Подкаст
Ольга Ситникова Мастер

Поймет ли вас собака-иностранка?

«Пия, ко мне! Come here! Get back, get back! Вернись, бестолочь! Не видишь — машина едет!!!» Примерно так я вопила на берегу Северного моря английскому пойнтеру, рожденному и воспитанному в Норвегии. Причем, воспитание собака получила «высшее охотничье». Сей «диплом» предполагал, что любой приказ рабочий охотничий пойнтер должен воспринимать мгновенно и выполнять беспрекословно.

Но наша с Пией беда заключалась в том, что она-то являлась «подданной» Королевства Норвегии, а я — приезжей из Беларуси. Пия «говорила» исключительно на норвежском (несмотря на британское происхождение породы), я же — на русском и английском. Что, собственно, для собаки означало ни на каком. Мои вопли, вероятно, воспринимались ею примерно так же, как нами воспринимается «пустой» собачий лай: пес лает — ветер носит.

Считая себя довольно «подкованной» собачницей со стажем, я и представить не могла, что ситуация с языковым барьером актуальна и в этом деле. Почему-то казалось, что именно с собачьей братией можно общаться где угодно, интуитивно полагаясь исключительно на эмоциональную окраску голоса и жесты. И от того верилось, что общение все равно будет двухсторонним и, главное, эффективным.

Как оказалось, иноземные собаки испытывают те же коммуникативные проблемы, что и люди-иностранцы (в чем мне и пришлось убедиться). Иногда подобное непонимание перерастает даже в серьезный общенациональный вопрос. Не так давно в новостном интернете мелькнула заметка о том, что британская полиция начала привлекать для службы в локальных кинологических рядах неместных собак, рекрутируя их из Словакии, Голландии и Бельгии. На сегодняшний день в Йоркширском отделении, например, восемь из сорока восьми служебных псов — иностранцы.

Одними из первых в Объединенном Королевстве появились хвостатые новобранцы из Словакии. Хозяев-земляков к привезенным собакам не прилагалось (вероятно, из экономических соображений — зачем полиции лишние инвестиции?). Поэтому проблема коммуникации остро встала с первых же дней. Псы-словаки высокомерно игнорировали представителей британского правопорядка, равно как и все приказы на английском. Чтобы поправить дело, пришлось нескольким Бобби спешно собраться в дорогу и провести пару дней вдали от родного дома — чужой язык подучить и, заодно, нанять подходящего переводчика (для перманентной лингвистической поддержки нового проекта в Британии).

Ни много, ни мало — 14 недель потребовалось на «притирку» иностранных псов и местных полицейских. В результате, родился единственно возможный компромисс. Команды сейчас отдаются собакам на двух языках — вначале на «родном», затем на английском. Но британцы, все же, продолжают лелеять мечту о том, как однажды один из языков (понятно какой) незаметно исчезнет из командного кода. Вот тогда все вздохнут спокойно и поставят точку в этом эксперименте.

Похоже, что проблема коммуникации людей и собак с каждым годом приобретает все более и более интернациональный характер. Вероятно, в первую очередь, от того, что растет и ширится трансконтинентальный «собакообмен». Иначе кому бы пришла в голову идея написать такой «серьезный» бестселлер как «Научите свою собаку иностранному языку» («Teach Your Dog a Foreign Language, Complete Dog’s Guide to Russian, German, Japanese, Spanish and Italian», 2007, ISBN 978−1-60458−075−4, by Maya S. White)?

В пресс-релизе, выпущенном в ноябре 2007 года, говорится, что на создание сего труда Майю Уайт вдохновил ее пес Норик, «владевший» тремя языками — русским, белорусским и немецким. Автор считает, что это не предел собачьих возможностей и предлагает расширить лингвистический перечень — обучить четвероногих питомцев еще и японскому, испанскому и итальянскому. Стоит также заметить, что предметом особой гордости издателей является факт одобрения книги легендарной системой «К-9» (стандартизированный курс для тренировки собак; собаки-полицейские, прошедшие спецподготовку и зачисленные на действительную службу, так и называются — «К-9»).

Решив собственными глазами убедиться в заинтересованности «К-9», я отправилась на официальные сайты спецдепартаментов США. Все верно. Американская полиция даже и не скрывает, что европейскими собаками она интересуется больше, чем представителями служебных пород местного происхождения (у европейцев и генотип «чище», и обходятся они гораздо дешевле). Американские тренеры «К-9» регулярно объезжают европейские питомники — отбирают подходящих для службы кандидатов. Так на главных страницах полицейских сайтов появляются фотографии с комментариями типа: «Это офицер Келлихер и его „К-9“ восточно-европейская овчарка Буфф. Буфф — тактическая патрульная собака. В ее обязанности входит поиск опасных подозреваемых, задержание преступников, а также оказание поисково-розыскной поддержки командам спецподразделения S.W.A.T. Пять лет назад Буфф был вывезен из Голландии».

Что ж, кажется, «собакооборот» в мире действительно «крепчает». Но, похоже, пока только в рамках специфичной программы «К-9». Так что, отправляясь в заморские страны, уточните, на всякий случай, как будут звучать на языке аборигенов простейшие команды типа «Иди-сюда-хороший-я-тя-ща-поглажу…» или «Пшел-пшел-вон-страшный!».

Обновлено 13.12.2007
Статья размещена на сайте 12.12.2007

Комментарии (24):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: