Леонид Исаев

  • Леонид Исаев
    • Статус
    • Дебютант
    • Рейтинг
    • 13

Последние комментарии

Марианна Власова, то, что я написал о норвежцах, не желающих смерти для убийцы своих детей - констатация факта и к национальной розни не имеет никакого отношения. То же самое я скажу и о представителе любой нации, кто думает об убийце своего ребенка точно так же. А Брейвик в Осло и, особенно, на острове Утойя, не определял, норвежец перед ним или гастарбайтер, а убивал всех подряд. Другой вопрос, что на преступление он пошел, чтобы привлечь внимание к проблеме засилья мигрантов, что ни капельки его не оправдывает. Но то, что в результате устроенной вакханалии он будет до конца жизни кататься как сыр в масле - диагноз европейской правовой системе - эту точку зрения я готов отстаивать где угодно.

Почему демагогический? Я спросил про конкретных убийц, которые никак не могут стать жертвами страшной судебной ошибки. Их вина очевидна и неоспорима. Сравнение с родственниками некорректно: выродки, про которых я писал, Вам не родственники.

Вот именно! При любой дестабилизации политической обстановки пожизненники могут стать мощной силовой поддержкой для тех, кто борется за власть в России.

Дарья Иванова, когда Чикатило убивал, технических возможностей для розыска преступников было гораздо меньше, поэтому и уверенности в своей безнаказанности у него было больше. Если бы он жил сейчас и была смертная казнь - большой вопрос, начал бы он совершать убийства, зная, что во многих электричках и на всех вокзалах стоят камеры видеонаблюдения и есть анализ ДНК, способный определить личность человека с вероятностью 99,99%, достаточно одного волоса или капли крови. Инстинкт самосохранения никто не отменял и у очень многих потенциальных убийц он сработает. Никто не узнает, у скольких из них и у кого именно, потому что несостоявшиеся убийцы не любят рассказывать о том, что они из страха расстрела передумали. Мы знаем только о тех, кто не передумал. Но их должна исправлять только пуля.

Евгения Комарова, тех отморозков, кого не остановит страх смерти, должна останавливать сама смерть от рук государства. Конечно, убитых это не вернет, но для его близких такая развязка будет более справедливой, чем жизнь за решеткой.