удивила категоричность учителя. Свой выбор она сделала сама, без согласия на то родителей. Позднее в книге воспоминаний Алиса Георгиевна напишет о том, что ей всегда трудно было определить, где кончается театр и начинается жизнь…

Алиса родилась в Москве 17 (5) октября 1889 года, 120 лет назад, в небогатой семье. Ее отец, бельгиец, Георгий Коонен служил судебным поверенным. Мать, певица и музыкант, Алиса Львовна воспитывалась в состоятельной польской семье. После замужества родственники матери разорвали с ней отношения, признав брак с бедным инородцем для семьи позором. Видимо, непокорный нрав матери перешел к дочери, которая с детства мечтала играть на сцене. Мать же, опасаясь за будущее Алисы, вела переговоры со Станиславским, и тот обещал опекать девушку.

Станиславский пестовал своих учеников. В течение 8 лет Алиса переиграла немало ролей. Но основными стали ее Митиль в «Синей Птице» М. Метерлинка, Маша в «Живом трупе» Л. Толстого и Анитра в «Пер Гюнте» Г. Ибсена. После каждого спектакля «Синей Птицы», вспоминала актриса, родные, актеры, друзья радовались как дети, обнимались и целовались. Пьеса шла с большим успехом. Зрители с интересом следили за тем, как главные герои ищут Синюю Птицу счастья. Алисе всегда было свойственно стремление к поиску, ее влекла романтика, она мечтала обогатить «систему» учителя новыми красками, но во МХТ это было невозможно. И тогда актриса решила покинуть этот театр. Александр Таиров.

Свободный театр К. Марджанова, куда пришла Коонен, просуществовал всего год. С первого дня Алиса окунулась в атмосферу праздника. Марджанов стремился соединить в своих спектаклях разные жанры. Его актеры пели, танцевали, исполняли акробатические номера. Это было каким-то чудом, что К. Марджанов уговорил А. Таирова поставить у него «Покрывало Пьеретты» австрийского автора А. Шницлера и китайскую сказку «Желтая кофта», в которых играла Коонен. Свободный театр соединил Алису Коонен и Александра Таирова.

До этой встречи А. Таиров в течение 10 лет играл в разных театрах, ставил спектакли, учился мастерству у В. Мейерхольда, но разочаровавшись в своих исканиях, решил оставить театр. Он собирается стать юристом, оканчивает Петербургский университет. И тут появился К. Марджанов со своими фантастическими идеями нового театра… потом умная и загадочная Алиса Коонен. В 1914 году они стали мужем и женой. В этот же год Таиров открыл свой театр, назвав его Камерным.
А. Коонен в роли Федры.
Шла Первая мировая война, а Таиров репетировал драму индийского автора Калидасы «Сакантула». Коонен в роли Сакантулы, она не играет, а проживает историю трагической любви. Спектакль имел успех, «система» Таирова блестяще воплотилась и в новой постановке — «Фамира Кифаред» по пьесе И. Анненского. Режиссер-новатор мечтал о театре, в котором бы господствовала пластика движений, эмоциональный «язык». Он соединил воедино музыку, литературу, живопись и пространство сцены. Актеры Таирова заново учились владеть телом, обживая необычные декорации, состоящие из тканей, металлических конструкций, даже фанеры.

Следом за «Фамирой» Таиров ставит «Саломею» О. Уайльда. С неменьшим успехом идут спектакли «Жирофле-Жирофля» Ш. Лекокка, «Принцесса Брамбилла» Э. Гофмана, «Федра» Ж. Расина, позднее режиссер обратился к пьесам американского писателя Ю. О Нила. Таиров ставил пьесы зарубежных авторов, потому что в советской драматургии не находил тем, интересных для театра. Но режиссера привлекла классика, он обращается к пьесам А. Островского, А. Чехова. В 1922 году Камерный театр был очень популярен в Москве. Таиров едет с гастролями в Европу. В 1924 году он отметил 10-летний юбилей театра.
Актриса в роли комиссара в "Оптимистической трагедии".
Но постепенно над Таировым начали сгущаться тучи. Спектакль, созданный Таировым на основе оперы А. Бородина «Богатыри», в стилизованной манере, чиновники от культуры раскритиковали в прессе, а режиссера обвинили в искажении русской истории. От режиссера требовали показа современного героя. Позднее он ставил пьесы с советской тематикой известных писателей — С. Корнейчука, К. Паустовского, Г. Мдивани, А. Крона, В. Азарова. Но этот опыт не имел прежнего успеха, за исключением спектакля «Оптимистическая трагедия» по пьесе В. Вишневского.

Идеологи советской культуры в 1937 году к таировскому театру присоединили Реалистический театр Н.Охлопкова. Однако искусственное объединение не принесло ожидаемых перемен. Н. Охлопков ушел из театра. В непростых для всей труппы условиях Таиров поставил спектакль «Мадам Бовари» Г. Флобера, который имел огромный успех у зрителей. Во время Второй мировой войны театр находился в эвакуации в небольшом городе Балхаш, но и там Таиров и Коонен неустанно работают. В 1946 году ЦК партии принял решение, которым ориентировал театры только на показ советских пьес, что никак не вязалось с ярким и эмоциональным творчеством Таирова.
Прощальный спектакль - "Адриенна Лекуврер".
Режиссер, как мог, отстаивал театр, ходил по разным инстанциям, участвовал в заседаниях Комитета по делам искусств, пытаясь спасти свое детище. Но все было напрасно. В мае 1949 года Таирова ознакомили с приказом о его увольнении из театра. В мае того же года театр дал прощальный спектакль «Адриенна Лекуврер» по пьесе Э. Скриба. На сцене Алиса Коонен смеялась и грустила вместе со своей героиней — французской актрисой Адриенной Лекуврер. Спустя месяц Таиров был назначен очередным режиссером театра им. Е. Вахтангова, но был он там вместе с Коонен всего несколько раз. Работы им не предлагали, обещаний на будущее тоже никто не давал.

От советского правительства они получили бумагу, в которой выражалась благодарность за их труд и пожелание уйти на заслуженный отдых. В то время Таирову было почти 65 лет, а Коонен — 59. А в начале августа 1950 года Камерный театр стал называться драматическим театром им. А. Пушкина. Состояние здоровье Таирова ухудшилось. Умер Александр Яковлевич Таиров в больнице им. Соловьева (клиника неврозов) 25 сентября 1950 года.

Алиса Георгиевна пережила супруга на 20 лет, в течение которых занималась концертной деятельностью, которую вел Дом актера. Ее не стало 20 августа 1974 года, в возрасте 85 лет.

Говорили, что у Таирова была только Коонен, а у Коонен — Таиров, а их ребенком был Камерный театр…

Обновлено 26.01.2010
Статья размещена на сайте 8.08.2009

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: