Дмитрий Солнцев Профессионал

Про мое отношение к фашизму

Фашизм как явление интересует меня очень давно. Этимология слова всем, думаю, хорошо известна: от нем. фашион — пучок, объединение, ну, и т. д., если кто подзабыл, можно посмотреть в Википедии. Именно в этом контексте я и хотел бы попытаться проанализировать явление, т. е. шире, чем немецкий национал социализм. Именно фашизм в самом широком смысле.

Объективная положительная сторона фашизма выражается в том, что есть какая-то т.н. группа «своих», которая чаще всего формируется по расовому или национальному признаку. И суть фашизма в том, чтобы заботиться в первую очередь об этих своих, защищать своих, помогать своим. Вполне нормальная, казалось бы, идея. Если кто-то по простоте и наивности думает, что «Американская история Х» — это история о фашистах и фашизме, то он ошибается. Это американский агитплакат «Фашизм — это плохо» для подростков. Там все действие происходит в каком-то пластмассовом мире, где вместо людей куклы — карикатурно-комиксные персонажи, попадающие в ситуации которых никогда не бывает и не может быть в реальной жизни. Действительно замечательный фильм о фашизме — это даже не «Лунопарк» Лунгина (как многие, наверное, поспешили догадаться))) — это фильм Алексея Балабанова «Брат». Это просто какой-то гимн фашизму. Я смотрел этот фильм несчетное количество раз. Почти напрочь лишенный какой бы то ни было рефлексии, он, тем не менее, очень полно характеризует явление.

Совершенно очевидно (для меня, во всяком случае), что 9 из 10 людей читающих этот текст воспринимают слово «фашизм» как слово с негативной окраской. И в этом нет ничего удивительного. Свастика, например, у многих народов древности была символом движения жизни, Солнца, света, благополучия. Т. е. большинство известных ее значений имели (до эпохи нацизма) исключительно положительный характер, но пойдите расскажите об этом еврею пережившему холокост. После того, как свастика стала символом немецкого режима и гитлеровской Германии, ее уже очень тяжело воспринимать как положительный символ. То же самое и с термином «фашизм». Но я сейчас пытаюсь воспринимать его именно как слово нейтральное. Так как мы бы воспринимали его до 1940-го года.

Есть некоторая группа людей, которая готова всеми силами защищать права и свободы своего народа, нации, расы от каких бы то ни было посягательств со стороны чужаков. Но вот тут то и скрывается один из очень распространенных подводных камней, об которые так часто разбивается положительное значение термина. И в фильме «Брат» это явление очень хорошо проиллюстрировано. В сцене, когда два «чурки» издеваются над кондуктором в трамвае акцент (очень сильный акцент) делается именно на национальности хулиганов, не на принадлежности к какой-то социальной прослойке, не на каких-то личностных качествах, не на том, что они бандиты, а именно на их национальности. Герой разбирается с зарвавшимися хамами, и сцена кончается ставшей крылатой фразой: «Не брат ты мне, гнида черножопая». В этой сцене не было бы ничего особенно примечательного (подобные сцены мы можем наблюдать и в уже упомянутой той же «Амереканской истории Х»), если бы не одно НО. Брат нашего героя тоже ведь бандит. Ничем не лучше, а возможно и хуже тех «чурок» в трамвае. Хуже, пожалуй — сдал собственного брата. Но герой прощает брата. Потрясающе трогательная сцена: «Ты что, брат? Ты ж брат мой». И тут мы сталкиваемся, наверное, можно сказать, с неким нравственным парадоксом: с одной стороны, казалось бы, герой поступает несправедливо — прощает брата за преступление куда более серьезное, чем-то, что сотворили «чурки», но, при этом, никаких нравственных претензий к герою быть не может. В первом случае он поступил так, как должен был. Во втором же — лучше, чем должен. Кто сможет обвинить человека в том, что он простил брата? Да, возможно он поступил несправедливо, но он поступил милосердно. А милосердие выше справедливости.

Это, в общем-то, евангельская тема. Виноградарь нанимает работников на виноградник за рубль (или что там у них за валюта) и они работают целый день. Но до конца рабочего дня остается час, а работа не сделана и тогда виноградарь нанимает еще работников, уже за 2 рубля в час. Помните? Приходит время расплаты и люди, проработавшие целый день, начинают роптать, указывая виноградарю на явную несправедливость. На что виноградарь отвечает: «Я же никак не обманул вас. Заплатил вам столько, сколько должен. А им заплатил больше. Так за что же вы обижаетесь на меня? За мою доброту?» Чувство справедливости вступает в противоречие с чувством милосердия. Если бы эти люди смотрели на мир так, как учил Христос: любили бы ближнего как самого себя, то никакого противоречия бы не возникло. Но вся беда в том, что многие люди смотрят на мир с точностью до наоборот: сами готовы получить вдвое меньше, лишь бы сосед получил еще меньше.

Подобные аллюзии поднимают самый известный фильм Балабанова на уровень философской морально-этической притчи. Это, пожалуй, лучший из виденных мною примеров, где четко показано: вот этот человек — он фашист, но ничего плохого в этом, в общем-то, нет.

Теперь рассмотрим, как эту идею можно довести до абсурда. Именно с этой ее модификацией чаще всего и приходится сталкиваться в жизни.

Где-то около года назад смотрел на ютубе много роликов «русских» фашистов. Выступления представителей очень мало отличаются друг от друга. Почти всегда они начинают с того, что как бы опровергают точку зрения, которую никому никогда и в голову бы не пришло им навязывать: «я в первую очередь люблю своих родных и близких, потом свой народ, свою страну и т. д… Почему я должен любить каких то негров больше, чем собственную маму?» Будто бы человек действительно верит в то, что кто-то хочет от него, чтобы он полюбил негра приехавшего на учебу в Москву из Зимбабве больше, чем родную мать. «А своих нужно защищать!» Кто бы спорил? Но в чем эти люди видят защиту?

Ролик одного из руководителей русских фашистов. Толстяк с наглой физиономией, напрочь лишенный какой-либо харизмы вещает: «Я когда услышал про взрывы домов (по одной из версий теракт), просто не выдержал. Я плакал. Я выбежал на улицу и просто ходил по улицам. И тут мне навстречу с местного рынка три чурки…» насколько помню из рассказа, какие-то пацаны. И наш националист начинает их бить. Типа восстанавливает национальную и социальную справедливость.

Кто взорвал дом неизвестно. По большому счету даже неизвестно достоверно действительно ли это был теракт. Даже, если теракт. Кто его совершил? Что за «чурки» шли ему навстречу? Чеченцы, ингуши, азербайджанцы (или вообще негры)? Он и сам не знает. Те люди может быть, похожи на тех, что виновны в теракте не больше, чем корейцы похожи на китайцев. Но наш защитник выбирает какой-то признак, например: ускоглазость, или цвет кожи, или форму носа и всех людей с этим признаком автоматически записывает в преступники.

Казалось бы, нелепость подобных логических построений настолько очевидна, что даже как-то неловко об этом и писать. Капитан очевидность плачет кровавыми слезами. Я и не писал больше года. Но как какая-нибудь новость или новый ролик про фашистов, почти всегда одно и то же. Всегда вместо того, чтобы наказать людей виновных в каком-либо преступлении вина перекладывается на людей совершенно к нему непричастных, порой даже не той национальности, что была у преступников. Что просто не может не привести в итоге к бессмысленной эскалации бессмысленного насилия.

Порой действительно очень удивляешься, когда среди фашистов или антифашистов (многие, наверное, заметили, что в последнее время, граница между ними все больше стирается) встречаются совершенно адекватные, казалось бы, люди.

А чему удивляться? Вот отпинал «национальный герой» каких-то шестнадцатилетних пацанов нерусской национальности и с чувством выполненного долга пошел домой, поделиться радостью победы с сотоварищами в своем ЖЖ. А потом через несколько дней, или недель другие русские пацаны, которым вообще нет дела ни до ДПНИ, ни до политики, видят, как оголтелая толпа черномазых гнид начинает жестоко избивать арматурой русских пацанов, мирно пьющих во дворе водку. Они не знают всей предыстории, с чего все началось. Они видят уже результат. И если пацаны нормальные, а не пидарасы, то вступятся. Им тоже поломают носы, ребра и пальцы, но они будут делать то, что должны — защищать своих. И будут правы. Как и те нерусские парни с арматурой, у которых вообще, нет другого выхода, кроме того, что бы держаться вместе и не давать в обиду своих. Потому, что они в чужой стране, и часто бывает так, что защитить их, кроме них самих просто больше некому.

И как вот этим людям, среди которых далеко не все идиоты, потом объяснить, что им нужно было собраться вместе и дать пизды тому толстому мудаку? И задать ему ряд вопросов: 1) на каком основании этот странный толстый человек с еврейской фамилией (это не намек антисемитизм, но у него действительно странная фамилия (да и внешность) для русского националиста — Вайсберг какой-то) занимается межнациональным троллингом? 2) действительно ли он такой идиот, каким пытается казаться? 3) и как, занимаясь подобной хуйней ему удается поддерживать вес в 120 кг? 4) может быть, кто-то оплачивает эту деятельность?

Тут тяжело что-то говорить с уверенностью, но иногда (даже часто) действительно создается впечатление, что все эти странные несоответствия не просто совпадения. Не знаю, как кому, а мне действительно иногда трудно бывает поверить в то, что человек может быть настолько глуп. Может быть, действительно кому-то просто выгодно показать русского националиста в таком неприглядном свете? Современный русский богатырь Данила Багров — это кино, выдумка режиссера, а реальность она вот она — на ютубе.

Длинный пост. Вряд ли его кто-то до конца дочитает. Ничего страшного. Я его больше для себя писал. Но если все-таки найдутся такие, то хотел бы подытожить. Понятно, что вокруг нас полно вещей и явлений, которые совершенно непонятно какой мерой мерять, что полностью избавиться от субъективности в суждениях может быть и невозможно, четкого какого-то критерия отделяющего истину от лжи нет, но, тем не менее, есть какие-то постулаты от которых стоит отталкиваться.

Я не утверждаю, что все национальности и расы равны. Не равны. Отличаются уймой факторов. Менталитетом, физическими данными, складом ума. Но я утверждаю, что в каждой нации есть люди хорошие и не очень, и есть преступники. И что бы вы мне не говорили, У ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕТ НАЦИОНАЛЬНОСТИ. Если человек этого не понимает, я не могу считать этого человека адекватным. Этот человек больной и его нужно лечить.

И когда человек называющий себя русским патриотом, потрясая бородой на фоне иконы божьей матери задается к публике вопросом: «Почему я должен жалеть убитую таджикскую девочку больше, чем русских, которые умерли от наркотиков?» я не могу считать его человеком адекватным. Я не могу считать его ни русским, ни патриотом. Откуда эта торгашеская психология? Почему эти странные люди всегда пытаются взвесить, чья жизнь дороже? Какой мерой можно измерить чужую жизнь? Продавать наркотики детям — преступление, убивать девочек — преступление. И не важно русские они или таджикские. Прежде всего — это был человек, потом ребенок, а уже потом русская или таджичка. И даже если отец этой девочки был преступник, это ничего не меняет. Убийцы и люди, которые не в состоянии осознать этих простых истин, опасны для общества. От общества их по возможности нужно изолировать.

Статья опубликована 12.12.2009
Обновлено 6.06.2017

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: